Череп на двери

28 августа 2001 в 00:00, просмотров: 296

Ветерану Великой Отечественной Янасу Дзинтарсу — 73 года. Последние десять из них он провел в России, скрываясь от преследований латышских фашистов. У себя на родине, как и многие латыши, поверившие в 40-е в советскую власть, он, по сути, вне закона. Любой приезд домой грозит латышскому ветерану, награжденному орденом и 9 медалями, судилищем за уничтожение... легионеров СС.

В 45-м латыши, служившие в легионах СС, объединились для борьбы с Советами в подразделения под названием “СС-Ягдфербанд” (в России они больше известны под названием “лесные братья”). Для борьбы с ними советское командование создало специальные истребительные отряды. В одном из таких взводов комсоргом избрали молоденького Дзинтарса.

— На территорию моей волости еще в войну забросили группу нацистских агентов из диверсионного полка Бранденбург-800, который подчинялся лично шефу гитлеровской разведки Канарису. Отряд готовил, кстати, сам Отто Скорцени. Эти агенты должны были руководить латышскими эсэсовцами в сопротивлении Красной Армии...

Дзинтарс прослужил в войсках МВД 12 лет — за это время поймал немало “агентов-террористов”. А после того как ушел в отставку, стал историком — занимался как раз вопросами борьбы с эсэсовцами в Латвии. В 90-м его выбрали депутатом местного Верховного Совета. Тогда-то все и началось...

— Незадолго до выборов мне позвонил бывший 1-й секретарь Рижского горкома Берклау, переквалифицировавшийся в националиста. Он предложил мне откровенную сделку: я, мол, должен перестать заниматься изучением истории гитлеровской пятой колонны и переключиться на деятельность “великих сыновей” Латвии — как они сражались с евреями-чекистами и советскими оккупантами. Берклау посулил мне неограниченное время на телевидении для рассказа о том, как меня принуждали заниматься антифашистскими исследованиями. Но я отказался...

Потом в разных националистических газетах стали появляться статьи о моей “деятельности” в годы войны. Оказалось, что уже в 40-м я был на службе у НКВД и душил беззащитных жен и детей в Талсинском уезде. Потом мне приписали Любокскую трагедию, во время которой “советские оккупанты” якобы уничтожили сотни латышей. На самом деле это войска “Айсерги”, латышской фашистской организации, собрали со всех окрестных сел евреев, антифашистов, коммунистов — всего 116 человек — и расстреляли их...

После публикаций дома стали раздаваться телефонные звонки с требованием, чтобы я снял свою кандидатуру с выборов. Угрожали смертью. Я не верил, пока пару раз не обнаружил на дверях своей квартиры муляжи мин и рисунки фашистских черепов... В конце 90-го меня выгнали из Института истории, обвинив в безделье. Хотя я опубликовал 9 книг и более 200 статей!

Несмотря на все гонения, депутатом меня все-таки избрали. Вскоре я подал в суд на националистическую газету “Атмода” за клевету. Но через несколько дней мне позвонила судья и попросила забрать жалобу: “Мне угрожают, а у меня дети. Я не могу рассмотреть вашу жалобу. Простите!”

22 августа, сразу после путча, я опубликовал очередную статью о преступлениях пятой колонны в Прибалтике. Ночью ко мне приехало одно доверенное лицо, не агент, просто хороший парень, и сообщил, что националисты приговорили меня к смерти. Хотят сбить меня грузовиком, а потом налить в рот водки, дескать, пьяный попал под машину... Выхода у меня больше не было. Я хоть и депутат, но вспомните историю с Рубексом. Его лишили депутатской неприкосновенности за пять минут. А то, что он был еще депутатом Верховного Совета СССР, — ерунда. Это, мол, оккупантский парламент!

Друзья вывезли меня на машине в Россию. Благо тогда это было просто, граница не обустроена... В Москве я получил комнату в общежитии ВАСХНИЛ: помог мой друг, академик Никонов. А потом я устроился на работу в Академию погранвойск и переселился в “Мещерино” — это дом отдыха, который строили для КГБ СССР.

Спустя два года после бегства из Латвии Дзинтарс получил российское гражданство. Вернуться на родину он и не мечтает.

— Да вы что! На меня в Риге заведено уголовное дело. И если я там появлюсь, то арест неминуем. Вспомните историю Василия Кононова, которого сейчас судят за расстрел латышских шуцманов, служивших в гестапо. Я такой судьбы не хочу...



    Партнеры