Технология свободной любви

7 сентября 2001 в 00:00, просмотров: 1051

Если в программе какого-нибудь российского телевидения вы прочтете: “Один день с Президентом”, документальный фильм, — сомнений у вас не возникнет: это о Путине.

В минувшее воскресенье заглянул случайно в программу, увидел — 18.00 “Один день с Президентом” и включил, чтобы посмотреть, как и за что будут хвалить Путина. Включил с опозданием на несколько минут. Сразу появился наш Президент в окружении Аллы Пугачевой, рядом суетились Кучма и Лукашенко. Стало ясно, что это не повтор, а нечто новое, раз уж в документальный фильм попал “Славянский базар” (летний славянский фестиваль в поддержку то ли культуры, то ли Лукашенки).

Но через минуту оказалось, что это не о Путине. Путин исчез и больше не показывался. А на экране до самого конца без передышки был один Лукашенко.

Снова глянул в программу. Думаю, может, там написано “Один день с белорусским Президентом”? Проверил по другим газетам и тележурналам — всюду так: “Один день с Президентом”, без всяких уточнений.

Люди с бандитским складом ума, должно быть, восхитятся: ловко придумано! Ведь в Белоруссии президентские выборы. У каждого кандидата равное (в теории) право на доступ к эфиру. И какой-нибудь оппозиционер может требовать, чтобы его показывали столько же, сколько Лукашенку.

Но мы для белорусов — заграница. Наш телеканал не обязан соблюдать белорусские законы. И (в теории) может даже не знать о том, что там выборы идут. Допустим, нашему телеканалу вздумалось полюбоваться Лукашенкой — какие претензии?

Если бы накануне выборов Президента России какое-нибудь американское CNN показало фильм о Путине (безразлично: хвалебный или ругательный) — всем было бы на это наплевать. Во-первых, CNN у нас никто не смотрит. Во-вторых, США нам не указ.

Совсем другой коленкор, когда мы показываем Лукашенку. Во-первых, российское ТВ в Белоруссии все смотрят. Во-вторых, верят России и русским телеканалам больше, чем своим, забитым.

Сам документальный фильм по жанру — сладкие слюни. Настолько сладкие, что захотелось поздравить с рекордом...

...Раннее утро Президента Белоруссии (далее ПБ) я пропустил. Но с того момента, как начал смотреть, ПБ неустанно трудился, говорил и двигался.

В кадре порой появлялась моложавая блондинка с микрофоном, которая чего-нибудь у ПБ восхищенно спрашивала. А ПБ с ужасной искренностью отвечал ей на все вопросы. Объяснял, как он заботится о своем народе, как любит свой народ, как все делает для своего народа. А чтобы любить как можно лучше, он поддерживает себя в хорошей физической форме. И к восхищению моложавой блондинки, он успел в этот день и в хоккей поиграть (пока Лукашенко гонял шайбу, дама тихонько повизгивала от восторга), и в баню сходить (в кадре сидел голый Лукашенко, прикрывая срам веником, и сочувственно говорил: “Что, камера запотевает? Я — по-мужски, 130, 140 градусов”).

Камера действительно малость запотела, и голый стал виден как в тумане, но, надо надеяться, глаза интервьюерши не запотели, не стеклянные.

Вдруг телекамера и дама оказались на стройке. Канавы, трубы, механизмы, глядь — навстречу идет Лукашенко:

— Это как же вы меня нашли? Вы за мной шпионите?

Дама хихикнула и что-то залепетала, но что именно — я не расслышал, потому что стало так стыдно, что я застонал.

Чудом нашедшийся Лукашенко посадил даму в машину, сам (!) сел за руль и куда-то повез. Замечательно, что вокруг не было ни души: ни строителей, ни охраны — планета, стройка, Президент.

...С шести утра до часу ночи — 19 часов снимался этот артист. И за все эти 19 часов не нашлось у дамы ни секунды, чтобы спросить: “Тут, говорят, у вас люди пропадают. Не знаете ли, куда? Потому что, видите ли, пропадают исключительно недовольные вами, а довольные все на месте”.

Фильм показали по российскому ТВ. Но показали его не нам, не телезрителям России. Показали белорусскому электорату. Это — технология. Чистая, не придерешься. Хотя воняет ужасно.

Воскресенье, вечер. 20 тысяч долларов минута. Выходит — 500 тысяч долларов. Это братская Белоруссия нам заплатила? Если да, то из каких средств? Или это наш подарок? А зачем? Лукашенко и так выиграет; получит свои 70% (как раз посередине между нашими 52% и туркменскими 99%). Потому Путин и ездил к нему на праздник (хочешь не хочешь, а ближайшие годы с Лукашенкой надо дружить). Так что это позорное кино еще и лишнее, и оттого еще позорнее. Впрочем, кто-то, конечно, заработал; мы их поздравляем.

То ли нас продали наши телетехнологи, то ли — сдали в аренду. Чувство неприятное. А ведь ничего не произошло. И какая нам разница: заплатили? подарили? Если 500 тысяч долларов разделить на всех жителей России — выйдет по 30 центов. Заплатили — прибыль невелика, подарили — убыток невелик.

Нам еще хорошо. Мы эти амуры всего лишь смотрим по телевизору. Нас ласкает виртуальный Лукашенка. А вот Жириновский, Зюганов, Лужков и пр. вслед за Путиным ездили обниматься с Лукашенкой живьем. Такие разные люди, а гляди-ка — всем батька люб. Потому что красавчик? Или потому что выиграет? Или потому что платит?

Но лукавство технологов не дает покоя. Русский канал, “Один день с Президентом” — любой решит, что о Путине. Не о Монголии же, не о Республике Чад.

Заманили? Но зачем нас заманивать — мы же не голосуем.

Заманивали белорусов? Но они не читают наших телепрограмм.

Нет, это технологи спрятались. Чтобы никто раньше времени не понял, какое кино и кому будут крутить в воскресный вечер.

Спрятались, чтобы выскочить из-за угла и ограбить.

...И вот съемочный день, слава богу, окончен. В час ночи Лукашенко провожает телевизионную даму. В кадре — дом Президента Белоруссии, ночь, крыльцо, вой собак.

— Сколько же у вас в сутках часов? — восхищенно спрашивает телевизионная дама, ожидая в ответ “двадцать пять”. — Мы начали в шесть утра, а сейчас час ночи...

— А это неважно! — отвечает Президент Белоруссии. — Важно, чтобы Президент (это он о себе) неустанно думал о народе. Конечно, работа с документами, читать, подписывать — это тоже важно. Но главное все же — думать.

Собаки во все время этого диалога непрестанно выли. Лукашенко — человек искренний, порывистый, захотелось ему как-то оправдаться за это безобразие:

— Видите, собаки тоже устали! — смущенно пояснил он.

Я не понял. Весь этот день Лукашенко ездил на лимузинах и джипах, а вовсе не на собаках. Они за ним даже налегке не бегали. Дрыхли, видать, целый день, пока хозяин заботился о своем народе. Да и не воют собаки от усталости, а спят.

Собаки воют с голоду (но вряд ли президентские собаки голодают). Собаки воют с тоски по хозяину (но хозяин — вот он тут). А еще собаки воют по покойнику. Но батька — живчик, дама — бодра... Может, по Белоруссии? Может, по...

Никогда не спрашивай, по ком воют собаки. (Хемингуэй.)



Партнеры