Билет на тот свет?

19 сентября 2001 в 00:00, просмотров: 889

Театральный сезон 2001 года открылся на новом повороте истории — вот-вот грянет третья мировая. На ее фоне театральные проблемы выглядят, как микробы под микроскопом во время пожара и наводнения. С другой стороны, неизбежность надвигающегося апокалипсиса не может не заставить театр иначе видеть, дышать, чувствовать. Как он думает спасаться и спасать? Веселиться или угрюмо мучиться? Застрадает авангардной натужностью или наконец протрет реалистические очи?

Посмотрим. Но к своему новому сезону он подошел, как в хрестоматийном слогане: “Придите в театр и умрите в нем, если можете”. И глагол “умрите” сегодня следует ожидать явно не от художественного потрясения.

Что порождает естественные страхи.

Например,
Страх кассираВ прошлом сезоне убили кассира. И не рядового, а крупное кассовое начальство. 63-летняя Светлана Дудник была замдиректора государственных концертно-театральных касс (МДТЗК), имела репутацию опытного профессионала и умела ладить как с государственными очагами культуры, так и частными. И тем не менее в мае этого года ее нашли в собственной квартире привязанной к стулу со следами издевательств. Дом был перевернут вверх дном. Денег не взяли, искали какие-то бумаги, документы.

Почему убили Дудник? В УВД Северо-Восточного округа нам сообщили, что ничего нового в деле не прибавилось. Скорее всего убийство спишут на бытовуху, хотя все кассиры убеждены, что Дудник убрала билетная мафия. Так же, как три года назад убили замдиректора старого цирка Зеленцова. Рядом с трупом тогда нашли сожженные бумаги. После этих историй кассиры со стажем стали шугаться даже спекулирующих у театров пенсионеров. Билетный бизнес становится не менее опасным, чем любой другой.Страх публикиЗритель не кассир, и при покупке билетов он может опасаться только за свой кошелек. И для этого у него есть все основания. С нового сезона, как нам сообщили в московских театрах, цены на билеты выросли. Пока немного, рублей на 50—70, и нижний предел директора пытаются удержать, но то, что цены будут расти и дальше, никто не скрывает.

Так сколько же будет стоить в новом сезоне сходить на спектакль? Единой цены нет — так как ценовая политика в разных тетрах выстраивается по разному. Грубо говоря, на аншлаговый спектакль средняя цена не опустится ниже 300 рублей. За эти деньги можно рассчитывать получить место в последних рядах партера, первых — амфитеатра.МХАТ ИМЕНИ ЧЕХОВАПремьера “Кабала святош” в сентябре продавалась за 50—900 рублей. В октябре верхний предел будет доведен уже до 1,5 тысячи.

Самый аншлаговый спектакль в Художественном, “№13”, пока бьет все рекорды — средняя цена 523 рубля. По 1,5 тысячи идут VIP-места в первых семи рядах, причем самые лучшие. За 250 и 300 тоже можно посидеть в партере, но на откидушках.

Комментарий дирекции. Александр Попов (зам. директора):

— Мы будем повышать цены на билеты в зависимости от спроса на тот или иной спектакль. Нижний предел будем пытаться сохранить. “ТАБАКЕРКА”В маленьком зале на 110 мест цены от 100 до 750 рублей на премьеры. От 100 до 500 — на репертуарные спектакли. За 100 рублей можно рассчитывать только на последний ряд, за 750 — соответственно на первый.

Комментарий дирекции. Александр Стульнев (директор):

— Появились состоятельные люди, которых мы наблюдаем вот уже в течение двух лет. Они готовы ходить в театр только при одном условии — им нужны лишь VIP-места, то есть первый ряд. От других, более дешевых (500—400), они просто отказываются. ТЕАТР САТИРЫМинимальная цена будет 90, максимальная 300 рублей. По 300 рублей продается середина первых 14 рядов. Боковые места можно достать за 110. Есть совсем дешевые по 40—60 рублей для категории малоимущих граждан. Их на каждый спектакль выделяют 229.

Комментарий дирекции. Мамед Агаев (директор):

— Хочешь не хочешь, а приходится повышать цены: выпуск спектаклей обходится очень дорого. Если бы государство давало деньги, я бы никогда не повышал.“СОВРЕМЕННИК”также поднял цены. В октябре премьерные спектакли будут продаваться от 30 до 500 рублей. За 30 — откидушки на балконе. По 15 рублей (даже не верится!) — эти же места на репертуарные спектакли.“ЛЕНКОМ”Наш московский “Бродвей” выбивается из общего ряда. До последнего времени здесь пытались держать за билет смехотворную сумму — 150 рублей. В новом сезоне предельная цена составит 200 рублей. Минимальная — 70. Именно за эти деньги можно посмотреть шлягер сезона “Шут Балакирев”. За 70 рублей идут последние ряды бельэтажа, по 200 — первые 7 рядов партера. Первый и второй ряд амфитеатра отдают по 80 инвалидам и ветеранам войны. Правда жизни такова, что некоторые представители этой группы лиц тут же перепродают их втридорога.

Комментарий дирекции. Марк Варшавер (директор):

— Наша идеология — не повышать цены, держать предельную стоимость 200 рублей, чтобы как можно больше людей попало в театр. И я не согласен с теми, кто утверждает, что 300 рублей — это доступная цена. При средних зарплатах в Москве в 2—3 тысячи рублей 300 рублей за билет — это деньги.

Здесь следует учесть, что “Ленком” получает приличную дотацию от правительства Лужкова и благодаря ей держит невысокий потолок цен. Как уверяют в “Ленкоме”, если они лишатся дотации, то все равно будут выкручиваться, чтобы не задирать цены.

Согласно наблюдениям кассиров и администраторов, сегодня 300 рублей за билет уже не пугают публику, и она начинает чесать затылок только после цифры 400. Исходя из этого несложно посчитать, во что обойдется посещение приличного спектакля в приличном театре, если достать билеты по госценам. С посещением буфета бюджет на двоих не зашкалит за 1000, то есть 30 долларов. Можете взять меню любого ресторана, клуба, кинотеатра с системой “долби”, чтобы почувствовать разницу в пользу театра и утешиться. Вопрос в другом — легко ли добыть билеты в гостеатры по госценам?

Хотя в Москве без особых усилий можно найти спектакли и за 30, и за 50 рублей. Но за их качество поручиться трудно. Страх спекулянтовК услугам ленивых и нелюбопытных — билеты у спекулянтов. Этот класс неизменен, как число пи. Прибыльное дело, которым занимаются умные и ушлые люди. Театральная Москва давно поделена на мафиозные кланы. Самый сильный и богатый — у Большого театра и старого цирка. На этих точках опытный спекуль может снять за одно представление 1000 баксов. Из нее он малой частью покрывает собственные расходы, отстегивает милиции, тем, кто дает билеты, и все равно остается с очень приличным наваром. В цирке навар особенно возрастает в зимние и осенние каникулы.

Но не надо завидовать. Горек хлеб театрального спекулянта. Работа эта рискованная. Во-первых, нет уверенности, что удастся сбыть весь товар — ведь спекуль зарабатывает на дорогом партере, продавая билеты у фасада театра день в день. Во-вторых, от больших заработков у некоторых отказывают тормоза, и они плохо кончают. Так, в минувшем сезоне один спекулянт вскрыл себе вены — он не смог расплатиться с долгами. Деньги взял под гарантированную продажу. Продажа не состоялась, нервы сдали. Другой спекуль, оказавшись в подобной ситуации, подсел на наркотики, и теперь с ним боятся иметь дело.

Но спекулянты — барометр успеха, и для театров они хотя и неизбежное зло, но желанное. Во всяком случае, лучшим аргументом для людей из дирекции служит цена на билеты именно у спекулянтов.

Вот рейтинг предельных спекулянтских цен на популярные спектакли:

“№13” (МХАТ) — 200 долларов;

“Шут Балакирев” (“Ленком”) — 150 долларов;

“Три товарища” (“Современник”) — 100 долларов;

“Сирано де Бержерак” (Театр им. Вахтангова) — 70 долларов;

“Андрюша” (Театр сатиры) — 50 долларов.

Не родился еще тот человек, кто предложил бы радикальное средство борьбы со спекулянтами. Эта борьба так же тщетна, как с тараканами. Многие в битве уповают на продажу билетов по Интернету. Профессионалы от театра уверяют, что компьютерный мир — еще один дополнительный источник спекуляции.Страхи новой метлыТеатр понес невосполнимые утраты в лице очень старых руководителей. Пришло время новых, которых боятся. Вот, например, в Театре им. Маяковского, потерявшем Андрея Гончарова, похоже, сезон не будет нового лидера. Первый после смерти Гончарова худсовет из народных и заслуженных артистов постановил варягов не звать и править в театре коллегиально. Фигура, которую хотели бы видеть все в кресле главного — режиссер Петр Фоменко, — от предложения отказался и дал согласие только на одну постановку. Какую — неизвестно.

Сезон “Маяковка” рассчитывает протянуть на ранее сверстанных планах: три плановых премьеры, три внеплановых. Это считается единственным серьезным аргументом, пресекающим “новой метле” все попытки проникнуть в театр. Страх перемен, похоже, прочно поселился в старом театре. Реалистический страхНо хватит о материи. Театр — дело глубоко духовное, и вопрос “Русский реалистический театр — это все наше?” актуален как никогда. Как выяснилось буквально летом — уже не наше. В разрушении мифа роковую роль сыграла Театральная олимпиада, которая показала, что такое качественный реализм. Смешно сказать — француз Люк Бонди с австрийскими и немецкими комедиантами своей невыразимо правдивой, тонкой и парадоксальной “Чайкой” показал во МХАТе, что значит жить на сцене по Станиславскому. Во всяком случае, 64-летней Утто Лямпе, выступившей в роли 43-летней Аркадиной, поверили все, что она “как девочка, как цыпочка, как...”. И что из-за такой молодые мужчины конкретно, а не условно, как в опере, теряют голову. А публика пребывала в уверенности, что она знает немецкий не хуже Штирлица, даже при наличии синхрониста.

Вскоре во МХАТе сыграют обновленную “Чайку” — спектакль Олега Ефремова с артистами Художественного и теперь “Табакерки”.



Партнеры