Москва - СОРТИРовочная

7 сентября 2001 в 00:00, просмотров: 627

Чем пахнет столица тихими вечерами? Да нет, не цветами и зеленой травой. Увы, не ароматом свежесваренного кофе из маленьких кофеен. Даже

не парами бензина... Москва пахнет отходами жизнедеятельности, и только сильный мороз способен законсервировать этот запах.

В подворотни и темные скверы, за гаражи и мусорные баки быстрой походкой идут сограждане, даже не делая вид,

что просто так прогуливаются.

“Пусть там, наверху, о сортирах заботятся”, — выносят они свой вердикт властям и, не найдя следов такой заботы, спешат к ближайшему забору.

Но власти, надо отдать им должное, все-таки стремятся защититься

от потоков брани и, извините, других потоков. Вот, например, принята программа строительства общественных туалетов на 2002—2006 годы. Через пять лет Москва, возможно, и блеснет чистотой,

и запахнет как-нибудь по-другому. Но город-сад вырастет на обильно удобренной почве.
Нужниковое делоДля начала немного цифр. По данным Мосгорсэс, в Москве сейчас функционирует 314 общественных туалетов — подведенных к канализации, с кирпичными стенами. В мэрии, правда, более осторожно говорят о 257 общенародных нужниках. Ну а московское государственное предприятие сантехнических работ, по словам его директора Евгения Нелина, обслуживает 150 стационарных туалетов.

Откуда такая разница в данных? А вот откуда. Просто в 1996 году большинство туалетов было передано на баланс округов, и следы многих мест быстрого удовлетворения надобностей стало труднее отыскать. Некоторые попросту были закрыты — в основном из-за недостатка финансирования. А часть уборных переделали в другие нужные и полезные заведения. Вот некоторые сведения из проверочных документов Моссанэпидслужбы от мая 2001 года:

Зубовский бульвар, 13 — половина туалета “перепрофилирована” под магазин. Садовая Кудринская, 1/2 — уборная превращена... в кафе. Проспект 60-летия Октября (номер дома не указан) — сортир стал рестораном (!). Чапаевский переулок — туалет “вырос” до сауны. 3-я Парковая (кинотеатр “Енисей”) — переделан в автосалон...

Но самую эффектную карьеру сделал туалет на Варшавском шоссе, 18. В нем разместилось (в жизни не догадаетесь) отделение милиции. Спрашивать у служивых, как им работается на новом месте и шутить по поводу “внутренних органов” я почему-то не рискнул.

А из вроде бы действующих туалетов 23 сейчас закрыты на капремонт, еще 34 в таком ремонте явно нуждаются, а 45 просят хотя бы ремонта текущего. Такого рода проблем нет, правда, в Алтуфьевском и Бабушкинском районах, Бутове и Ясеневе, Капотне и Ново-Переделкине. Потому что там, как и в ряде других районов, общественных туалетов нет вообще!

Изменить положение в лучшую сторону и призвана мэрская программа строительства 153 новых туалетов общего пользования. В одном Центральном округе их появится 46, причем в стратегически важных местах: скажем, на Новом и Старом Арбате, у Елоховской церкви, на Сухаревской, Таганской, Тверской и Мясницкой.

Как рассказал “МК” начальник управления комплексного благоустройства Москомархитектуры Виктор Пасенко, новые туалеты проработаны со всех точек зрения. В том числе — с эстетической. К примеру, в центре столицы разместятся металлические кабинки, окрашенные в те же цвета, что и дома “старой Москвы”. А в спальных районах установят туалеты совсем другого типа, выполненные из железобетона. И по своей фактуре они будут отвечать типовой индустриальной застройке.

Впрочем, до утвержденного государственным стандартом идеала — общественный туалет через каждые 400 метров — и спустя пять лет будет далеко. Торжеству гигиены мешает еще одно обстоятельство. Московские строители... подзабыли, как строить туалеты. Уже готовы принять москвичей и гостей столицы нужники в подземных переходах, например, на Кутузовском проспекте и на Манежной площади, напротив корпуса университета. Но, по словам специалистов, часть из них сдана в эксплуатацию с недостатками. В одном месте нет уклона на полу и смывных решеток, в другом установлен единственный общий кран: чтобы починить одну раковину, придется перекрыть все остальные. А о засорении унитаза в случае чего быстро узнает весь подземный переход.

Словом, коммунальщикам еще разгребать и разгребать свои проблемы. Хорошо хоть, что к благородному делу удовлетворения естественных потребностей москвичей подключился частник. Есть такая профессия — Родину подчищатьК своему 85О-летию Москва украсилась невиданным доселе чудом сантехники. Гостеприимно распахнули двери первые 10 пластиковых кабинок, прозванных властями “биотуалетами”. За последующие годы в Первопрестольной их установили на сумму свыше 5 миллионов (!) долларов.

От биотуалетов, правда, московские отхожие кабинки отличаются так же, как бейсболка от шапки-ушанки. Ведь настоящий биотуалет представляет собой замкнутый контейнер, в котором живут бактерии, поедающие фекалии и перерабатывающие их в газ и сухой осадок. Поэтому чудо-уборные могут функционировать очень долгий срок без очистки. Их, правда, уже лет тридцать называют “техникой будущего”, из чего следует, что в настоящее время биотуалеты перетягивать к нам никто не спешит. Московские же голубые кабинки — по сути те же нужники с очком и выгребной ямой, только сделанные из пластмассы и не спрятанные во дворы, а выставленные на всеобщее обозрение. Хотя обрабатывают их особой дезинфицирующей жидкостью, а ассенизационные машины оснащены, по словам директора одной из фирм “коммунальных услуг”, даже средствами спутниковой навигации: маршрут движения дерьмовозок отслеживается в диспетчерской по компьютеру. Впрочем, шланги, которыми откачивают содержимое баков, да и сами машины те же, что и в советском прошлом.

Рынок пластиковых туалетных кабин весьма перспективен, в этой сфере в Москве работают как минимум пять фирм. Однако далеко не каждый “мобильник” становится общественным достоянием. Среди заказчиков преобладают строители — по распоряжению московского правительства, туалетами должна быть оборудована каждая стройплощадка. В работе коммунальных фирм есть даже известная доля романтики. Так, кабинки на строительстве высотных зданий краном поднимают на верхние этажи, дабы рабочие не отвлекались на беготню по лестницам. А при наведении одного из московских мостов туалет, к которому не могла подъехать ассенизационная машина, на барже перевозили с одного берега на другой...

По московским законам пластиковыми “опорожнителями” обязаны обзаводиться и летние кафе. Всякий закон, правда, уничтожают толкования. На том же Арбате расположена уйма питейных заведений, по внешним признакам (столики на улице, тенты, пивные стойки) подходящих под определение “кафе летнее”. При этом кабинок для уединения на Арбате штук шесть — значительно меньше, чем кафешек. Но улыбающийся управляющий одной из пивнух разъяснил мне, что официально их кабак именуется “торговым павильоном”, а потому туалет он содержать не обязан.

Кроме того, одна из фирм поставляет городу тридцать контейнеров для естественных нужд в рамках городской программы “бесплатных туалетов” (всем знакомы, например, шесть синих башенок на Манежной площади). На случай массовых празднеств и гуляний та же фирма резервирует до четырехсот кабинок в месяц.

— А можно ли сделать свой маленький “бизнес” на одной платной кабинке? — поинтересовался предприимчивый корреспондент “МК”.

— Нет, — твердо заявили в одной из фирм. Сам мобильный туалет стоит от 400 до 1500 долларов, но нужно еще учитывать плату за аренду земли и за постоянное обслуживание. Кабинка рассыплется раньше, чем окупится.

В другой конторе, правда, признали, что у нужников есть индивидуалы-собственники. Адресов их, правда, не предоставили. Может, стесняются люди говорить, чем их деньги пахнут?

Всего же в Москве, по примерным прикидкам, около трех тысяч общественных туалетов всех типов. Если учесть, что в Берлине их не менее семи тысяч, догонять европейские столицы мы пока не спешим. Но тем не менее продавцы мобильных туалетов с оптимизмом смотрят в будущее. Железный конь пришел на смену крестьянской лошадке, а на смену зловонному нужнику идут чуть ли не дворцы естественных отправлений — большие металлические павильоны, где можно будет и руки помыть, и даже давление измерить. Конечно, плату за услуги будет принимать все та же “женщина в окошке”. Полностью автоматизированные туалеты ставить в Москве пока не рискуют.

— Сломают их мигом, — в один голос убежденно говорят и сантехники на государственной службе, и бизнесмены. Ведь главной проблемой для общественных уборных по-прежнему остаются их посетители. Свое добро не пахнетЧем плохи окрестности станции метро “Марьино”? Да тем, что там нет густых зеленых насаждений. А два года назад не было там и мобильных туалетов. Пива же в тот замечательный вечер мы с другом выпили много...

— Я знаю, где найти сортир, — сказал хорошо знакомый с местностью друг, — но он закрыт на ключ. А ключи у охранника. Но он даст, он добрый...

Охранник давать ключи отказался, хотя по идее обязан был помочь страждущим. Минут пятнадцать друг уламывал сурового мужчину в форме. Он взывал к его гражданскому долгу и человеческим чувствам. Он пытался его шантажировать, угрожая осквернением ближайшей автобусной остановки. Он убеждал охранника в том, что мы не жаждущие уединения гомосексуалисты, очень убедительно демонстрируя, как ему противно меня обнимать...

Я в разговоре участвовать не мог. Я и стоял спокойно с трудом. Все мои душевные силы были направлены на борьбу с собственным организмом. В тот момент, когда я уже был готов представить себя младенцем, расслабиться и получить удовольствие, охранник сжалился над нами.

— Дольше трех минут не задерживаться, — предупредил он, открывая дверь.

Внутри туалет был теплым и чистым. В предбаннике даже стоял горшок с кактусом. Размерами иголок с ним могли помериться лишь несколько брошенных шприцев...

Охранник ждал нас на выходе. Чуть ли не с секундомером в руках.

— И часто к вам сюда уколоться забегают? — поинтересовался я.

— А что, мы от любви к искусству, думаете, сортир запираем? — злобно ответил блюститель порядка. — Постоянно торчки здесь трутся. Некоторых даже приходится выносить. От унитаза отдираем.

Не знаю, больше ли стало с той поры туалетов в Марьине. Уверен в одном: наркоманов, заходящих в уборные по своим специфическим нуждам, не убавилось.

Точных данных о масштабах сортирного криминала нет. Но любой патрульный милиционер расскажет вам, как гоняют из туалетов алкоголиков, бомжей, а то и любовников, ищущих новых ощущений. Ни один московский гей-бордель не сравнится по популярности со знаменитым “голубым” сортиром на станции метро “Китай-город”...

Кстати, о сексуальных отклонениях. Не так давно прошел суд над любознательным извращенцем, который вырезал окошечки в пластиковых кабинках и подглядывал за посетителями.

Но больше всего туалетам приходится терпеть от простых людей, без вредных привычек и с определенным местом жительства. Кабинки на той же Манежной площади, как оказалось, полностью обновляют каждые два месяца. Вандалы ломают двери и выжигают узоры на стенах. А починки в стационарных туалетах, по словам Евгения Нелина, приходится делать каждые два-три месяца. В них свинчивают лампочки, снимают зеркала, дверные замки. Умудряются уносить даже раковины.

...Нет, со своей раковиной я в уборную не пошел. А вот рулончики с туалетной бумагой в нескольких местах разложил. В туалете рядом с Красной площадью бумага прослужила людям 15 минут, после чего исчезла в неизвестном направлении. В туалете на Профсоюзной мой эксперимент длился 8 минут. Удалось увидеть похитителя: мужчина средних лет с серьезным лицом кормильца семьи. А после посещения сортира на Тверском бульваре я готов был поверить в духов и другие полтергейсты — достаточно было отвернуться на три минуты, как бумага испарилась.

И все громадье наших планов — 153 новых туалета в ближайшие пять лет! развивающийся рынок “мобильных” услуг! — легко нейтрализуется отношением москвичей и гостей столицы к серьезному, в общем-то, делу. Золотое очкоНаписал я все это, и стало мне немного грустно. В самом деле: всегда общественные туалеты ругали, ругают и будут ругать, каким бы сверкающим кафелем ни выложили их полы и стены. А вот понять, помочь — хотя бы попадать в писсуар, тренируя твердость руки и меткость глаза, никто не хочет. И вот в целях поддержки благородного дела коммунальных услуг мы решили учредить премию. Назовем ее, скажем, “Золотое очко”. Пусть она пока что невелика — рулон туалетной бумаги, за которым победители могут хоть сегодня прийти в редакцию “МК”. Важен моральный стимул.

Итак, приз “За оригинальную архитектуру” получает туалет на Большой Тульской улице, рядом с Автозаводским мостом. Идеально круглой формой и приземистостью он напоминает сторожевые башни средневековых русских крепостей. Сходство усугубляется еще и тем, что тяжелые двери туалета постоянно заперты на тяжелый замок и проникновение внутрь агрессора со своим оружием наперевес весьма затруднительно.

Приз “За лучшее внутреннее убранство” присуждается туалету, размещенному на территории храма Христа Спасителя. Простор внутреннего помещения удачно подчеркивается выгнутыми полукругом стенами. К особенностям интерьера туалета можно отнести окошки с деревянными рамами, выполненными в традиционном русском стиле. А о советском дизайне говорят торчащие из стены провода и написанные от руки плакатики: “Не курить!” и “Кабинка не работает!”.

Награда “За бережное отношение к традициям социалистического коммунального хозяйства” досталась общественной уборной на Тверском бульваре за памятником К.А.Тимирязеву. Из двух входов в туалет работает только один. Когда вы спускаетесь по лестнице, то видите стрелки под заветным вензелем “М” и “Ж”, но в какую бы сторону вы ни свернули, все равно окажетесь в одном и том же помещении, которое разделено перегородкой, не доходящей до потолка. Согласитесь, есть в этом что-то от прежнего отношения к бытовым услугам. Многое напомнит посетителям и осклизлый кафель, и закопченные батареи, и консервная баночка для окурков.

Ну а почетная премия “За спецэффекты” отдана туалету в кафе на Большой Бронной. Хозяин заведения по нашей просьбе отвел нас за угол, к черному входу. Дальше нам пришлось забираться на полуметровый порог, балансируя на продавленном деревянном ящике. Роль страховочных подушек выполняли огромные мусорные кучи. Два проема (сами двери отсутствовали) вели в очень похожие друг на друга комнаты. В одной из них располагалась кухня, где готовили вкусную шаурму и чебуреки, в другой — собственно туалет. Сам я туда пройти не рискнул, но мой товарищ, вернувшись, отметил, что таких ощущений не испытывал со времен пионерлагеря, когда в ходу была страшилка о мальчике, поскользнувшемся в лагерном нужнике и утонувшем в его пучине.

А вот приз “За чистоту” мы пока решили никому не давать. Догадываетесь почему?

В отчетном докладе за 2000 год главы Комплекса городского хозяйства Бориса Никольского говорится о жилье и транспорте, об энергетике и московских парках, о бензозаправках и фонтанах — практически обо всем, чем живет огромный 9-миллионный город. Но нет в докладе ни слова об общественных туалетах. Наверное, это не та проблема, о которой принято говорить вслух, да еще и в доступных всем докладах.

А в заключение (и в утешение) хочу поделиться наблюдением. Когда я первый раз оказался в Германии, то поразили меня не вылизанные улицы, не роскошные цветники, а общественный туалет. Такой же грязный, такой же дурно пахнущий, как и наши городские нужники. Я понял, что перед напором народных масс не устоит даже немецкий орднунг. Что уж говорить об Отечестве...



    Партнеры