Четыре вагона свистков

10 сентября 2001 в 00:00, просмотров: 498

Вчерашнее утро для Александра Лукашенко началось со спортивной пробежки — явно не лишней, учитывая, что белорусскому главе предстоял один из самых трудных дней в жизни. К трем часам выборы были признаны состоявшимися: проголосовало больше половины избирателей. А сам Лукашенко всячески демонстрировал уверенность в победе — в то время как белорусы с тревогой ожидали вечера, на который была намечена грандиозная акция протеста оппозиционеров...

О ситуации в Минске — наш специальный корреспондент Елена КОРОТКОВА.

День белорусских выборов пришел как долгожданная кульминация триллера. К этой дате все участники выборного процесса измотались настолько, что единственным тезисом дня стала поговорка: лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас.

В субботу стороны обменялись последними ударами: в почтовых ящиках появились листовки от некоего Белорусского вольного войска, которые призывали граждан на исходе выборного дня готовиться к бою и жечь напалмом администрацию президента. Оппозиция тут же поспешила откреститься от этих призывов, собрав пресс-конференцию в офисе независимых профсоюзов. Журналистов набилось столько, что негде было стоять. Всех интересовало: раз уже ясно, что выборы будут сфальсифицированы, то как вы собираетесь действовать дальше? Секретов единый кандидат Гончарик так и не раскрыл, заявив только, что насилие — это не метод оппозиции.

К середине субботнего дня атмосфера стала сгущаться. Причиной тому были не только свинцовые тучи и непрерывный дождь, но и сведения, которыми обменивались между собой наблюдатели, журналисты и противники Лукашенко. Информация поступала тревожная. На заседании ЦИК были отстранены от процесса наблюдатели от демократической организации “Весна” общей численностью 3 тысячи человек. Прочих наблюдателей должны были нейтрализовать самыми разными способами. Инструкция, разосланная в участковые избирательные комиссии, рекомендовала всем председателям выдворять наблюдателей с участков, если те попробуют задать какой-нибудь вопрос или, упаси бог, написать жалобу о нарушениях. Хочешь наблюдать — сиди как мышка и копи впечатления. Всякая излишняя активность, по мнению ЦИК, должна восприниматься не иначе как вмешательство в избирательный процесс. В момент подсчета голосов рекомендовалось держать наблюдателей на расстоянии 10—15 метров от стола подсчета, а ежели попробуют приблизиться — сдавать органам как нарушителей порядка...

К вечеру начали поступать сообщения об арестах и обысках. Буйные молодцы из БПС (“Белорусское поколение свободы”) были арестованы за проведение митинга. Вернее, они даже не успели его провести: были захвачены на улице. А на квартирах членов молодежной организации “Зубр” были проведены обыски. Правда, самих активистов не задержали. По одной простой причине: несколько дней тому назад они перешли на нелегальное положение и дома не живут. Так что с милицией общались их родители.

Совсем ближе к ночи таксисты стали передавать друг другу по рации сообщения: мол, на окраинах города группируются БТРы. В воздухе запахло грозой. Ничего удивительного, что выстрелы салюта, устроенного в честь 10-летия крупной нефтяной компании, минчане восприняли почти однозначно: ну началось!

Если бы не дождь, то граждане смогли бы лицезреть грандиозное предвыборное действо: на площади перед дворцом Республики в поддержку Лукашенко распевали Алсу, Буйнов и другие российские знаменитости. Поскольку такое массовое и общедоступное явление звезд для Белоруссии редкость, то народу должно было собраться немало. Но мерзкая погода спутала все карты.

И уж совсем на ночь, в качестве колыбельной, телезрителям явился лично президент со своим обращением. Он был краток: никто и ничто не должно помешать выбору белорусского народа. Международные наблюдатели и журналисты должны помнить: их дело наблюдать, а не сомневаться.

К моменту начала голосования сомневаться все уже устали. Народ тихо и довольно дружно тянулся к избирательным участкам. “Проголосовало 780 человек”, — прикрыв трубку рукой, говорил член участковой комиссии, куда я заглянула понаблюдать за ходом волеизъявления. На часах было 11 утра — неплохо для начала. В уголке притулились три наблюдателя, все местные, ни одного международного. Голосующие вопросов не задавали, брали бюллетени и молча шли в кабинки...

Внизу активно торговали дешевыми персиками и бананами. Рядышком за столиками, несмотря на утренние часы, попивали пивко веселые избиратели. Говорят, все торговые точки получили указание: беспрепятственно продавать алкогольные напитки в розлив, без сбора за торговую точку, можно даже — без лицензии на право торговли. Какие лицензии, если у народа праздник...

“Гулянье” ожидалось после восьми вечера. Противники Лукашенко все же готовились выйти на площадь. К этому мероприятию было заготовлено... четыре вагона свистков.

Минск.



    Партнеры