Гундаревой дали молитву от сглаза

22 сентября 2001 в 00:00, просмотров: 1301

Ровно два месяца Наталья Гундарева не покидает больничные покои. 19 июля она была доставлена в Институт Склифосовского с диагнозом: обширный ишемический инсульт. Через два дня Наталья Георгиевна впала в кому. Диагноз изменили: инфаркт мозга. 30 июля из Склифа актрису перевели в НИИ нейрохирургии им. Бурденко. В первых числах августа она пришла в сознание, затем ее отключили от аппарата искусственного дыхания, и вскоре она начала узнавать мужа. Несмотря на улучшение, в середине августа врачи по-прежнему продолжали говорить: “Лечение будет долгим и трудным”. Сегодня к Наталье Георгиевне вернулась речь, постепенно восстанавливается способность к движению, а на днях ее перевели из отделения реаниматологии и интенсивной терапии в отделение сосудистой нейрохирургии.

Репортерам “МК” удалось побывать в НИИ нейрохирургии им. Бурденко и узнать последние новости о здоровье Натальи Гундаревой.

Здание института нейрохирургии круглосуточно охраняют двое мужчин в специализированной форме. Перед ними на деревянном столе — конверт, адресованный Наталье Гундаревой от Ольги Волковой.

— Это еще утро, поэтому так мало писем — обычно Гундаревой по нескольку десятков конвертов в день набирается, а что творилось на ее день рождения! — рассказывает один из охранников. — Целая очередь с поздравлениями выстроилась. Народ до вечера шел. Причем кроме поздравительных открыток и цветов дарили удивительные вещи. Например, приезжали несколько бабушек с банками солений и варенья, мужчины в годах приносили дорогие спиртные напитки, а одна женщина принесла свечку, икону и рецепт от сглаза. “Я точно знаю: Наташеньку сглазили, вот прочитает на ночь молитву — и сглаз как рукой снимет”, — объясняла она нам.

Все цветы и поздравления работники охраны складывали под стол, а вечером относили в кабинет главного врача. Подняться на десятый этаж, в реанимационную палату, разрешили лишь трем посетителям — мужу актрисы, двоюродной сестре и лучшей подруге. Однако переполох в тот день поднялся и среди пациентов. Многие пытались проникнуть в реанимацию и лично поздравить любимую актрису. В тот день впервые за много лет существования института на десятом этаже установили дополнительную охрану. Но все-таки через главного врача больным удалось подарить огромный букет роз Наталье Георгиевне. В свой день рождения она первый раз за полтора месяца улыбнулась.

Самое подходящее место для досужих разговоров, сплетен, мимолетных знакомств — поезда и больницы. Убить время — единственное, чем озабочены пассажиры поездов и пациенты клиники. Правда, первые больше судачат о прелестях жизни, вторые — о болячках, диагнозах и соседях по койке. Неудивительно, что последние три недели все разговоры больных были посвящены здоровью Натальи Гундаревой.

— Сейчас все говорят о ее выздоровлении, а я на днях видела, как ее перевозили — окаменевшее лицо, взгляд в одну точку... — вспоминает одна из пациенток в холле НИИ.

Шестой этаж. Третье отделение сосудистой нейрохирургии. Длинные безлюдные коридоры. При входе — ни привычного для больницы поста дежурной медсестры, ни строгих охранников. Иногда по коридору пробегают молоденькие медсестры в зеленых халатах и колпаках, но на посторонних не обращают никакого внимания.

— Мы очень надеемся на выздоровление Наташи Гундаревой, постоянно интересуемся у лечащих врачей ее самочувствием. Врачи говорят, что она пришла в сознание и стала узнавать родственников, — это огромный плюс, но, к сожалению, в таком состоянии она может пролежать еще несколько лет. Улучшения может и не наступить, — расстраивается пожилая женщина в цветастом байковом костюме.

Также среди больных постоянно ведется обсуждение, почему Наталью Георгиевну сразу не положили в НИИ им. Бурденко. Ведь этот институт федерального уровня является главным учреждением России в ряду крупнейших нейрохирургических клиник мира. Да и специализированных отделений здесь в несколько раз больше, чем в Склифе. “Вероятно, дорого для Гундаревой оказалось пребывание в этой клинике: здесь ведь каждая процедура платная, а в Склифе никто никаких денег не платит”, — предполагают пациентки.

Дальнейшими прогнозами мы поинтересовались у заведующего приемным отделением Анатолия Соколова.

— О каких-то прогнозах говорить пока рано: это как ситуация с подводной лодкой “Курск” — поднимут в октябре или ждать до следующего года, — комментирует ситуацию Анатолий Федорович. — Но то, что сейчас Наталья Георгиевна пробует говорить, может сидеть по нескольку минут в день и уже самостоятельно держит ложку, — это правда. Сегодня я был у нее, и Наталья Георгиевна достаточно уверенно пожала мне руку. Вполне возможно, она встанет. В нашей клинике проходили лечение известные государственные деятели, актеры, звезды шоу-бизнеса, и всех мы поставили на ноги. Если все будет нормально, мы ее выпишем через два месяца. Дальнейшее лечение она продолжит в одном из подмосковных санаториев.

Мы связались с независимыми экспертами в области нейрохирургии.

— Инсульт в стволе головного мозга — это один из тяжелейших случаев в медицине, — рассказывают на кафедре неврологии и нейрохирургии Российского государственного медицинского университета. — Решающую роль здесь играют первые шесть часов. Если врачи за это время смогли как-то радикально повлиять на состояние больного, то шансы к выздоровлению увеличиваются. Потом что-то изменить будет крайне сложно. Насколько нам известно, первые несколько дней ей даже не смогли правильно поставить диагноз. При таком инсульте высока вероятность последующей инвалидности.

Сегодня Наталья Гундарева раз в неделю посещает кабинет электростимуляции речи, проходит курс физкультурной терапии, но все подробности о ее болезни в НИИ им. Бурденко держатся в строжайшем секрете. Муж актрисы запретил врачам распространять какие-либо сведения о состоянии жены.

В столичной прессе прошла информация о том, что через два месяца Гундарева уже выйдет на сцену. Врачи опровергают эти сведения. Во-первых, после инсульта любое перенапряжение автоматически вызовет второй инсульт. Во-вторых, несмотря на старания врачей, современная медицина пока еще не в состоянии восстановить мозговые центры. В противном случае должно произойти чудо.

* * *

Способен ли артист после инсульта выйти на сцену? История театра практически не знает таких случаев. Как правило, после инсульта актеры не выходят на сцену. В Ленинграде, в Большом драматическом театре, прямо на спектакле инсульт разбил замечательного артиста Виталия Полицеймако.

— Папа доиграл до конца, — вспоминает его дочь, актриса Театра на Таганке Мария Полицеймако. — А потом он лежал несколько лет парализованный.

Уникальным можно считать случай, произошедший со Львом Дуровым. Несколько лет назад у него был инсульт, но вполне возможно, что удар был не настолько силен, и артист сумел вернуться в строй. Единственное, что он лишился бокового зрения, но это ему мешает водить машину, а не играть спектакли. Во всяком случае, после инсульта он выпустил в Театре на Малой Бронной несколько спектаклей и сейчас готовится к своему юбилею, репетирует пьесу “Метеор” Дюрренматта.

* * *

У Натальи Гундаревой в Театре имени Маяковского до последнего времени оставалось три спектакля — “Любовный напиток”, “Жертва века” и “Театральный роман”. Поначалу после случившегося дирекция заявляла, что никого на роли актрисы вводить не будет. Но в Маяковке не так много аншлаговых спектаклей, и хорошо посещаемая “Жертва века” не может простаивать. Роль свахи теперь играет срочно введенная актриса Татьяна Домнинская .

А как насчет других спектаклей? Режиссер Татьяна Ахрамкова , сделавшая “Любовный напиток”, сообщила нам, что не собирается по этическим соображениям заменять Гундареву в этом спектакле, тем более что он ставился специально на нее и Евгению Симонову.



    Партнеры