Моча - лекарство от похмелья

28 августа 2001 в 00:00, просмотров: 794

Тема пьянства в России идет по популярности сразу за прогнозом погоды. И фильмов об этой российской экзотике снято немало. Но на этот раз за “горькую” тему взялась молодой кинорежиссер Наталия Погоничева, для которой фильм стал дипломной работой во ВГИКе.

Рабочее название фильма “Теория забоя”. Жанр – комедия о тяжелой судьбе летчика, однако к авиации фильм не имеет никакого отношения. Это фильм о мужской солидарности, скрепленной национальными застольными традициями, ну и, конечно, о любви. Молодой летчик (Ярослав Бойко), уволенный из авиации, просыпается с бодуна в своей квартире, где проживает с женой Светиком (Дина Корзун) и нудной тещей (Галина Петрова). Женщины, видя плачевное состояние летчика, приносят ему средство от похмелья — странный напиток желтого цвета. Узнав, что это моча, главный компонент уринотерапии, которой увлекается его жена, муж в отчаянии бежит к соседу Дедулику (Сергей Арцибашев) и уходит в очередной запой.

Когда корреспондент “МК” переступил порог студии, здесь бились над эпизодом, где Светик, в отместку оставившему ее мужу, вместе со своим соседом Петей (Евгений Булдаков) пытается сделать детей под руководством вездесущей мамы. Несмотря на то что сцена в сценарии обозначена как сексуальная, все выглядит чрезвычайно пуритански. Вот Дина Корзун в пижаме в голубенькую полосочку и в парике с кудрями лежит на кровати. Рядом с ней находится Петя в трусах. Они пытаются заняться сексом, интенсивно дергаясь под одеялом.

— Мама, у нас никогда не будет детей! — Дина с трагической миной вылезает из-под одеяла.

Теща указывает молодым на страницу в книге по руководству семейной жизнью.

— Здесь же все нарисовано. Петр! Ложитесь на мою дочь! — говорит теща.

— Я не могу, — отвечает незадачливый сосед.

— Через не могу.

— Я при вас не могу!

— Стоп! — командует Погоничева. — Женя, сиди как суслик и вожделенно смотри на Светика!

И начинай читать стихи.

Женя начинает декламировать какой-то незатейливый стишок про любовь, в порыве срывая соломенную шляпу со стены. Тут происходит страшное: булавка, на которой висела шляпа, падает в постель. Пока помощники режиссера активно перетряхивали белье и подушки, двигали кровать, Дина рассказала о своей героине:

— Светик — современная царевна Несмеяна, маменькина дочка, капризная и инфантильная. Главная ее проблема в безвольности: маму нужно слушать, а мужу нельзя потакать. Это и спровоцировало центральную катастрофу фильма — от Светика ушел муж. Дальше история разбивается на два царства: женское — мама пытается защитить героиню от депрессии и еще раз выдать замуж, и мужское — муж пьет где-то со своими друзьями. Но в конце концов моя героиня взрослеет, становится женщиной и понимает, что ее счастье уже где-то близко.

Через некоторое время злополучную булавку нашли на полу, и репетиция продолжается.

— Так, полумрак, все накрылись одеялом! Ребята, меняйтесь местами, — Наташа листает сценарий.

— Но у меня парик, я могу потерять его там. — Дина поправляет волосы.

Сцена сыграна идеально. Парик на месте, а актеры отдыхают на кровати перед съемкой. В комнате оператор устанавливает камеру, а откуда-то сверху свисает звукорежиссер со специальным микрофоном. Наташа садится за монитор. Звучит последняя команда:

— Женя, вытяни ноги! Только не пятками, а другой стороной. Миша, подвинь их по кадру. Но не грязными пятками в камеру! Давай, начинай шевелить пальцами.

“Тишина в студии! Мотор!”.



Партнеры