15 рынков на сундук мертвеца

24 августа 2001 в 00:00, просмотров: 324

Не так давно рынков в столице было 224, теперь — 174. Процесс закрытий и реорганизаций стремительно продолжается, и в первую очередь под пресс попадают привычные москвичам мелкооптовые торжища. На смену им идут более дорогие торговые комплексы, сети таких же “дешевых” супермаркетов, а также рынки “правильные” — чистые и честные.

На роль образцовых претендуют и 15 оставшихся в живых еще с застойных времен государственных сельскохозяйственных рынков. Но могут ли они служить эталоном рыночной торговли? И насколько они востребованы теми самыми москвичами, которых так хотят осчастливить власти?

Это решил выяснить “МК”, составив рейтинг столичных государственных рынков.

Оговоримся сразу: мы не собирались изучать финансово-отчетные ведомости и выяснять цифры товарооборота. Нас интересовали чисто потребительские вопросы: цены (см. таблицы), чистота и отношение продавцов к покупателю. В отличие от мелкооптовых палаток, пахнущих по жаре всем чем угодно, только не едой, на государственных рынках царит аромат цветов и пряностей. Словом, рынки выглядят довольно пристойно. Остаются частности в картинках с натуры, сделанные мной на каждом торжище. Они — в алфавитном порядке.

БАСМАННЫЙ. Свободных прилавков здесь нет. Одной картошки — сортов шесть. Изобилие продуктов ведет к некоторым нарушениям разработанного рыночного регламента. Медом торгуют не в специально отведенном секторе, а рядом с подсолнечным маслом. И всем бы хорош был рынок, если бы не кошки, с энтузиазмом объедающие остатки мяса со свисающей с крюка скотской туши. Так что покупателям поневоле приходится делить трапезу с животными, которых никакая санэпидстанция, конечно, не проверяла.

ВЕЛОЗАВОДСКИЙ. На верхних ступеньках лестницы, перед дверями в торговый зал, посетителей встречают сверкающие “контрольные весы”. Покупатели не спешат ими пользоваться, как, впрочем, не спешат и в торговый зал: снаружи те же помидоры, что и внутри, чуть ли не в три раза дешевле. Продавцы отсутствием ажиотажа не удручены, и свой товар расхваливают полусонно.

ВЫХИНСКИЙ. Близость к станции электрички сыграла с рынком злую шутку: воздух пахнет мочой и соседней мелкооптовкой. Несанкционированные торговцы примостились у рыночной оградки прямо под вывеской “Штраф за торговлю 200 рублей”. Относительную чистоту и вежливое обслуживание Выхинский рынок умудряется сохранить только потому, что львиную долю клиентов принимает на себя та же мелкооптовка.

ДАНИЛОВСКИЙ. Разреженные мясные ряды и наполовину пустые овощные. Весь “сад-огород” расположился на свежем воздухе, и уж, конечно, не по 60 рублей за килограмм помидоров. “Внутрирыночные” продавцы называют свои высокие цены с аристократической гордостью и торгуются неохотно.

     ИЗМАЙЛОВСКИЙ. Несмотря на то что в десяти минутах ходьбы от рынка расположилась “Измайловская ярмарка”, местное население предпочитает отовариваться здесь: цены терпимые, атмосфера доброжелательная.

КОПТЕВСКИЙ. Один из трех государственных “не крытых” рынков. Мясо и рыба продаются в павильончиках, все остальное — на свежем воздухе. Утопичность распоряжения мэра от 28.10.99 г. “...исключить нахождение... автотранспорта на территории рынка в период его работы” подтверждают машины, втиснувшиеся между рядов с пряностями и сухофруктами. С машин торгуют носками и матрасами. Продают разливное молоко из цистерны. Предписанный другим постановлением “шланг из пищевой резины” к цистерне приделан, а вот “пломбу производителей на люке” я углядеть не смог. Цены небольшие. Правда, торговка зеленью, посчитав один пучок несколько раз, легко и элегантно обула меня рублей на десять.

КУНЦЕВСКИЙ. Один на весь Западный округ. Реконструируется сейчас на глазах — рядом с мясными рядами рабочие рассыпают цемент и что-то строят. Зато только на этом рынке покупателю не надо просить показать справки из ветеринарной лаборатории — они прикреплены к каждым весам. В самом здании рынка без труда можно вальсировать, а вот снаружи высока вероятность того, что в грандиозной толчее вам переедут ногу какой-нибудь тележкой. Хотя цены на овощи и в стенах рынка, и за ними примерно одинаковые.

ЛЕНИНГРАДСКИЙ. В непосредственной близости от рынка для малообеспеченных граждан работает ярмарка, для состоятельных — большой супермаркет, а сам Ленинградский рынок совмещает “комфорт” первой и цены второго. Поговорить с представителями социального слоя, предпочитающих именно такой торговый сервис, мне не удалось — в середине субботнего дня я был, кажется... единственным посетителем. Зато продавцы начинали расхваливать товар, едва меня завидев, а по мере моего удаления от прилавка сбавляли цену чуть ли не вполовину.

ЛЕФОРТОВСКИЙ. Без особых переделок может работать как молодежный данс-клуб. Интерьер позволяет: нависающая под потолком арматура, массивные светильники на четыре фонаря каждый. Практически все фонари разбиты, треть прилавков пустует, а в мясных рядах даже колоды для рубки задвинуты в угол за ненадобностью. Народу чуть, и продавцы торгуются с отчаянной щедростью.

ЛЮБЛИНСКИЙ. Ему больше всего подходит определение: маленький, но емкий. Представлен весь рыночный ассортимент. Внутри покупателей примерно столько же, сколько и снаружи, цены тоже особо не различаются.

ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ. Расположен на открытом воздухе, что означает низкие цены и большое число покупателей. Возвышающийся рядом памятник архитектуры — старообрядческая церковь — стимулирует у продавцов творческую жилку. Над лотками с пирожными вывешено объявление: “Осторожно! Осы (мазохистки) срываются с цепи и жалят безжалостно!” Любителей омлета призывает плакат: “С яйцами — лучше”. В магазине с веселым названием “Последний ужин” продают средства от крыс и тараканов. Здесь, кстати, самый дешевый туалет в городе — 2 рубля за вход. Обстановка внутри соответствует заплаченным деньгам.

РИЖСКИЙ. Прирыночной торговли здесь нет, зато сидят нищие и бродят сумасшедшие — вокзал-то рядом. Рядом с цветами висят пучки сухой воблы. Весь остальной товар гигиеническим нормам соответствует, что, впрочем, не способствует наплыву покупателей. Измученные жарой и бездельем продавцы смотрят криво и цены называют сквозь зубы.

СЕВЕРНЫЙ. С потолка над мясными рядами свисают многочисленные лампочки и огромный плакат: “Торговля шашлыками запрещена”. Зато некая бабушка приторговывает “молодым вином”. Продавцы доброжелательны. Но здесь мне была предъявлена самая старая справка о годности мяса — четырехдневной давности. Если постараться, можно обнаружить следы работы уборщицы.

ЦАРИЦЫНСКИЙ. Объявление на дверях рынка: “Всем! В Москве проводится конкурс на лучший рынок. Надеемся, вы поддержите нас в стремлении быть лучше”. Стремление быть лучше налицо. Много красочных схем и планов. Каждое торговое место укомплектовано новой номерной табличкой с телефонами управы, СЭС и еще нескольких организаций. Под огромной вывеской “Молоко”, правда, продают сало, но это, так, частности. Жаль, мало кто видит эту красоту. И продавцов, и покупателей здесь немного.

ЯРОСЛАВСКИЙ. Рынок старого колхозного облика. И внешним видом, и внутренним антуражем напоминает большинство рынков российской глубинки. На высоте сантиметров десяти от пола с внешней стороны прилавка укреплены железные поручни, на которые поставлены свиные головы и лотки с субпродуктом. Тут же бродит пес с шерстью, свалявшейся в косы, как у молодежного певца Децла. Летающих мух, кажется, очень забавляет развешанная среди мясных туш липкая лента.

В результате многодневного обхода корреспондентом “МК” всех 15 вышеперечисленных торговых точек мы составили этот рейтинг.

Он, конечно, не претендует на 100-процентную объективность. Но твердо можно сказать, что если дела так пойдут и дальше, государственные рынки ждет медленная, но верная смерть.

Народ идет мимо рыночных дверей к более дешевым дарам природы, разложенным по соседству. Государственные рынки расположены очень неравномерно и всю Москву не покрывают. Последний факт тем более важен, что свежее мясо и живую рыбу лучше покупать именно здесь, с гарантией ветсанэкспертизы. И желание забежать на рынок за свежим мясом будет расти по мере исчезновения мелкооптовых продаж куриных окорочков и прочей отмороженной еды. Желание, однако, желанием, но многие ли москвичи, прикинув расстояние до рынка или похлопав себя по карману, захотят воплотить его в жизнь?



    Партнеры