Девочка - припевочка

7 сентября 2001 в 00:00, просмотров: 702

Юля Чичерина очень занятая девушка. Помимо того что она мама, у нее есть концерты, съемки, контракт с производителями популярного лимонада и серьезные отношения с большим лейблом, который требует новых хитов и коммерчески успешных пластинок. “Сны”, то есть первый альбом Чичериной, стал хитовым и коммерчески успешным, и теперь Юля и ее команда стали своего рода заложниками этих успехов. Они, возможно, абсолютно помимо собственной воли попали в большой шоу-бизнес и теперь вынуждены играть по его суровым правилам. Одно из этих правил гласит, что второй альбом группы должен быть еще успешнее, иначе команду объявят сдувшейся.

Ваять новый успешный альбом музыканты решили в Москве, а сам процесс ваяния сделали максимально открытым. Работа в студии началась 21 июня, с тех пор на сайте группы каждый день подробно описывается вся кухня процесса, к описанию прилагаются фотографии и даже видеоматериалы. Есть почтовый ящик, куда принимаются любые предложения по будущей пластинке и идет голосование по поводу ее названия. Таким образом, на глазах у обладателей компьютеров должна родиться “Чичерина” образца 2001 года.

Обновление действительно идет полным ходом. Так, видеополитика группы изменилась кардинально. На смену взрывам, больничным стенам и рекам крови из клипов Тимура Бекмамбетова пришли жизнерадостные вечеринки на природе от режиссера Дмитрия Захарова. По крайней мере видео на новую песню “Блюдца” именно такое, позитивное, все в цветочках. В какие дебри прыгнула музыка группы, даже сами авторы сказать не могут. Однако, судя по их довольным лицам, все происходящее “чичеринцам” очень даже по душе. Фронтменша Юля тоже довольна. Она сидит на диванчике в маленькой комнате для переговоров, рисует цветочки и с трогательным екатеринбургским акцентом отвечает на вопросы корреспондента “ЗД”.



— Вы прямо настоящая бизнес-леди, день расписан по минутам, море забот. Наверное, по вечерам жалеете себя — мол, какая я уставшая и несчастная...

— Отдыхать и правда некогда, а к морю охота. Отпуска у нас, к сожалению, не было и в этом году скорее всего не будет. Но меня все это не обламывает, и я не жалуюсь. По-любому хуже, чем было раньше, уже, наверное, не будет. Нам не так давно жить было не на что, да и кушать тоже особенно нечего. В общем, ни работы, ни денег, одно время не было даже точки, где мы могли бы репетировать. Слонялись по городу, как придурки. Мы бы развалились, если бы я не была беременной. Это как-то нас всех мобилизовало, по крайней мере появилась хоть одна забота. А сейчас совсем другое дело.

— Последние пару месяцев вы живете как настоящие эксгибиционисты, сделав всеобщим достоянием такой интимный процесс, как запись. Для поклонников, конечно, лучше не бывает, а сами-то вы комфортно себя чувствуете в этой ситуации?

— Иногда я и правда жалею, что мы это затеяли, уж очень устали от дикого ажиотажа. Но, с другой стороны, такого никто еще не делал. Нам показалось, что закулисье, разложенное по полочкам, само по себе интересно. Причем интересно не только для наших поклонников. У меня есть племянница Настя, ей 11 лет, и она совсем не фанатка, но тоже сидит в Сети и смотрит на нашу студийную кухню. И, судя по письмам, таких людей очень много.

— Когда Дэвид Боуи записывал свой последний альбом “...hours”, то, как и вы, активно общался с поклонниками. Дошло до того, что вариант текста для песни, присланный по почте, настолько понравился музыканту, что он его в итоге и использовал. У вас были какие-нибудь ценные “посылки”?

— Ничего такого не присылали. Время от времени и правда шлют тексты... Но авторам обычно лет по 12—13, у них все очень смешно получается, но использовать мы это, наверное, не будем. Сейчас идет голосование за название альбома, и мы назовем его так, как захотят наши поклонники. Еще мы по письмам составили свой репертуар на фестивале “Нашествие”.

— То есть все творчество на вашей совести. И что за музыка в итоге получается?

— Именно та, которую мы хотели, и она гораздо лучше, чем на первом альбоме. Выходит очень разношерстная пластинка. Есть совсем попсовые песни, под которые только на дискотеках колбаситься, а есть очень жесткие. Получилось так, что сначала попер сплошной мрак и тяжеляк. Это было зимой. Кеша (продюсер группы. — Прим. “ЗД”) схватился за голову и все говорил: “Это че, хэви-метал?” Но потом пришла весна, и музычка пошла совсем другая, очень веселая, типа трам-там-там, трам-там-там. 16 песен получилось, сначала хотели что-то выбросить, а потом не стали. Мне нравится то, что вышло. Хотя наш первый альбом мне сначала тоже очень нравился, а сейчас ненавижу его. Мы, конечно, волновались. Можно сказать, что этот альбом у нас первый, в том смысле, что делаем мы его самостоятельно. При записи предыдущего у нас был саундпродюсер, Вадик Самойлов из “Агаты Кристи”, а сейчас решили все попробовать сами и немного поэкспериментировать.

— До чего довели эксперименты? Барабанщика еще не заменили на ритм-бокс?

— Да, пара песен записана без живых барабанов. И вообще разной техники было до фига. При записи “Снов” мы использовали довольно мало инструментов, потому что продюсер предложил сделать все как на живом концерте. А теперь одних только гитар у нас девять штук и еще духовые для одной песни записали.

— Земфира как-то говорила, что во время записи даже радио не слушает, чтобы избежать любых влияний. Вы так же поступили?

— Во время самой записи старались не слушать. Но вообще на нас постоянно что-то влияет. Наверное, поэтому альбом и выходит таким пестрым. Послушаешь песенку, понравится она, вот оно и влияние. Пока шли репетиции и сочинялся новый материал, нам очень нравились новые альбомы “A—Ha” и “Radiohead”.

— Где легче пишется — в Москве или дома?

— Только не в Москве. Здесь все очень сложно и всегда некогда, я уж лучше как-нибудь в поездах. Напьюсь кофе до одурения, начинаю нервничать и писать.

— Ну теперь-то все написано, нервничать не нужно...

— Так нам же концерты играть. Вот сидим, придумываем, чтобы круто было.

Чичеринская анкета

— Первый концерт, на котором была как зритель

— Не помню... Скорее всего это были “Чай Ф” или “Агата Кристи” в Свердловске.

— Последний альбом, купленный на свои деньги

— Я не покупаю, да и слушаю-то не очень. Не люблю.

— Самая неудачная песня, которая была когда-либо записана

— Я терпеть не могу “Африку” (одна из песен с первого альбома “Чичериной”. — Прим. “ЗД”). Так она меня достала, а все время приходится играть. Просто ужас.

— Музыкальные увлечения, за которые сейчас стыдно

— Ни за что не стыдно. Помню, во втором классе я очень любила “Алису” и их альбом “Энергия”. Еще любила Робертино Лоретти, ну и, конечно, Юрия Антонова, Аллу Пугачеву, “The Beatles”. Чего тут стыдиться?

— Песня, автором которой очень хотелось бы стать

— Нравится одна песня “A-Ha”. Как называется, не помню, короче, трек номер 11 на их последнем альбоме. (“You’ll Never Get Over Me”. — Прим. “ЗД”.)

— Музыка, которую заказала бы на свои похороны

— Что-нибудь веселенькое. Какой-нибудь джаз или что-нибудь в этом роде.

— Актуальные музыкальные увлечения

— Люблю “A-Ha”... Пока люблю. Еще “Moloko” нравится. У меня вообще-то нет серьезных музыкальных увлечений. Так, послушала — и ладно.





Партнеры