СМЕРТЬ ГАЗЕТНОИ УТКИ

7 сентября 2001 в 00:00, просмотров: 251

  Громкий резонанс получило беспрецедентное решение УЕФА о переигровке квалификационного матча Лиги чемпионов между инсбрукским “Тиролем” и московским “Локомотивом”. СМИ запестрели сообщениями на эту тему. А одним из аргументов в пользу такого решения стало, по сообщениям одной из австрийских газет и австрийского же телевидения, то, что великий немецкий футболист и тренер Франц Беккенбауэр будто бы поддержал протест австрийцев. Основанием для взлета этой утки явилось интервью президента “Тироля” Мартина Кершера, в котором тот заявил, что мнение Беккенбауэра якобы оказало решающее воздействие на решение вершителей футбольных судеб...

     На днях в редакцию позвонил заслуженный тренер СССР, многолетний друг Беккенбауэра Никита Симонян:

     — Возмущен этой информацией. Знаю Франца десятки лет. Его авторитет в мире футбола непререкаем. Смею заверить читателей “МК” в том, что он — глубоко порядочный, принципиальный, интеллигентный человек, гордость Германии. Никогда он не участвовал ни в каких дрязгах и конфликтах, отчетливо понимая, как его имя может быть использовано в диаметрально противоположных целях. К тому же порядочность и достоинство никогда не позволят ему пойти против истины. Он доброжелательно, с почтением относится к нашей стране, где у него много друзей, к нашему футболу. Прилетая в Москву, Франц с огромным букетом цветов сразу же заезжает на Ваганьковское кладбище, кладет цветы и подолгу стоит у памятника своему другу Льву Ивановичу Яшину — и я сам был тому свидетелем.

     О сообщениях в СМИ сразу же стало известно в Германии. Мне позвонил редактор популярного журнала “Киккер” Карл-Хайнц Хайманн и сообщил, что он разговаривал на эту тему с Беккенбауэром: тот изумился непристойной выдумке. Беккенбауэр сказал Хайманну, что с господином Кершером знаком, но давно не беседовал с ним даже по телефону.

     Несколько дней назад я вернулся из Будапешта, где присутствовал на празднике, посвященном столетию венгерского футбола. Как родные встретились с Францем, долго беседовали о жизни, футболе, друзьях. Тему газетно-телевизионной утки не было желания затрагивать: зачем прикасаться к чему-то отвратительному? Обращаюсь в “МК” именно потому, что это — моя газета, и еще потому, что ее авторитет и тираж помогут восстановить справедливость, извиниться за всех, поспешивших наперегонки опубликовать вымышленную информацию.

    





Партнеры