Звёзды в пелёнках

27 августа 2001 в 00:00, просмотров: 221

Сколько ни кричали последние годы о гибели российского кинематографа, покойный, похоже, скорее жив, чем мертв. Сегодня, 27 августа, — День российского кино. Важнейшее из всех искусств продолжает бороться за место под солнцем, и на этом поприще уже наметились кое-какие успехи. Из кинотеатров изгнали автосалоны и мебельные развалы. Поп-корн и “Долби-стерео” сделали свое дело — народ снова потянулся к “волшебному фонарю”. И все-таки многие актеры с ностальгией вспоминают времена, когда перед сеансами крутили “Фитиль” и в последних титрах появлялась надпись: “Снято на пленке шосткинского комбината “Свема”. Сегодня мы попросили наших любимых, именитых и заслуженных вспомнить свой первый трепет перед всевидящим оком кинокамеры.Лидия ФЕДОСЕЕВА-ШУКШИНА:

ШКОЛЬНИЦА НА УЧЕТЕ— Первый раз я снималась в кино, когда еще в школе училась. В детстве всегда мечтала стать актрисой, актеров просто боготворила. Помню, как бегала с подружками вечером на Невский проспект — дожидаться, когда Аркадий Райкин будет совершать свой вечерний променад до Театра сатиры. Лишь бы одним глазком на него взглянуть. А однажды увидела Любовь Орлову, она входила в гостиницу “Европейская”. Ошалев от счастья, я кинулась за ней, уговорила швейцара меня впустить и до второго этажа бежала за Орловой. Там меня и поймали. Как-то раз мы с подругой пришли на студию “Ленфильм”: встали и стоим в надежде, что нас приметят. Что самое удивительное — нас действительно приметили, подошел ассистент режиссера, спросил, кого мы ждем. Услышав в ответ, что девочки мечтают сниматься в кино, он отвел нас в актерский отдел. Там нас встретила очень красивая женщина — как сейчас помню, Нина Гавриловна ее звали. Но я почему-то решила, что это Тамара Федоровна Макарова, и обрадовалась страшно. Мне сказали: “Девочка, принеси фотографию, мы тебя поставим на учет”. Прошло какое-то время, и вдруг меня действительно позвали на съемки, я тогда училась классе в седьмом. Для меня это была невероятная победа.

Так я попала в картину режиссера Лукова “Семья Журбиных”. Десять дней снималась в массовке под Ленинградом, мы изображали сельских жителей на улице. Камеры я не боялась абсолютно, наоборот, мне было ужасно интересно. Домой принесла 300 рублей. А папа мой тогда 700 на пятерых человек в семье зарабатывал. Дома был настоящий праздник. Мама спросила меня, какой я хочу подарок. Я попросила крепдешиновую косынку на плечи, по тогдашней моде. Косынку мне купили бордово-сиреневого цвета, и я всем подружкам хвасталась. Уже через год меня пригласили на эпизод в картину Владимира Венгерова “Кортик”. Гордилась собой страшно!Александр ФИЛИППЕНКО:

ДЕБЮТ В ЛЬВИНОЙ ПАСТИ— Первый мой фильм как-то не сильно запал в душу, зато второй я помню очень хорошо. Шел 73-й год, картина называлась “Синие зайцы”, ее на “Ленфильме” снимал Виталий Аксенов по сценарию Марка Розовского. Я играл клоуна Саню. Если бы потом фильм не покромсали редакторы Госкино, возможно, моя судьба в кино сложилась бы иначе, и я не играл бы кощеев. Ведь Саня был очень добрый и хороший. Фильм задумывался как симбиоз художественного и документального кино, камера как бы подглядывала за мной. Я побывал и у абхазских долгожителей в горах, и среди танцующих оркестров в Таллине. И везде моего героя сопровождали ослик Гена, собачка Тяпа и первый берберовский лев Кинг. И я должен был, раскрыв пасть льву, в буквальном смысле в своих зубах протягивать ему кусочек мяса. Так что мне было не до страха перед камерой или перед режиссером. Я только на льва и смотрел. Конечно, рядом работали дублеры. Они мне говорили: “Когда надо будет исполнить трюк, мы тебе скажем, а пока не спеши”. Так что в пасть ко льву чаще лазили они, а я лежал внизу и в последний момент перед крупным планом поднимался и собирал все аплодисменты. Но однажды на съемках Кинг меня ударил. У него болела лапка, а мы не заметили и все дергали его за ошейник. Вот он лапкой и махнул. Весь народ на площадке на землю попадал, а камера продолжала работать и сняла все в подробностях. Лев ударил как раз туда, куда бы мне меньше всего хотелось. К счастью, на мне был широкий синтетический комбинезон и плотные плавки. Он ткань-то захватил, а меня не достал. Потом сам понял, что натворил. Уши поджал — все-таки лев-то дрессированный — и в сторону с виноватым видом отошел. Его решили не наказывать.Елена КОРЕНЕВА:

ТАЙМЫРСКАЯ ДУНЯ— Многие думают, что “Романс о влюбленных” — мой первый фильм. А на самом деле он четвертый. Как дочка режиссера впервые я снималась в фильме у своего папы Алексея Александровича Коренева “Вас вызывает Таймыр” по пьесе Александра Галича. Поначалу отец вовсе не планировал брать меня в актрисы, я работала с ним как переводчик с английского языка, который неплохо знала. Но он очень долго не мог найти юную 16-летнюю девушку на одну из ролей. Мучился до тех пор, пока Леня Платов, художник этой картины, не посоветовал попробовать меня. Несмотря на родственные узы, папа провел меня через все стадии утверждения на роль, фотопробы делали — все, как положено. Отец был убежден, что я не справлюсь, он ведь до этого никогда не исследовал мои актерские способности. Но все ему сказали, что получается хорошо, и он сдался. Никаких проблем перед камерой у меня не возникало — ни оцепенения, ни страха. Куда волнительней были отношения отца с дочерью: я робела перед папой, понимая, что должна не посрамить честь семьи.

Мне досталась роль Дуни — девочки, которая приехала с дедушкой из деревни в город и собирается поступать в музыкальное училище. А в результате в кадре я сидела и пела милую песню Колмановского. Если не ошибаюсь, не своим голосом. Но после этой роли на меня градом посыпалось огромное количество предложений. “Таймыр” даже в Щукинское училище помог поступить: перед экзаменами меня там все начали узнавать. Помню, на ступеньках училища стояли Юра Богатырев и Костя Райкин, студенты последнего курса, молодые, роскошные, раскрепощенные. Мне, как и любому поступающему, все студенты казались небожителями. И вдруг Юра меня окликнул, спросил: я ли снималась в “Таймыре” и сделал пару комплиментов по поводу роли. Для никому не известной девушки это стало настоящим потрясением.ИЗ ДОСЬЕ “МК”:Как ни странно, в эпоху самого кислого безденежья в кинематографе — с 1995 по 2000 год — в стране снято 473 фильма и сериала. Статистика свидетельствует, что каждый год снимается в среднем 80 фильмов (только 96-й — самый неурожайный: 57 картин). Зато по части сериалов раздолье: если раньше от силы 5—6 в сезон запускали, то уже в прошлом году их наваяли аж 22. Самым плодовитым режиссером оказался Александр Рогожкин: 8 фильмов за пять лет, непонятно — когда человек поспать успевает. Актеры тоже без дела не сидят. В числе самых снимаемых Ирина Апексимова (11), Сергей Безруков (10), Ольга Будина (11), Алексей Булдаков (19), Сергей Гармаш (16), Армен Джигарханян (18 картин), Лев Дуров (17), Алексей Жарков (15), Геннадий Назаров (13), Сергей Никоненко (14), Нина Усатова (14), Борис Щербаков (16). Бесспорным чемпионом стал Владимир Ильин, умудрившийся поработать в 20 картинах — по четыре в год.



Партнеры