Бессексуальная застава

30 августа 2001 в 00:00, просмотров: 511

Крылатая фраза “в СССР секса нет”, к счастью, оказалась мифом — это мы почувствовали на себе и сами же доказали, действуя методом от противного. Впрочем, осталась на территории России огромная “черная дыра”, где “об этом” все еще говорят шепотком. Граница... Там глухомань и леший бродит, а вот сидящих на ветвях русалок днем с огнем не найдешь. Жены служивых туда едут неохотно, до ближайшей деревни, где живут аппетитные доярки, порой сотни километров, а про девочек легкого поведения лучше вообще не вспоминать. Как же мужики выкручиваются? Наш автор Игорь Плугатарёв решил испытать все это на собственной шкуре.

На эту горную заставу в Дагестане удалось добраться с вертолетной оказией из Каспийска. Едва десантировался из “вертушки”, увидел… рай! Курорт!.. Знатоки утверждают, что курорт, равно как весна, пробуждает инстинктивные устремления плоти, провоцируя даже убежденного семьянина на немедленное проведение страстных любовных блицкригов. Местная экзотика пьяняще замешена на живительном вкусе горного воздуха и ворковании средь камней речки со студеной водой. Такие красоты побуждают круглогодично жить под девизом восточной поговорки: был бы мир пловом, а я — ложкой!.. И если это место — оазис вожделения, то заставские постройки — экзотические кемпинги! Наслаждайся и люби!..

Правда, в данном оазисе нет шезлонгов для принятия воздушных ванн, гамаков для безделья и мангалов для модного нынче барбекю. И любить некого — грациозных красавиц в мини-бикини не видать. Какие уж тут кемпинги, когда застава считается горячей точкой? Здесь даже помещений для женатых офицеров, каждому из которых не более 25 лет, не найдешь.

Поначалу в этом, возможно, и не было острой необходимости. Участок находился в зоне проведения контртеррористической операции, месяц службы шел за три и полагалось два отпуска в год — почти по два месяца каждый. Считалось, что для крепости молодой семьи пограничника этого вполне достаточно. Вдобавок бесконечные тревоги и рейды по горам и сопряженные с обустройством застав буквально на голом месте тяготы и лишения компенсировались приличными “боевыми”. Но уже через год после начала хаттабовско-басаевской агрессии на Дагестан все льготы отменили, оставив только дохленькие “горные”, и сейчас считается, что и 45 суток в год для общения с далекой женой или подругой вполне должно хватить. Ну а остальное время…“Съём” Дуньки Кулаковой— Небось повиливаете здесь налево? — спросил я у пышущего здоровьем и обаянием начальника заставы капитана Рустама Гокгозова.

— Да что вы?! — даже отпрянул он от меня. — Зарэжут.

Как оказалось, к девушкам тут приходят сразу со сватьями. Закон суров: раз-другой улыбнулся случайно встреченной незнакомке — женись.

А нашим русским парням в зеленых фуражках, похоже, остается следовать примеру героя Библии, почем зря растрачивавшего свидетельства своей мужественности. Но и здесь неудобства: в кабинете, который одновременно и твой жилой кубрик, этим заниматься как-то не с руки… то есть, с нее, конечно, но смущает то, что и сосед живет с тобой в этом маленьком помещеньице. К повальному свалу народ у нас уже давно терпимо относится, в том числе, наверное, и служивый, но, извините меня, Дуньку Кулакову офицеру погранвойск “делить” на двоих, а то и троих-четверых как-то не пристало: “дело Онана” — это сугубо индивидуальное занятие…

Австрийский писатель-острослов Карл Краус как-то признался в отношении себя: “Иногда женщина вполне заменяет мастурбацию. Хотя, конечно, требуется немало фантазии”. Но ведь далеко не все мужчины, в том числе и военные, разделяют эту оригинальную точку зрения!

Тот же Рустам Гокгозов: он не женат, красавец пограничник, ездит с заставы в райцентр на красной “Ниве”… Да где-нибудь в средних широтах все местные девчата его бы были! А тут…

— А нет ли здесь чего-то типа местной Тверской? — полюбопытствовал тогда я. — Ну конечно, не такой вульгарной, как в Москве, а какой-нибудь законспирированной под “досуг”?

— Зарэжут, — повторил опять Рустам. — Вместе с теми падшими, которые на такую Тверскую выйдут. Жалко девушек...

Последняя поножовщина на почве любви была здесь аж в 1968 году: он любил ее, она любила другого, ну и…

— Как же вы тут живете, мужики?! — воскликнул я, ощущая ком в горле: жалко парней, слов нет — “рэжэт” их под самую мошонку без наркоза внутренняя эротическая пила “Дружба”.Драмы типа “Отелло”Уже в Махачкале на полном серьезе обрисовал эту ситуацию одному пограничному генералу. Да, согласился он со мной, отсутствие полноценного и регулярного секса — это помимо крайне низких зарплат и неустройства быта одна из причин, почему молодые офицеры не хотят идти служить на такие заставы. Увольняются, едва доехав до Ставрополя, “столицы” Северо-Кавказского регионального управления ФПС, и получив там назначение в Дагестан. Я внес рацпредложение: а что если приобретать для этих застав… надувных женщин из секс-шопов? Где-то я читал, что такая практика не возбраняется на американских кораблях, на месяцы уходящих в море. Генерал пообещал подумать “над этой мыслью”.

Мы встретились на следующий день, и он сказал: “Я подумал. Даже если я внесу подобное предложение в наши верхи, и даже если там отнесутся к нему серьезно, а ко мне не как к “дослужившемуся там до незнамо чего”, ответ, знаете, какой будет? — Нет денег”…И то верно: резиновая кукла для “этого” стоит несколько офицерских зарплат. Где ж их взять, если и на зарплаты порой денег не хватает?

В Хунзахском пограничном отряде, где я побывал уже после поездки на “бессексуальную” (ни в коем случае не путать с “бисексуальной”!) заставу, большинство женатых офицеров живут с женами, семьями. Но какие шекспировские страсти разыгрывались здесь на заре освоения местных условий! Две первые “первопроходки” — жены молодых офицеров, отважившиеся прибыть сюда с мужьями, буквально через несколько месяцев были отбиты изголодавшимися по кокетливым женским глазкам (и прочему, и прочему) кавалерами, служба которых началась в оном месте на год, на два раньше. Дабы не допустить отелловщины, одного из оставшихся с рогами лейтенантов перевели в Каспийск. Доходили слухи, что там он, в отместку, соблазнил жену какого-то старшего офицера, а потом и женился на ней — причем взял с детьми, старший из которых был ему едва ли не ровесником!

В самом деле: за ради чего лейтенанту, который после института приезжает служить на границу, здесь пропадать?

“Спасают” их разве что напряженная служба и рейды, из которых едва ноги приволакиваешь — засыпаешь, и нет тебе ни снов “про это”, ни ночных поллюций, разве что мощная мочегонная эрекция под утро. Так что они, быть может, как-то и “договариваются” с природой. Но вот местные — они, что же, неужто до свадьбы в “мальчиках” ходят? Поговорил с некоторыми на эту тему. Ответы их были весьма уклончивыми.

— Не пора ли каким-то образом внести поправки в “нравы гор” в этом отношении? — спросил у одного уважаемого человека, директора местной школы. — Вот запрещает вам Аллах общаться с Бахусом и курить, а сейчас вы и то, и другое…

Оказалось, вино, никотин — это одно, а снять платок с головы женщины или продемонстрировать ее в мини-бикини всему поселку на каменистом местном пляже — это из других вершин понимания. Сочувствию же моему людям в зеленых фуражках учитель очень удивился. И процитировал мне дагестанского классика Расула Гамзатова. Оказывается, кроме: “Мне кажется порою, что солдаты…” — поэт изрек еще одну бессмертную фразу: “Кто хотя бы раз не попробовал ишака, тот не может назвать себя полноценным мужчиной (или горцем)”.

...После этой прелюбопытной беседы я повнимательнее присмотрелся к ишаку, особенно оглядел то его место, на которое намекал “горный Пушкин”. И подумал: нет уж, лучше на этом “джипе” да по девкам, а хоть и до самой Тверской!..Особенности появления детей без секса— Как вы думаете? — спрашивал я начальника погранотряда полковника Юрия Радионова. — Когда на ваши заставы придет нормальный стабильный секс?

Юрий Александрович, человек простой, пограничник от Бога, афганец и трижды орденоносец, ответил так:

— Вот выловим Хаттаба и Басаева — у всех нас жизнь облегчится…

— Может быть, он и прав. В том смысле, что, пока стреляющая Ичкерия рядом, делать на границе подругам лейтенантов нечего — от беды подальше.

Но ведь есть на российском кордоне края, далекие от угроз чеченских сепаратистов, но где пограничный народ испокон веков служит “без секса”. Например, Чукотка. Сам директор ФПС генерал-полковник Константин Тоцкий в одном из своих интервью признал, что те же контрактники (которые в скорой перспективе, согласно военной реформе, повсеместно должны прийти на смену призывникам) на Чукотку не поедут “даже за фантастические оклады”. Глава погранведомства рассказал, что, скажем, в Финляндии егерь приезжает на заставу на своей машине из близлежащего городка, поохранял границу — и поехал ночевать домой. На Чукотке не то что ближнего городка нет, там на тысячи километров кругом безлюдье.

— Но наш контрактник — нормальный мужчина, — сказал главный пограничник России, — и в то, что он три года протянет без жены, я никогда не поверю.

К слову сказать, полковник Радионов определенным образом не подтверждает этих слов своего шефа. Одиннадцать лет назад его первенец огласил своим изначальным криком как раз Чукотку. А второй сын появился на свет прошлым летом уже в Хунзахе. Маленький человечек стал первым русским ребенком, родившимся в местной горной округе. Можно оценить этот вне всякого сомнения самоотверженный поступок начальника погранотряда (и, само собой, — его боевой подруги) — ведь именно так он и укрепляет новую российскую границу.

Но хотелось бы, чтобы на удручающую демографическую ситуацию в стране подобным же образом влияли и наши пограничные летёхи. А то ведь с Дунькой Кулаковой или ишаком (прости меня, Господи!) великому примеру начальника отряда последовать, увы, ну никак не получится.



    Партнеры