Вместо сердца - пламенный мотор

5 сентября 2001 в 00:00, просмотров: 316

Уже 10 лет у Гузели Ахмадуллиной возле сердца кардиостимулятор. Вопреки прогнозам врачей, которые твердили: “Забудь про спорт и благодари Бога, что жива” — она стала трехкратной чемпионкой России и пятикратной — Москвы по марафонскому бегу. Дистанцию 42 километра 195 метров 54-летняя Гузель Харисовна пробегает всего за 4 часа 22 минуты 16 секунд. Это достижение собираются внести в Книгу рекордов Гиннесса, так как не каждый даже очень здоровый человек может преодолеть такую дистанцию со столь прекрасным результатом.

Жизнь Гули (так ее ласково называют друзья) делится на два этапа: до операции и после. До — она была перспективной, “железной зачетницей” по многим видам спорта. Работала воспитателем в детском саду “Метростроя”, занималась лыжами в спортивном клубе “Локомотив”. И вдруг как гром среди ясного неба страшный грипп. Врачи выписали ее раньше, чем следовало, и Гузель получила осложнение на сердце. Да такое, что постоянно теряла сознание и задыхалась. Но на операцию решилась только в 1991 году — после 5 лет мучений.

— Я поняла, если не лягу под нож хирурга — умру, а мне так хотелось жить!

Конечно, не сразу Гуля встала на ноги и побежала. Был долгий период реабилитации. От первого, отечественного, кардиостимулятора постоянно ныла грудь, поэтому тренировки давались нелегко. Боялась, что, как ее не раз предупреждали врачи, “искусственное сердце” остановится. В этот сложный восстановительный период ее поддержали друзья. Приносили фрукты, одежду. А родной “Метрострой”, в котором Гузель отработала с 1974 года, ее “кинул” — на работу “болезную” Гузель обратно не приняли. И она, как в мексиканском сериале, подменяла бывшую коллегу под чужим именем и фамилией. Когда в 1997 году Гузель пробежала свой первый марафон в Королеве и стала призером, обогнав многих здоровых людей, родное предприятие даже путевку в санаторий не презентовало.

Так что в родном отечестве к достижениям Гузели относятся с безразличием: мол, бегает, и слава Богу. Чемпионка живет в скромной однокомнатной квартире, стены которой увешаны многочисленными медалями, на скудную пенсию 1300 рублей в месяц. 250 “деревянных” каждый месяц платит за жилье. Питается практически одной гречкой, но не унывает: “каша дает силы и продлевает молодость”. Глядя на Гузель Харисовну, веришь в это: стройная, подтянутая, просто “кровь с молоком”. После операции она стала пользоваться у мужчин небывалым успехом. “Смотришь на вас, и хочется жить”, — неустанно твердят кавалеры.

Семьи у Гузели нет, поэтому смыслом жизни стал спорт. В прошлом году Ахмадуллина участвовала в 20 крупных соревнованиях и с легкостью обгоняла молодых людей. В этом — было пять крупных стартов. Она доказала себе и окружающим, что без материальных и гастрономических изысков прожить можно, а без движения — нет.

— Многие люди после операции умирают, потому что целый день лежат, погруженные в депрессию, — говорит она и делится со мной заветной мечтой: создать клуб по интересам для людей с кардиостимуляторами. Но все, как обычно, упирается в деньги и отсутствие связей. Пока она занимается “моральным волонтерством”: поднимает боевой дух людям, перенесшим операцию на сердце. В их числе известная актриса Надежда Румянцева. “Вы, главное, побольше двигайтесь. Первые полгода будет очень тяжело, а потом привыкнете”, — советовала Гузель Надежде в первом телефонном разговоре. За этот совет артистка, уже приступившая к работе, до сих пор благодарит Гулю.

У Гузели уже третий (!) по счету “пламенный мотор”, на сей раз импортный за 5 тыс. долларов. Подарил президент фирмы-изготовителя, узнав о ее достижениях. Иностранцы вообще ценят ее больше, чем соотечественники. И часто приходят в шок, узнав о бедственном материальном положении чемпионки.

И еще им невдомек, что к международным соревнованиям она готовится загодя: чтобы скопить деньги на поездку, сдает пустые бутылки, которые ей приносят друзья-метростроевцы.

Гузель обожает международные соревнования (три раза бегала марафоны в Нью-Йорке и один раз в Италии). За границей у нее есть свои фанаты, которые всю дистанцию скандируют: “Гуля! Виктори!” Вряд ли они замечают, что бежать Ахмадуллиной тяжелее, чем ее соперникам со здоровыми сердцами: крутит суставы, побаливают почки и печень. И поэтому иногда она останавливается, чтобы попить воды, перекусить и... собрать спортивное обмундирование впереди бегущих.

— В Америке спортсмены во время марафона выбрасывают свою одежду. А я курточку подниму, вокруг пояса обвяжу и дальше бегу. Что добру пропадать? — не скрывает Гузель.

Американцы относятся к этому с пониманием. Да и у Гули другого выхода нет — на ее скудную пенсию даже приличную олимпийку не купишь. Зная о ее материальных проблемах, янки бесплатно селят Гулю в гостиницу и не требуют обязательный взнос за участие в соревнованиях. Дорогу и питание она оплачивает сама.

— Возвращаясь в Россию, я мечтаю о новых стартах за границей. Знаете почему? Мне нравится, как там живут люди. Они жизнерадостные, сильные, подвижные, — говорит она. — И к спортсменам-инвалидам отношение особое. Там не будут унижать человека, награждая его за участие в соревнованиях сломанными чайниками, часами и утюгами. У нас, к сожалению, такое пока практикуется.

Гузель радуется как ребенок любым скромным сувенирам. Самые ценные призы, которые ей вручали за всю ее спортивную карьеру: душегрейка из кроличьего меха и наручные часы. Как истинный философ Гуля считает, что главное не победа, а участие в марафоне (хотя готовится к нему основательно: бегает по лесу каждый день по 2—3 часа).

А зимой неунывающая и волевая Гуля примет участие в ежегодной “Лыжне России” — лыжи это ее вторая пламенная страсть после бега.

Если бы существовал клуб любителей жизни, Гузель Ахмадуллина смогла бы его возглавить.



    Партнеры