Бронежилет для статуи Свободы

19 сентября 2001 в 00:00, просмотров: 182

Kуда может быть направлен очередной удар террористов? Американские спецслужбы, проморгавшие Пентагон с “близнецами”, сегодня думают о завтрашнем дне и выделяют четыре наиболее уязвимых объекта города Большого Яблока: статуя Свободы, Таймс-сквер, собор Святого Патрика и Гранд-Централ-Терминал.

Первые три давно уже “работают” символами не только Нью-Йорка, но и страны, а железнодорожная станция ежедневно пропускает через себя около полутора миллионов человек. Их безопасности и посвятили пресс-конференцию девять высокопоставленных сотрудников служб безопасности и экспертов по борьбе с терроризмом. И сошлись на том, что денег на охрану жалеть не надо.

Ближайшее будущее города предстало отнюдь не в розовом свете. Нам нарисовали Нью-Йорк, претерпевающий каскад трансформаций. Статуя Свободы — под защитой ощетинившихся в небо ракетных установок. Таймс-сквер — без единой машины. Максимум безопасности для собора Святого Патрика означает конец традиции никогда не запирать его двери, держа их нараспашку для любого человека. Детекторы металла, вооруженная до зубов стража, специальные отличительные знаки для священников и служек, псы, рыскающие по зале в поисках взрывчатки до и после каждой службы, витражи, покрытые противошрапнельным материалом... И повсюду — нескончаемые очереди, выборочно — обыски, вводятся удостоверения личности, которые трудно подделать...

“Синдромом крепости” назвал такое состояние Джозеф Росетти, старший вице-президент “IPSA International” — ведущей компании по обеспечению безопасности: “Вы укрепляете наиболее вероятные для атаки объекты и должны согласиться с тем, что вас повсюду подвергнут контролю и обыску...

И при этом должны будете понимать, что все эти усилия могут не остановить террориста, готового умереть во имя своей цели, или заставить его переместиться в хуже контролируемое место неподалеку”. Действительно — ведь, не желая нарваться на ракеты, авиатеррористы могут плюнуть на зеленую женщину с факелом в руке и свернуть, скажем, в Эмпайр-стейт-билдинг...

Говард Сэйфир, экс-глава городской полиции, предложил компромиссный вариант: расставить по Таймс-сквер и на подступах к нему около сотни камер слежения с высокой разрешающей способностью, чтобы получить четкое изображение возможных преступников. Кстати, офис “Московского комсомольца” находится именно в этой зоне — прямо на углу с Бродвеем... От бомб в грузовиках спасет их проверка на дальних подступах к скверу. Специальные мусорные урны поглотят взрывы, если в них опустят пакет со взрывчаткой. Перманентно станут проводиться рейды копов с собаками и лабораторий, оборудование которых позволяет отыскать даже слабый химический след... Здания — в том числе и наше — будут укреплены стальными и бетонными конструкциями. Все это — совсем не шутка и не дальняя мечта копов и мэра, а вполне серьезные намерения на самое ближайшее будущее.

Примерно такие же меры обороны разработаны и для Гранд-Централ-Терминала. Каждый работник вокзала будет “просвечиваться”, входы оснастят сверхчувствительными детекторами. Плюс устанавливаются специальные перегородки из материала, поглощающего осколки.

Однако и это все, как пояснил представитель городского управления транспорта Том Келли, не избавляет его от ночных кошмаров с химическими и биологическими атаками этак в час пик: такой сценарий был главной тревогой управления вот уже долгие годы.

Эксперты подтверждают: нет на свете прибора, который может сразу выявить оружие такого типа. А потому предлагается несколько контрмер. Прежде всего все системы кондиционирования будут оснащены оборудованием, нейтрализующим химические и биологические реагенты. Другое средство спасения — убежища, просторные комнаты, двери в которые закрываются при первом обнаружении компьютерами химических или биологических реагентов и не пропускают воздух.

В отличие от трех предыдущих объектов статуя Свободы всегда считалась достаточно хорошо охраняемой. Власти прекрасно осознают ее символическое значение и притягательность для террористов. На ней установлены камеры слежения, а каждый изъявивший желание подняться по лестнице “просвечивается” и “прозвучивается” в поиске металлических предметов. За порядком здесь следят особо выученные стражи, видящие террориста, что называется, насквозь и готовые отреагировать на каждое опасное движение преступника.

Но и здесь выступавшие на пресс-конференции пришли к консенсусу, что сделано далеко не все. Так, движение судов должно бы проходить как минимум в четверти мили от Либерти-Айленда, а туристов не мешало бы подвергать контролю не на спуске с трапа, а еще во время посадки в Манхэттене. Иначе злоумышленник может сойти на острове с сумой, полной взрывчатки.

После событий 11 сентября головную боль экспертов вызывает воздушное пространство над островом. Одни предлагают постоянно держать в боевой готовности истребители, другие отдают предпочтение противовоздушной ракетной обороне.

Словом, если далеко не вся Америка поняла, что такое “осадное положение”, объявленное президентом Бушем-младшим, то жители Нью-Йорка испытывают все неудобства подобного состояния в полной мере...



Партнеры