Бетонный апокалипсис

27 августа 2001 в 00:00, просмотров: 259

Ровно год назад, 27 августа 2000 года, погорела Останкинская телебашня. Если бы выстрелила Царь-пушка или ударил набатом Царь-колокол, россияне поразились бы меньше. Подсевших на “голубой наркотик” охватила паника. Тушение пожара, бестолковое и хаотичное, “как всегда”, стоило тогда трех жизней.

Похоже, Царь-башня еще не скоро восстанет из пепла. Больше того, как бы не рухнула окончательно. По нашей информации, во время последнего московского урагана с башни спешно эвакуировали всех рабочих и обслуживающий персонал...

После пожара власти установили срок реконструкции: полтора года. А потом подсчитали убытки и прослезились: на восстановление Останкинской телебашни, как была, требовалось 2,4 миллиарда рублей. Пришлось взять кредит в Европе — 14 миллионов “зеленых”, и только сейчас, год спустя, Минфин нашел в своих закромах еще часть необходимой суммы. Но все равно до нужной планки имеющиеся средства примерно вполовину не дотягивают.

Пока искали деньги, Госстрою РФ поручили почистить башню, помыть, убрать головешки. А также, по возможности, постараться удержать ее от падения. Для этих надобностей выделили 50 миллионов рублей. На эти, откровенно говоря, неширокие средства за год вычистили башенное нутро, заделали большую часть трещин, поставили вместо покореженных лифтов времянки-подъемники и сделали пробную протяжку тросов. Что это означает в переводе? Да то, что многотонная махина сейчас держится почти на честном слове. Из 149 тросов, которыми должен быть перетянут бетонный остов башни, в рабочем состоянии лишь... 29. “Ничего страшного”, — в один голос твердят рисковые архитекторы. Почему же тогда во время последнего из московских ураганов из башни спешно эвакуировали всех, кто там находился? Скорость ветра достигала 23 метров в секунду, а, по уверениям проектировщиков, башня в любом состоянии обязана выдержать тайфун со скоростью 85—110 м/с. Однако в последнее время величины “пределов прочности” сильно уценены — говорят уже о 33 м/с. Выходит, дунь ветерок посильнее — и телевысотка рухнула бы всем полукилометром на ничего не подозревающих останкинских аборигенов? Эти же опасения, кстати, подтверждаются и распространенным 25 августа госстроевским заявлением о необходимости принятия мер к укреплению башни до осени. “В связи с выходом из строя большинства преднапряженных канатов и отсутствием их натяжения в настоящий момент деформативность ствола телебашни может существенно повыситься и при неблагоприятном сочетании нагрузок привести к снижению несущей способности и долговечности конструкции башни”, — заявили строители.

Между тем жители Москвы и области по-прежнему чувствуют на себе последствия пожара в “Останкино”. Дела с вещанием центральных каналов, враз лишившихся почти всех кабелей и передатчиков, обстоят почти так же, как и год назад. Более 200 тысяч жителей Чеховского, Талдомского, Егорьевского, Истринского и некоторых других районов Подмосковья по-прежнему наслаждаются лицезрением... одного центрального РТР. Причем и это единственное окно в мир засветилось лишь в конце декабря 2000-го благодаря администрации области, которая приобрела в Германии мощный передатчик с усилителем. Его водрузили на самую макушку башни, на уровне 500 метров, на южную строну, — так виднее в Кремле. К маю 2001-го планировалось закупить и установить новые передающие антенны с мощными фидерами для всех каналов на госбюджетные средства. Но воз и ныне там — телекомпании закупают передатчики сами, какие могут.

Сигнал ОРТ сейчас принимается в зоне радиусом 60—70 км от башни. Антенна, которая на ней сейчас установлена, обеспечивает ровно половину тех мощностей, которые были у Первого канала до пожара. Другую, помощнее, ОРТшники обещают установить в конце сентября. В случае успешного воплощения этого плана Первый канал страны снова будет “смотреться” без помех в Москве и во всем Подмосковье... Третий телеканал лишился на пожаре абсолютно всех кабелей и передатчиков. Нынче его не самая лучшая антенна, висящая на высоте всего 50 м, охватывает зону диаметром всего 50 км. По Москве прием довольно плохой, в области его нет вовсе. Заменить устаревшую антенну на ТВЦ намерены к концу декабря. Зато НТВ восстановил свое вещание в Москве и Подмосковье на 100% — так, во всяком случае, утверждают на самом канале. Эти данные по Москве подтверждаются информацией ГАО “Мостелеком”. А вот с областью НТВшники слишком оптимизируют: на расстояние дальше 20—30 км от МКАД их сигнал долетает в сильно ослабленном виде. Зато ТВ-6 довольно легко ловится во всем Подмосковье. И все потому, что антенна у Шестого висит высоко — 470 м над землей. В сравнении с допожарной телеэпохой вещание ТВ-6 (по данным самого канала) восстановлено по Москве на 100%, в области — на 95%.

В общем, как сообщил “МК” первый заместитель гендиректора Мостелекома по техобеспечению Вадим Якунин, в Москве восстановлены все передатчики, а качество вещания оставляет желать лучшего пока только у ОРТ и ТВЦ. Но и эти каналы исправятся — к сентябрю и декабрю соответственно. А вот в области дела с телевещанием обстоят гораздо хуже. Может, поэтому ни в администрации губернатора, ни в Минпечати, ни даже в Центре по информационной политике подмосковной администрации их не пожелали даже комментировать...

Новые сроки, установленные для окончательного ремонта башни, — 2001—2004 годы. Но сейчас любые работы по восстановлению заморожены из-за недостатка финансирования. Даже конкурс на лучший проект ремонта-реконструкции ресторана “Седьмое небо” вкупе со смотровой площадкой как-то скукожился и самоликвидировался, несмотря на пять предложенных вариантов. Из “вечного” и привычного, связанного с башней, москвичам остался только детский праздник “До свидания, лето”, проводимый в “Останкино” ежегодно в последнее воскресенье августа. Детское разгулялово у подножия готовой вот-вот обрушиться башни можно воспринимать как символ. То ли всепоколенческого русского авось. То ли извечного нашего оптимизма: вот, “телеиглу” восстановят, и будет она краше и длиннее прежнего. Только увидят это, похоже, уже наши внуки...




Партнеры