Левое дело

7 сентября 2001 в 00:00, просмотров: 443

Культ девичества явно придумали не женщины. Мы же себе не враги. А вот если бы мужчина мог забеременеть, тогда бы появился совсем другой культ. Правильно, абортов. И право на аборт было бы первым правом Конституции.

Хорошо хоть не в Ирландии живем, где аборты запрещены. Там у девушки остался только один выбор: между вечной девственностью и вечной беременностью. У нас же можно все: хочешь — рожай, хочешь — не рожай. А хочешь — иди и “зашейся”.

И ведь идут: от сопливых девчонок до матерей-героинь. Сегодня в Москве восстанавливают девственность, только по официальным данным, в 40 клиниках и медицинских центрах.

Как-то попалась мне на глаза одна забавная легенда о том, почему на земле не стало драконов. Оказывается, они питались девственницами, поэтому и померли с голодухи. Не дожили, бедняги, до наших дней. Вот бы попировали!

Всего несколько стежков — и о грехах молодости можно забыть. Или сделать вид, что забыла. Вот и моя подруга Катька вышла замуж именно благодаря своей невинности. Сказала ему: мол, теперь женись, а то у меня папа прокурор.

С такими мыслями в невзрачный первосентябрьский денек я шла на операцию по восстановлению девственности. А что? Первое сентября — новый учебный год, новая осенняя сессия в парламенте, новая волна аншлагов в дурдомах. Одним словом, самое время...

Заботливая медсестра, чтобы не было скучно во время операции, сунула прошлогодний “Космополитен”. Но местный наркоз развязал язык, и читать совершенно не хотелось. А хотелось только одного — излить доктору душу и увидеть понимающие тебя глаза. Но задачка оказалась не из легких: в поле зрения мелькала только натянутая на коротко стриженную макушку белая шапочка.

— Доктор, а доктор! Вы меня понимаете? — пыталась я добиться сочувствия, пока, как на исповеди, рассказывала все: с кем, где, когда и зачем.

Одно обидно: доктор почти не слушал, ведь до меня у него “девочек” было выше крыши. Где ж ты бродишь, мужчина?— Доктор, к вам опять Олеся! — уже смеялись медсестры, когда юная девушка из Люберец с волосами цвета переходящего красного знамени в третий раз пришла восстанавливать девственность.

Всхлипывая и вытирая зареванные глаза, она твердила одно и то же: “Сегодня свидание, я его так люблю! Чувствую, что это судьба!”. Но Он, по закону подлости, испарялся, а судьба подкидывала нового.

Да, нелегко нам, бабам... Становится все сложнее и сложнее покорить избранника своей непорочностью. Да и после “этого” далеко не все женятся как “честные пацаны”. Но девчонки все равно надеются на чудо-способ, который не так давно подкинула нам современная медицина. Хотя наши, советские гинекологи “штопали” барышень в районных больницах и раньше — подпольно.

Искать жениха таким макаром можно до бесконечности. Были бы деньги — зашивайся хоть каждую неделю. Правда, случаются иногда и проколы.

Не дождалась одна невеста парня из армии, но, к счастью, вовремя узнала, что можно “все” вернуть обратно. Обрадовалась, побежала к врачу и зашилась в тот же день намертво. Через неделю звонит в панике — оказалось, она беременна!

— Мы, конечно, ей аборт сделали, а потом опять зашили, — улыбается главный врач медицинского центра Сергей Плотников. Он спец в своем деле. Но надежнее фактов только цифры: Сергей превратил обратно в девственниц целых 800 “прожженных” теток. На третьей сотне хочется романтики— Ты доктор? Говорят, из жены девочку можешь сделать? — говорят новорусские мужья, которые приводят своих подруг сами. — Только давай по-быстрому, я в коридоре подожду.

Двухлетняя дочка бегает возле дверей операционной и все время спрашивает у папы, где же мама. А маме тем временем хирург на скорую руку возвращает невинность. А что делать, когда сил нет как переживают некоторые мужики, что взяли девок замуж уже “попорченными”.

Есть и обратный вариант: жены хотят сделать подарок мужьям и зашиваются на годовщину свадьбы, ко дню рождения. Особенно в клиниках давка перед Новым годом.

Воодушевленные своим замыслом женщины чего только не рассказывают работающему между ног доктору:

— Доктор, так хочется романтики! Нарядим елку, зажжем свечи, украсим спальню цветами...

Или:

— Только не думайте, что я такая целомудренная. Это, наоборот, для разнообразия сексуальной жизни. Я вообще только один раз в своей жизни ответила “нет”, да и то потому, что не поняла вопроса.

После операции некоторые женщины втягиваются в образ “девочки-целочки” и приходят потом еще не один раз. Но к одному доктору — не более трех визитов. Почему? Ответ не знают даже сами гинекологи, но предполагают, что клиентки просто стесняются.

Причем “зашиваются” не только молоденькие девушки, но и дамы солидного возраста и статуса: после сорока, с тремя детьми и пятью мужьями за спиной. Податливый гипс простыни сохранит— Хоть убэй, должна быть кровь на простыне, — сшибают наповал восточным темпераментом азиатские невесты.

Вроде бы женщина вполне цивилизованная: кандидат математических наук, преподаватель МГУ. Да и возраст уже не легкомысленный — тридцатник. Но и она туда же. Сама родом из Дагестана, жених тоже оттуда. Она, конечно, может плюнуть на законы, но честь семьи! Да и сестер ее младших никто потом не поведет под венец, если старшенькая окажется “грязной”.

Что уж говорить о цыганках, барышнях из Средней Азии и Турции. Они едут в Москву “зашиваться”, чтобы потом облегченно вздохнуть перед первой брачной ночью.

— Сколько одних только мужей-чеченцев я обманул! — вздыхает Сергей. — Узнали бы, точно убили.

Раньше дамы были более изобретательны. Самым проверенным и надежным способом считалось напоить мужика “в ноль”, чтобы подчистую стереть из его памяти подробности первой брачной ночи. Если фишка не срабатывала, невеста подбрасывала на брачное ложе окровавленное куриное сердечко. Узелок завяжется, узелок развяжется— Не надо меня грузить. Мне уже восемнадцать — зашивайте! — заявляют дурочки, чей паспортный возраст явно не догоняет биологический.

Три парня ржут как кони и пьют пиво в приемной. Ждут, пока их подружку прооперируют. Она проиграла им на спор, что сделает “это”. Представьте, бывает и такое...

Действительно, операция нетрудная и неопасная. Сделает ее каждый студент мединститута так же быстро, как в обувной мастерской сапожник поменяет набойки. Но это будет только временный эффект, рассчитанный на то, что девственность понадобится в ближайшие несколько дней, иначе швы просто-напросто разойдутся. Ведь врачи поступают следующим образом: отверстие стягивают узлом, приблизительно как полиэтиленовый пакет с печеньем, чтобы то не зачерствело. 3—5 минут — и готово.

Другое дело, если ждать принца на белом коне, который неизвестно когда прискачет. Тут нужна уже более сложная пластическая операция, которая займет минут сорок. Зашьют все специальными нитями, которые только через неделю рассосутся, и тогда уже можно приступать к решительным действиям. “Верняк” стоит 600 долларов в отличие от “бистро” за 200. Око за око, зуб за зуб, а девочка — за деньги— Они никогда не говорят о роде занятий, но вы понимаете, на лице все написано, — рассказывает Алексей Путинцев, зам. главного врача “Центра женского здоровья”.

В крупные клиники проститутки не обращаются. Но сегодня есть много новоявленных лавочек и салонов. Для особых клиентов-арабов, которые на вес золота в прямом и переносном смысле ценят “недотрог”, “мамки” отдают за “настоящую” девочку 200, чтобы потом получить за “целенький товар” не меньше штуки.

Одну такую, с лицом Мадонны и кудрями Мальвины, приводили “зашиваться” раз десять. Она все время молчала: молча зашла, молча разделась, молча ушла.

А раньше, кстати, у восточных народов, наоборот, дурным тоном считалось взять в жены девственницу. На Тибете вообще было жестко: познать одного мужчину — все равно что не познать его вовсе. Двадцать мужиков — не меньше, иначе никто в жены не возьмет. Вот и вынуждены были бедные тибетские девушки просиживать по нескольку суток на горных тропах, чтобы соблазнить кого-нибудь из забредших странников. Сами понимаете, Тибет — не Тверская, “снять” кого-то трудновато. Где девственность делать будем?— Зашейте мою девочку! Ее изнасиловали, — с такими словами родители приводят дочерей.

Ей шестнадцать. Кутая худенькие пальцы в рукава мохерового свитера, она стесняется, со страхом озираясь по сторонам. На вечеринке все было в новинку: водка, травка, парни. По малолетству так бывает часто.

Но заботливые родители не понимают, что, восстанавливая своим дочерям анатомию, загоняют ее шок еще дальше, внутрь, а не избавляют от него. Тем более что на самом деле восстановить девственную плеву невозможно. Это же только иллюзия...

Когда в начале 90-х к Сергею Плотникову по дружбе обратилась одна его однокурсница с просьбой помочь, он растерялся. Как восстановить то, чего уже нет? Тем более ни пособий, ни инструкций по сей части в нашей современной интимной хирургии не было и нет до сих пор. Пришлось действовать по принципу любого пластического хирурга: если есть ткани — их можно соединить.

— При желании ведь можно сшить и рот, и пальцы между собой, — смеется “добрый” доктор. — Что уж говорить о девственной плеве! Ни один мужик не почувствует подвоха... Профессия — дефлоратор— Доктор! Избавьте меня от этой девственности, — просят барышни, которые не теряют невинность, а от нее избавляются.

Обычно это “странные” женщины за сорок или молодые девушки, которых их “состояние” напрягает. Все подруги уже давно и активно не девочки, а она все никак. Возникает комплекс: мол, я какая-то не такая. Конечно, глупость. Но врач должен сделать операцию, ведь возраст дурехи позволяет ей самостоятельно принимать решения.

А может, и правильно, ведь раньше в Перу, на Мадагаскаре, Филиппинах и в Центральной Африке дефлорация считалась очень опасным и ответственным делом. Этим занимались только “специалисты”. Что уж говорить об Индии и Чили, где понятие девственности отсутствует до сих пор. Мамаши там настолько энергично подмывают своих дочерей, что девственная плева начисто уничтожается еще в раннем возрасте. И если невеста окажется невинной — значит, грязнуля и плохо мылась. * * *Полчаса пролетели в легкой и непринужденной беседе.

— Вообще-то, мне не нравится операция по восстановлению девственности. Другое дело — обрезание половых губ, — изрек вдруг доктор.

— Ужас какой! А зачем их обрезать? — удивилась я.

Оказывается, в нашей стране масса женщин рождается с дефектами половых органов. Но если даже нет дефектов, то, насмотревшись “Хастлеров”, они стремятся к их совершенствованию. Причем, оказывается, нынче в Москве это самая популярная интимная операция.

— Получается классно, одно загляденье, — вошел во вкус от собственного рассказа доктор. — Такие маленькие, изящные, а если еще и вкачать силикон... Может, заодно и вкачаем?

Но мне уже ничего не хотелось, а в голове заметался тревожно-обрывочный сумбур. Зачем я сделала это? Скажут, крыша у бабы поехала. Да ведь еще никто и не поверит. Фу, а слово “целомудрие” вообще наводит на самые непристойные мысли. Люди, а кто память-то сотрет?!

— Готово, — оборвал мои мрачные размышления хирург и стянул с рук уже ненужные стерильные перчатки.

— Извините, доктор, но я передумала, — робко пробормотала я.

В воздухе повисла немая пауза. Тишину нарушила медсестра:

— Доктор! Для дефлорации вам инструмент готовить или сами справитесь?



Партнеры