Итальянские куклы предпочитают печальную любовь

21 сентября 2001 в 00:00, просмотров: 408

На фестивале имени Образцова ждали легендарного кукольника из США Джима Гэмбла. Но из-за ужасной трагедии, случившейся в Нью-Йорке и Вашингтоне, небо закрыли. До Москвы американец добрался только в понедельник утром.

Зато в воскресенье вместо спектакля Джима Гэмбла зрители увидели “Парады” польского кукольного театра из города Белосток. Замена, к счастью, оказалась достойной. Разочарованы были разве что марионеточные фанаты, потому как люди и куклы в “Парадах” сосуществовали на равных. Впрочем, фанаты зря напрягались: техника, с которой актеры манипулировали своими подопечными, была поистине феноменальной.

Когда Гэмбл наконец добрался до Москвы, он показал свой “Волшебный мир кукол”. Его марионетки а-ля Уолт Дисней очень позабавили взрослую публику, а единственная маленькая зрительница, попавшая на спектакль в ресторан “Балаганчик”, вообще сияла от счастья. В Америке Гэмбл — признанный мэтр. Он и актеры его театра дают 1800 спектаклей в год. Высокая производительность труда объясняется просто: хозяин театра и его подчиненные работают в стилистике One Man Show. То есть спектакль показывает один человек, и, следовательно, одновременно в разных концах страны пять кукловодов могут демонстрировать пять разных номеров.

— Я только что прилетел из Нью-Йорка, — говорит он. — Люди в Америке неимоверно разозлены. Они хотят крови, мщения, и это очень грустно. Надеюсь, мои коллеги, которые остались в Штатах, хотя бы немногим американцам смягчат сердце.

— Вы не раз встречались с Образцовым?

— Я познакомился с ним в 1969 году в Чехословакии. Он так захватывающе, на хорошем английском рассказывал о своих спектаклях, что я захотел увидеть их своими глазами. Специально для этого в 76-м мы с женой купили туристический тур в СССР. “Необыкновенный концерт” я смотрел с необыкновенной точки — из-за кулис. Зрелище было действительно фантастическое. А пару лет назад я был на кукольном фестивале в Иране. Туда же приезжал театр Образцова, и мне дали поиграть теми куклами, которыми управлял когда-то Сергей.

— Чтобы в таком почтенном возрасте играть в игрушки, нужно быть ребенком в душе?

— Конечно! Это отличное ощущение! Я говорю: если вам повезет, вы никогда не повзрослеете!

Если спектакли Гэмбла рассчитаны больше на юную публику, то миниатюры итальянца Клаудио Чинелли могут быть поняты только взрослыми. Причем взрослыми, у которых была в жизни большая и чистая, но очень несчастная любовь.

— Большинство ваших спектаклей о любви с садомазохистским оттенком. Откуда такое пристрастие к самоистязанию?

— Любовь приносит людям много радостных моментов. Но мне кажется, что у всякого сильного чувства, как у медали, две стороны: в нем смешиваются наслаждение и боль. Поэтому практически все мои миниатюры заканчиваются печально. В искусстве — драматическом или любом другом — несчастный герой намного интереснее счастливого. А “они жили долго и счастливо и умерли в один день” — этот конец разве что для голливудской мелодрамы.

А вообще, трудно сказать — я управляю куклами или куклы управляют мной. Мне много раз говорили, что со своим двухметровым ростом я во время спектакля кажусь меньше, чем мои полуметровые марионетки.

В театре Образцова Клаудио Чинелли устроили пятнадцатиминутную овацию и даже после этого не хотели отпускать.

И уже начали свои выступления кукольники из Вьетнама, устроившие феерию на воде. Об этом — в ближайших номерах “МК”.

Спектакль Джима Гэмбла можно увидеть в театре кукол на Садовой-Самотечной 21 сентября, миниатюры Клаудио Чинелли — в ресторане “Балаганчик” 22 сентября.





Партнеры