Два патрона и доза героина

12 сентября 2001 в 00:00, просмотров: 1647

Приходит на службу в РУБОП новый сотрудник. Через несколько месяцев его вызывают в кадры:

— Почему не являетесь за зарплатой?

РУБОПовец (удивленно):

— За зарплатой?! А я думал, пистолет дали — и крутись как хочешь...

Анекдот, конечно, но очень жизненный...

Его нашли прямо около машины. Служебная “девятка” сиротливо стояла, приткнувшись к новому блочному дому — гиганту лужковской индустрии. Он лежал рядом.

— Навылет, — мрачно констатировал судмедэксперт, накрывая труп простыней. — Прямо в голову.

Оперативники стояли поодаль и мрачно курили. Смерть как таковая давно уже не задевала их. Она была неотъемлемой частью их работы, производственной необходимостью, к которой рано или поздно привыкаешь. Но когда убивают твоего товарища, поневоле начинаешь задумываться о бренности всего земного. Сегодня — он. Завтра — ты.

Убитого звали Валентин Васюков. Старший лейтенант из окружного, Юго-Западного РОБОПа.

— Похоже, бандюки, — предположил один из оперов.

— Скорее всего, — сплюнул в сторону его товарищ.

...Что произошло на самом деле, вскроется только через несколько дней.

Банальная дорожная ссора. Старший лейтенант Васюков поцарапал новенький “Ниссан” некоего гр-на Луценко. Тот “вызвонил” своего друга — старшего опера ГУБОП МВД Назаренко. Когда аргументы закончились, в ход пошло оружие.

Это было совсем недавно — 23 августа. В Москве. На улице Знаменские Садки. А двумя неделями раньше, в Петербурге, министр внутренних дел Борис Грызлов сделал сенсационное заявление. Он объявил, что все РУБОПы будут распущены, а сама система борьбы с организованной преступностью подвергнется серьезнейшим изменениям...

Я не случайно объединил два этих события воедино. Разные и по масштабам, и по сути, они тем не менее связаны друг с другом самым непосредственным образом.

Борис Грызлов стал первым из всех министров, кто фактически признал: легендарные, овеянные славой РУБОПы переродились, превратившись по сути в тех, с кем надлежит им бороться. В организованные преступные группировки...

Об этом деле писали много. Сначала — в коротких заметках — журналисты лишь транслировали скупые строчки официальных сообщений: за вымогательство взятки в 200 тысяч долларов задержан подполковник ЦРУБОПа.

Потом пришла пора материалов более развернутых. Настрой их вытекал уже из заголовков: “Фигурное каталово”, “Не брал взяток — в карцер”.

Подполковник ЦРУБОПа, писали журналисты (или те, кто от имени журналистов выступал), пал жертвой интриг и черных сил. На эпитеты не скупились: один из лучших сыщиков Москвы, герой, орденоносец...

Что же происходило на самом деле, широкая аудитория так и не узнала. Адвокаты — отрабатывали гонорары. Прокуратура соблюдала тайну следствия.

Из материалов уголовного дела №23507:

“23 апреля 2001 г. гр-н Новиков вместе со своим знакомым Вороненковым встретился с генеральным директором фирмы “Сибфорпост” Тростинцовым. С последним Новиков был знаком по совместному бизнесу.

По заявлению Новикова, Тростинцов был должен ему 10 тысяч долларов США. Однако после получения указанной суммы Новиков и Вороненков на месте были задержаны сотрудниками ЦРУБОПа при МВД России якобы по обвинению в вымогательстве.

В присутствии понятых Сидорова и Черемных сотрудники ЦРУБОПа потребовали от задержанных взятку за освобождение в размере 150 тыс. долларов США. По утверждению руководившего операцией начальника 1-го отделения 5-го отдела ЦРУБОП подполковника милиции Игнатова, эти деньги предназначались для последующей передачи во фракцию “Единство”.

В тот же вечер через своего знакомого Асюнина мать задержанного Новикова, гр-ка Чайковская, передала взятку в размере 150 тыс.

Однако 24.04 сотрудники ЦРУБОПа потребовали у Чайковской дополнительно еще 30 тыс. долларов. Утром, 25.04, у здания ЦРУБОП Чайковская и Асюнин встретились с Сидоровым и Черемных, которые являлись понятыми при задержании. В связи с тем, что подполковник милиции Игнатов ранее представлял их Асюнину как своих доверенных лиц, Чайковская передала Сидорову и Черемных 22 тыс. долларов. Те сообщили, что к 20 часам задержанные будут освобождены, но вечером Сидоров позвонил Асюнину домой и потребовал недостающие 8 тыс. долларов.

Чайковская была вынуждена обратиться в Управление собственной безопасности ГУВД г. Москвы. 3.05 подполковник милиции Игнатов был задержан при получении 8 тыс. долларов США”.

То, что вы прочитали, — сторона, так сказать, юридическая. А есть еще и фактическая. Дело в том, что мать задержанного Новикова — та, что передавала РУБОПовцам взятки — не кто иной, как знаменитый тренер по фигурному катанию Елена Чайковская. Легенда советского спорта и все такое.

Разумеется, звездный статус Чайковской сыграл свою роль при возбуждении уголовного дела. К известным людям — отношение известное.

Впрочем, рано или поздно это все равно должно было случиться. Сколь веревочке ни виться...

Адвокаты Игнатова, публикующие гневные статьи в защиту своего клиента, отчего-то опускают самое главное обстоятельство. Дело Новикова—Чайковской — далеко не единственный эпизод, который инкриминируется подполковнику ЦРУБОПа и его соратникам.

По самым скромным подсчетам, таких дел набралось уже не менее семи. Все они в принципе похожи друг на друга, и это неудивительно: исполнение “заказов” было поставлено в игнатовском отделении на поток. Превратилось в стройную систему заработка.

Вот лишь несколько из “подвигов” бойцов 1-го отделения 5-го отдела ЦРУБОП:

24 августа 1999 г., вмешавшись в спор о наследстве, по “заказу” одной из сторон, они подложили пистолет гр-ну Спирину. То же самое было проделано 4 апреля 2001 г. — гр-ну КНР Лю Дзянь Го был подкинут пистолет “ТТ” и 6 патронов к нему. 15 февраля 2001 г. их жертвой стал гендиректор страховой компании “Инфистрах” (ему подложили “Браунинг”).

2 февраля 2001 г., по “заказу” конкурентов, гр-ну Белозерцеву подложили боевую гранату с запалом, а гр-нам Ауселю, Таланову и Ветрову — героин. 21 марта 2000 г. 0,37 граммов героина и 4 патрона ружейных (калибра 7.62) были подложены гр-ну Новому. Его знакомому — Боровику — 0,29 граммов героина.

7 апреля 2000 г. црубоповцы произвели осмотр помещений фирм “Визит” и “Литерал”, избили директора фирмы Сердитенко, похитили 16 тыс. 200 долларов и потребовали еще 300 тыс. долларов за прекращение проверки. В дальнейшем эта сумма была снижена до 200, а затем и до 43 тысяч долларов. Руководители фирмы, опасаясь за свою жизнь и личную безопасность, собрали искомую сумму и передали сотрудникам ЦРУБОПа.

Все эти эпизоды объединены сегодня в одно уголовное дело. Следователям не позавидуешь. Им приходится заниматься поистине титаническим трудом, поднимая из небытия все то, что еще вчера автоматически списывалось в архив. Заявления, жалобы, ходатайства.

И ведь семь эпизодов — это еще далеко не предел. В 1-м отделении 5-го отдела работали уникальные люди. Один из них — подполковник Пашаев — который месяц, например, находится в бегах. Он сбежал аккурат после того, как прокуратура возбудила уголовное дело. Сразу по трем статьям: превышение полномочий, разбой и принуждение к действиям сексуального характера.

Говорят, Пашаев скрывается где-то у себя на родине, в Абхазии...

...Разумеется, и в МВД, и в ЦРУБОПе не могли не знать, чем занимается отделение Игнатова. Что из боевого подразделения оно превратилось в этакий “стол заказов”, где к услугам клиента предоставлялся весь ассортимент милицейских возможностей: от ареста до подброски наркотиков в присутствии своих, “штатных” понятых (понятые Черемных и Сидоров, через которых тренер Чайковская передавала деньги, участвовали во многих “операциях” Игнатова).

Знали, но делать ничего не делали. Во-первых, по причине того, что закрывать глаза всегда удобнее, чем выносить сор из избы. А во-вторых, потому что подобное стало в ЦРУБОПе уже системой, и отделение Игнатова — далеко не исключение из правил.

Управление собственной безопасности МВД пыталось, правда, хоть как-то остановить беспредел. Но все их письма наталкивались на стену круговой милицейской поруки.

Не случайно вместе с Игнатовым арестованы и двое его подчиненных — Анисов и Золотовский (добавлю: пока — двое). Не случайно начальник его отдела Нарин был отстранен от должности...

Вот оно — зло: все всё знают, но молчат. Молчат, потому что искать правду — себе дороже. Молчат, потому что против системы не попрешь. Молчат, потому что смирились с действительностью.

Только с начала 99-го года против сотрудников ЦРУБОПа было возбуждено 41 (!) уголовное дело. Это с учетом-то недавней неприкасаемости РУБОПОвцев, когда вся верхушка МВД была укомплектована шаболовскими кадрами. При том, что дела возбуждали только в случаях совсем уж вопиющих!

Скажем, сотрудник РОБОПа по Западному округу Бахтиев был осужден за разбойное нападение на автомашину “Газель”. Офицеры Юго-Восточного окружного РОБОПа попались на грабежах междугородных автобусов.

О таких “мелочах”, как подброс наркотиков или оружия (на милицейском сленге — “загрузка”), незаконные задержания, избиения — и говорить не приходится. Подобное в ЦРУБОПе было в порядке вещей...

20 ноября 2001 г. преступная группа в составе: Лялин А.А., оперуполномоченный 2-го отдела 5 ОРБ ЦРУБОП при МВД России, Камнев К.В., оперуполномоченный 2-го отдела 5 ОРБ ЦРУБОП при МВД России, и Лялин К.А., инспектор ОБДПС УГИБДД ГУВД г.Москвы, совершила разбойное нападение на офис фирмы “Фу Лей”.

Подъехав на личной машине “Ауди-100” к вернисажу “Измайлово”, Лялин А.А. и Камнев К.В. зашли в помещение ООО “Фу Лей”, под угрозой применения насилия, угрожая табельным огнестрельным оружием, вывели наружу всех находившихся в офисе граждан, после чего похитили 95 тысяч долларов США, принадлежавших коммерсантам.

Впоследствии, уже после задержания, преступники выдали эти деньги следствию, указав место, где они были закопаны (Дмитровский р-н Московской области).

...В чем же дело? Почему служба, которая должна бороться с бандитами, сама превратилась в средоточие преступных элементов?

Для того чтобы ответить на этот вопрос, следует совершить небольшой экскурс в историю...

Величие РУБОПов тесно связано с именем Владимира Рушайло. И хотя лавры зачинателя борьбы с оргпреступностью принадлежат совсем другим людям, именно Рушайло возвеличил эту линию милицейской работы, создав, по сути, государство в государстве.

Он вывел столичный РУБОП из подчинения города. Он “выбил” шикарное здание на Шаболовке — бывший Октябрьский райсовет. Он добился невиданного, даже по московским меркам, технического и материального оснащения.

Но любая медаль имеет две стороны. Чем мощнее и самостоятельнее становился РУБОП, тем все больше выходил он из-под внешнего контроля. Поговорка — “шаболовские круче, чем солнцевские” — появилась на свет как раз тогда. Именно при Рушайло сотрудники РУБОПа начали втягиваться в криминальные разборки, участвовать в выбивании долгов. Правда, в те времена это не носило еще такого массового характера.

Потом Рушайло сняли. Ставший министром Анатолий Куликов посчитал, что РУБОП чересчур “отбился от рук” и отделил плод от родителя. Однако зерна были уже брошены в землю. И когда в 98-м Рушайло вернулся обратно на коне, зерна эти дали обильные всходы.

Никто уже не обращал внимания на беспредел, творимый РУБОПами. Лояльность и управляемость — единственное, что требовалось тогда от любого милицейского подразделения. И уж в чем в чем, а в покорности РУБОПов прежнее МВД никогда не сомневалось. Недаром большинство наиболее щекотливых дел — политических или коммерческих — министерство решало именно через РУБОПы. Точнее, через ЦРУБОП, переведенный к тому времени в прямое подчинение МВД.

Как КГБ был вооруженным отрядом партии, так и РУБОПы были вооруженными отрядами МВД. Самой надежной, самой преданной гвардией, готовой выполнить любой приказ...

Я ни в коей мере не хочу обидеть всех рубоповцев скопом. Среди них много действительно честных и смелых людей. Профессионалов своего дела.

Вопрос не в персоналиях. Вопрос в системе. Отсутствие контроля, вседозволенность, безнаказанность — вот что развалило РУБОП.

Если начальник отделения милиции несет ответственность за ВСЕ преступления, случившиеся на “его земле”, то РУБОПы не отвечают ни за что. Ни за убийства, ни за разбои. Они как бы борются со всей оргпреступностью в целом, но не обязаны при этом обращать внимания на частности.

С тем же успехом дворники вместо того, чтобы мыть парадные и мести дворы, будут отвечать на все упреки: зато мы знаем, кто конкретно пачкает подъезды.

Рабочий на заводе должен выточить двести деталей. Продавец — распродать свой товар. Повар — приготовить сто котлет.

РУБОПы не должны ничего. У них нет никаких конкретных обязанностей. Только права.

Так чего мы от них хотим? Когда мощная, наделенная огромными, безграничными полномочиями служба оказывается предоставлена сама себе... Когда без лоцманов и штурманов она выходит в самостоятельное плавание...

Результат был понятен еще заранее.

26 июля 2001 года был задержан объявленный в федеральный розыск Бабкин В.В., старший оперуполномоченный 8-го отдела ГУУР МВД, ранее работавший в должности старшего оперуполномоченного 10-го отдела ЦРУБОП.

Он обвиняется в том, что в группе с другими сотрудниками ЦРУБОП (Крупчиком А.Б., Основым Н.Н. и Трифоновым А.В.) 24 февраля 1999 года путем вымогательства завладел денежными средствами гр. Яцуна А.В. и Максимовой И.А. в крупном размере.

Чем занимаются РУБОПы? Глупый вопрос, скажете вы. Ясное дело — борьбой с организованной преступностью. И будете в корне не правы...

Почти ежедневно мы слышим милицейские сообщения: оперативники ЦРУБОПа задержали крупного авторитета... вора в законе... лидера ОПГ... При нем обнаружено 0,29 грамма героина и два огнестрельных патрона. Или три патрона — какая, в сущности, разница.

Подождите, но ведь существует специальная служба, занимающаяся как раз наркотиками, — в каждом городе, в каждом округе. При чем здесь ЦРУБОП?

Разве изъятие мизерных порций героина или анаши — это борьба с оргпреступностью? И почему в таком случае большинство подобных “наркоманов” в скором времени выходят на свободу? В суд отправляются единицы.

Да потому, что наркотики эти (равно как и патроны) — неотъемлемая часть рубоповской работы, поставленная на поток. (Если помните, в отделении подполковника Игнатова она применялась особенно широко.)

Зачем доказывать вину человека? Мучиться, тужиться, собирать улики. 0,29 грамма героина — и дело в шляпе...

Вспоминается спор Жеглова и Шарапова: можно ли засовывать кошелек Котьке Кирпичу? Да, Кирпич — вор. Только где гарантия, что на его месте не окажется завтра невиновный человек — тот же Груздев, например?

“Если мы один раз закон обойдем, другой нарушим, — говорит Шарапов, — то завтра это будет уже не закон, а кистень”.

Посмотрел бы он, что творится сегодня, когда на смену жегловым пришли игнатовы...

Эта порочная практика родилась не сегодня. Но опять: все всё знают и молчат. И одобрительное это молчание воспринималось в ЦРУБОПе как команда к действию.

Все знают, что по закону ЦРУБОП должен работать только в рамках одной конкретной статьи Уголовного кодекса — 210-й (организация преступных сообществ). Все знают, что закон этот прописан только на бумаге. Что на практике РУБОПы занимаются всем чем угодно: экономикой, террором, наркотиками. Чуть ли не проверкой паспортного режима. Только не главной своей задачей — тем, ради чего, собственно, РУБОПы и создавались: борьбой с организованной преступностью...

...В феврале 2000 года в канцелярию ЦРУБОПа поступила странная бумага. Подписана она была следователем ОВД Ломоносовского района Ленинградской области Бондаревой.

Следователь Бондарева поручала борцам с оргпреступностью произвести осмотр партии болгарских консервов, хранящихся на терминале “Солнечногорский”, и передать их на ответственное хранение...

Вы удивлены? Какое отношение к консервированным овощам имеет ЦРУБОП? Разумеется, никакого. Однако это обстоятельство нисколько не удивило начальника 7-го (экономического) отдела ЦРУБОПа Чижикова.

Чижикова вообще трудно чем-либо поразить. Очевидные нестыковки, несуразности в этой бумаге не вызвали у него ни одного вопроса. Например, почему документ был адресован на его имя, но вся работа поручалась сотрудникам РОБОП по Западному округу? Почему в принципе этим должен был заниматься ЦРУБОП, если речь идет о Солнечногорске: в области есть свой РУБОП?

Уже потом, на следствии, Чижиков будет оправдываться тем, что ежедневно просматривает тонну бумаг и не вчитывается в их содержание. Но это потом. Пока же, получив документ, он поручает своему подчиненному, старшему оперу Баранову, опечатать консервы.

А вот дальше начинается самое интересное. 15 марта оперу Баранову звонит по телефону некий человек. Представляется сотрудником питерской милиции: я, дескать, работаю по “консервному” делу. И просит встретить его в аэропорту. Он, мол, привезет постановление следователя об изъятии консервов. Надо помочь.

Баранов мчится в аэропорт. Никаких документов у человека не спрашивает. Просто забирает постановление и вместо того, чтобы зарегистрировать его в ЦРУБОПе, сразу же везет петербуржца в Солнечногорск, где они и изымают эти злосчастные консервы. Ни много ни мало — почти семьсот тысяч банок. Ценой в шестьсот тысяч долларов.

После чего “коллега” улетает домой, оставив Баранову расписку от имени... лейтенанта юстиции Бондаревой. Консервы покидают терминал. Но тут на сцене появляются владельцы консервов. Обнаружив пропажу, они поднимают шум. Бегут в ЦРУБОП. Там только пожимают плечами: все вопросы к следователю Бондаревой.

Выходят на Бондареву: куда, мол, вы дели 700 тысяч наших консервов? “Каких консервов?” — обалдевает Бондарева. “Болгарских...”

Не буду вас больше интриговать. Скажу сразу, что никакого отношения к болгарским консервам лейтенант Бондарева действительно не имела. Никаких поручений в ЦРУБОП не посылала.

Это сделали совсем другие люди: ее коллега, следователь того же отдела Козупеца, начальник ОБЭП Ломоносовского района Пронин и бывший моряк Бондарь. Именно Бондарь под видом петербургского оперативника и приезжал в Москву изымать консервы. Каковые до настоящего времени, кстати, так и не найдены.

Уголовное дело уже закончено. Аферисты с берегов Невы — на скамье подсудимых. Сотрудники же ЦРУБОПа вышли сухими из воды. Несмотря на то что и ребенку понятно: вся эта шайка действовала заодно.

Но... Их невнятные объяснения почему-то вполне удовлетворили следствие. Я, впрочем, думаю, что дело здесь не в даре убеждения. В той круговой поруке, которая царила до последнего времени в МВД. В том “защитном поле”, которым был обнесен ЦРУБОП. Так повелось исстари: победителям дают три дня на разграбление. Правда, три дня эти растянулись на долгие годы... * * *Что такое частность? И что такое общность? На эти вопросы ответит любой школьник.

Частность — явление единичное. Случайность. Общность — явление массовое. Система.

То, что происходило в РУБОПах (и в первую очередь в ЦРУБОПе), — это не частность. Это вполне закономерный итог.

Министра Грызлова сегодня ругают многие. Обвиняют в том, что он разваливает линию борьбы с оргпреступностью. Мне же вспоминаются слова мягковского героя из “Иронии судьбы”: я делаю людям больно, чтобы им было хорошо. Лучше отрезать одну ногу, чем ждать, пока гангрена распространится по всему телу. И чем раньше ее отрезать, тем быстрее болезнь будет побеждена.

Вышедшая из-под контроля, разложившаяся изнутри и снаружи система, система с огромными полномочиями, вооруженная, оснащенная, — это страшная сила. И не дай бог кому-то попасть в жернова этой силы: перемелет, даже “мама” сказать не успеешь...

Кто-то же должен был в конце концов вскрыть этот гнойник...

...Тысяча триста человек — сотрудников ЦРУБОПа — живут в ожидании. Одни — в страхе (ведь ничего другого, как подкладывать патроны и наркотики, они не умеют). Другие с надеждой.

Уже объявлено, что ЦРУБОП будет поделен пополам: часть перейдет под начало столичного ГУВД. Часть — в новосозданное Управление МВД по Центральному федеральному округу.

Но — это на бумаге. Как будет в реальности — никто не знает. Пока же сотрудникам ЦРУБОПа запрещено носить табельное оружие. Его выдают только на конкретные операции.

В кадрах говорят: так бывает при любой реорганизации. Оно конечно.

Жаль только, старший лейтенант Васюков — тот, что был убит из-за пустяковой царапине на “Ниссане”, — до этого дня не дожил.

Как и трое москвичей, застреленных неделю назад оперуполномоченным ЦРУБОПа Соловьевым.

Первого сентября. В День города. В банальной и пошлой “разборке” на Измайловском проспекте...



Партнеры