Союз бутика и подвала

25 августа 2001 в 00:00, просмотров: 401

Дилемма, что делает “погоду”: высокая мода или улица, в дизайнерском мире так же актуальна, как вопрос первичности яйца и курицы. С одной стороны, улица то и дело подхватывает идеи с подиумов, но с другой, и мир от кутюр пристально следит за тем, что происходит в “низких атмосферах”. А сколько именитых дизайнеров шагнули на подиумы прямо с улиц. Взять ту же Вивьен Вествуд, которая до сих пор утверждает, что люди, которые одеваются в соответствии с советами модных журналов, скучны и неинтересны.На самом деле haute couture и streetwear идут по миру моды бок о бок. Сегодня не модно с ног до головы одеваться в дорогих бутиках. Даже самые консервативные дизайнеры сейчас соглашаются: для того чтобы выглядеть стильно, необязательно тратить кучу денег. А самые заядлые модники отправляются в секонд-хэнды, на блошиные рынки или к малоизвестным модельерам — чтобы подобрать к своим дорогущим дизайнерским юбкам или брюкам “интересную блузку”. И именно это считается теперь высшим пилотажем.
Как есть дизайнеры, трудящиеся на ниве Высокой моды, так и уличная мода имеет свой “штат модельеров”. Они есть в любой столице — будь то Лондон, Париж или Москва. Их чаще всего знает только узкий круг посвященных, но именно они — некоронованные короли улицы. У них одеваются те, кто не боится экспериментов и стремится выглядеть не как все.

И если в Высокой моде все подчинено строгим законам, и даже ткань, из которой шьют коллекции, заказывают загодя — на специальных выставках, то в уличной моде вещи создаются стихийно. В ход идут: сиюминутное озарение плюс “мех чебурашки”, кожаные обрезки, парашютный шелк и даже бракованная ткань с дырами и обрезки шерстяных ниток. Принцип “голь на выдумки хитра” приветствуется.

Чебурашка против норки

Александр Ваютин, дизайнер:

— Несколько лет назад никакой альтернативной моды в Москве, считай, и не было. Нестандартные молодежные вещи продавали главным образом в двух магазинах-монополистах.

Первое, что мы стали шить, — меховые сумки, ушанки и куртки из “страшного меха”. Дефицит материалов и тканей заставлял напрягать мозги: мы красили мех во все немыслимые цвета, шили платья с дырками (ткань была бракованная, и вместо того, чтобы ставить заплаты, мы решили оставить дыры как есть, только “украсили” их “естественной” бахромой).

В общем, вещи получались довольно экстремальные, и мы отдавали их на реализацию в один из тех самых “магазинов-монополистов”. И народ начал “клевать”. С одной шубой вообще приключилась целая история. Перед Новым годом магазин одолжил ее на прокат MTVшникам, для съемок. Я об этом ничего не знал, мне случайно кто-то из знакомых рассказал: мол, видел по телевизору шубу — один к одному твоя. На следующий день прихожу в магазин — шубы нет. “Ее купили, мы забыли тебе сказать. Приходи за деньгами завтра”, — начал оправдываться хозяин магазина. Я целую неделю “ходил за деньгами” и все время слышал: “Приходи завтра”. В итоге денег не дали, а шубу вернули — всю дырявую. Факт — вещь пропала. Ее, наверное, все MTV перемерило.

Липовая бирка для богемы

С одной стороны, уличная мода канонам Высокой моды не следует и живет по своим собственным законам. С другой — каким бы независимым и самобытным ни был молодой дизайнер, шьет-то он не костюмы для музейных экспонатов, а одежду для реальных людей. Говоря проще, вещи должны покупать.

Так вот, законы “продвижения товара в народ” в альтернативной моде не сравнимы ни с чем. Никакой тебе рекламы, никакой “маркетинговой компании” — все отдано на волю случая и подчинено настроениям покупателя.


Несколько лет назад одна малоизвестная лондонская фирма в порядке эксперимента стала приторговывать вещичками в стиле милитари. Кителя и тяжелые брюки цвета хаки пришлись по душе прогрессивной части лондонской молодежи. Через какое-то время начался бум на милитари, а фирма из подпольной превратилась в престижную и дорогую. В Москве товар до своего покупателя доходит еще более причудливыми путями.

Александр Ваютин: “В прошлом году ко мне зашла одна знакомая (известная девушка с телевидения), которая только что приехала из Парижа. Она с ног до головы была “в цветах”: в “цветочном” платье, с сережками-цветками и даже с сумочкой в форме цветка. И стала сразу оправдываться: “Сейчас там настоящий бум на цветы”. Мы воодушевились и тут же нашили “цветочных” вещей. Так их никто не покупал! Зато спустя какое-то время, когда наши челноки понавезли из Турции и Китая копеечных нарядов с той же цветочной темой, стала расходиться и моя коллекция.

Год назад я сшил несколько красных вещей — их никто не покупал. Потом все модные журналы написали, что красное — модно, и старая коллекция разлетелась на ура.

Когда мы начинали, богемная тусовка западала только на импортную одежду. И мы нашили ярлыки — “made in England”. Случалось, одни и те же наши вещи в двух разных магазинах продавали с бирками “made in England” — в одном, “made in Italy” — в другом”.

Первопроходцы, или Кто это носит

Вы думаете, одежду малоизвестных фирм и неподиумных дизайнеров носят только маргиналы или нищие студенты? Ошибаетесь, первопроходцы уличной антимоды — как раз богема. Молодые (и не очень) актеры, известные журналисты — они не боятся выглядеть смешно или бедно одетыми. Именно потому, что они отнюдь не бедны.

Александр Ваютин: “Многие, правда, не решаются покупать экстремальную одежду. Они могут мерить, фотографироваться в ней, но потом вешают обратно. Так что 50% покупателей подобной одежды — люди “свои”. Нередко я натыкаюсь на своих клиентов, когда включаю телевизор. Например, солистка из “Демо” в нашем свитере снялась аж в двух клипах. А как-то увидел в нашей одежде Чулпан Хаматову и Амалию Мордвинову.

Смешной случай приключился с Еленой Пресняковой. Она однажды к нам зашла и удивилась: “Ничего себе! Это вы все подделываете? У меня есть точно такое же, только английское, я это покупала в...”. И назвала тот магазин, куда мы отдавали свои вещи”.

Все дороги ведут в бутик?

Неповторимая Вивьен Вествуд тоже слыла “королевой панков”: носила школьные платья с красными колготами, шила одежду из резины и юбки швами наружу. Но потом уличная царица превратилась в одного из самых дорогих дизайнеров мира. А к концу 90-х она вообще отвернулась от уличной эстетики и обратилась к элегантности. Нет, ее вещи по-прежнему неповторимы, индивидуальны и ни на что не похожи. Но цены... Ее бутики — из самых дорогих. И при всем восхищении назвать старушку Вивьен “королевой авангарда” ныне не поворачивается язык.

Александр Ваютин: “Иногда приходится идти на компромиссы. Например, шить черные вещи, потому что этот цвет у нас по-прежнему очень любят. Мне сейчас хотелось бы сделать что-то зеленое. Но чтобы покупатель, даже самый продвинутый, принял зеленые вещи, должно пройти какое-то время.

Потом, у нас своеобразное отношение к ценам. Если вещи слишком дешевые, к ним будет подозрительное отношение. Допустим, клиент что-то присмотрел, а взглянув на ценник, начинает сомневаться: почему так дешево, ткань, что ли, бракованная? Недавно мы отдали в один магазин платье и назначили цену в 1000 рублей. Хозяева тут же предложили поднять ее до 1500.

Ко мне приходили многие артисты — в начале своей карьеры (например, группа “Ночные снайперы”). Потом, после раскрутки, они исчезали — наверное, шли к другим, более дорогим и известным дизайнерам.

Хочу ли я иметь свой собственный магазин или Дом моды? Конечно, а кто ж этого не хочет...”




Партнеры