БТР для беженцев

27 августа 2001 в 00:00, просмотров: 207

Только-только успокоилась ситуация в Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии, где прокуратура предотвратила попытки терактов, как на границе Осетии и Ингушетии запылал новый “костер”. В ход пускают самое разное оружие — от БТРов до камней...

Связано это с проблемой возвращения ингушских беженцев, которые должны были вернуться в свои дома, но не могут это сделать вот уже несколько лет. За все время, прошедшее с момента возникновения первого в России межнационального конфликта, приняли около двухсот постановлений по возвращению беженцев — и в том числе три десятка Указов Президента. В начале лета депутат ГД от Ингушетии Алихан Амирханов собрал группу из коллег, чтобы оценить обстановку на месте. После однодневного визита представительной комиссии “воз” сдвинулся — на... несколько километров: очередной караван пытающихся вернуться в родные места ингушей, стоявший до этого на границе республик, остановился на территории Осетии — на окраине селения Ир. Но там ингушских беженцев закидали камнями. Людей уговорили стерпеть этот инцидент. Осетинская милиция, находившаяся при этом, осталась безучастной... А три дня назад на окраину Ира были привезены несколько десятков осетинских омоновцев, которые пытались принудить людей разгрузиться в чистом поле.

На сегодняшний день картина там такая. Двадцать “КамАЗов”, груженных жилыми вагончиками три на четыре метра, в которых многочисленные семьи ингушей умудряются жить годами, стоят на обочине дороги в чистом поле. Въезд в село преграждает БТР. Рядом с БТРом под навесом играют в шахматы местные жители. Сторожат, как бы кто из приехавших не решился пройти в село, посмотреть, что там осталось от родных домов, которые по большей части разобраны бывшими соседями по кирпичикам. Поле на окраине села предлагается местной администрацией как место, где можно сгрузить вагончики и начать жить. И это предложение выдается за благо — мол, раньше у людей было по пять-шесть соток земли, а тут предлагается по пятнадцать. Только ингуши хотят строить свои дома на фундаменте тех, в которых много лет жили их предки, а не обосновываться в чистом поле...

Основная причина столь странных действий осетинской власти, как говорят в Ингушетии, — в том, что через несколько месяцев у президента Алании Александра Дзасохова выборы. И, не пуская в республику ингушей, он набирает очки.

А беженцы в открытую говорят о том, что им требуется диктатура закона, которую провозгласила Москва. Людям же, которые девять лет живут без дома, интересно, сколько лет еще им предлагается, как они сами говорят, “не существовать”? Но федеральный центр предпочитает не вникать в проблему, оставляя вопрос на рассмотрение двух республик. Вот только разбирательство двух субъектов очень быстро перерастает в разборки. А закончится это, тем более на Кавказе, скорее всего очень плохо.



    Партнеры