Пока канал не доконал

29 сентября 2001 в 00:00, просмотров: 264

Канал, прорытый трудолюбивыми сталинскими зэками от Учинского водохранилища до Восточной водопроводной станции, — один из важнейших стратегических объектов городского хозяйства Москвы: как-никак рукотворная речка поит чуть ли не треть населения Первопрестольной. Репортеры “МК” решили наведаться в эту запретную зону и проверить, насколько защищена наша питьевая вода от действий тех же террористов.

Попытка приблизиться к берегам канала легальным путем потерпела неудачу. У поворота с Щелковского шоссе на дорогу, ведущую вдоль “водопроводной реки”, путь преградил шлагбаум. Дежурившие на пропускном пункте милиционеры доходчиво объяснили, что для проезда необходим пропуск, который выдают лишь сотрудникам “Мосводоканала” и тем гражданам, которые живут в немногочисленных поселках и деревнях, расположенных в “санитарной зоне”.

— У моего товарища садовый участок неподалеку от Оболдина, так вот я к нему... — на этапе подготовки к “операции” пришлось основательно проштудировать карту.

— Вот пусть ваш товарищ съездит в Акулово, в поселок гидроузла, где находится начальство всех этих сооружений, и там получит для вас разовый пропуск.

Пришлось поворачивать прочь и искать обходные пути. В столь увлекательном занятии репортерам неожиданную помощь оказали пацаны из соседней деревни Пехра-Покровское, встреченные на опушке заповедного леса. Ребята согласились показать свою “партизанскую тропу”, которая выводит на “водопроводное шоссе” вдали от всех контрольно-пропускных пунктов. Правда, предварительно эти сознательные граждане поинтересовались, кто мы такие и зачем хотим попасть “на канал”.

По пути пришлось преодолевать глубокую канаву, осторожно ступая по хлипким ржавым железякам, переброшенным с берега на берег. Зато за канавой началась приметная лесная тропинка, и дальнейший путь был предельно прост. Вот и та самая шоссейка, по которой можно ездить только с персональным пропуском, ее поворот скрывает нас от бдительного ока стражей порядка, дежурящих на КПП у въездного шлагбаума. А чуть впереди, за травянистым холмом — заветный канал. Если очень захотеть... Мальчишки-проводники рассказали, что двое их приятелей как-то даже искупались на спор в этом заповедном водоеме. Однако особо задерживаться поблизости от запретного объекта и уж тем более долго маячить на самом берегу “пустынных волн” ребята не советовали: канал состоит из прямолинейных участков, которые хорошо просматриваются с постов охраны на промежуточных перемычках канала, где установлены насосы и затворы, регулирующие течение воды в этой искусственной реке.

Поблагодарив мальчишек за помощь, мы приступили к третьему этапу “операции” — самому нахальному. Просто взяли да и пошли гулять по обочине дороги, идущей вдоль канала. Движение машин здесь оказалось отнюдь не оживленным, но все-таки время от времени мимо нас проезжали легковушки, очевидно принадлежащие жителям тех самых поселков, которые находятся в пределах “санитарной зоны”. Одна промчалась, другая... На странных пешеходов, бредущих по краю асфальта, никто вроде бы не реагирует. А вот следующая “тачка” притормозила.

— А вы тут что? Вы откуда? — высунулся из кабины седоватый дядька. — Тут же запрещено гулять! Вон и таблички везде повешены, — он кивнул на металлические щиты со строгими предупреждениями, выстроившиеся по берегу.

История про товарища-дачника, якобы живущего в Оболдине, и тут не сработала. Доблестный автомобилист, продолжая твердить про всяческие запреты и пропуска, заявил, что сейчас же сообщит о нарушителях на ближайшем посту охраны. Впрочем, потом он неожиданно нашел другой, более гуманный выход из положения: предложил подбросить нас до этого самого Оболдина. Пока ехали, выяснилась и причина столь высокого уровня бдительности нашего водителя: он, оказывается, много лет проработал на Восточной станции, и полученные там инструктажи по обеспечению уровня безопасности накрепко засели в памяти ветерана.

Итак, эксперимент показал: посещение водопроводного канала — дело хлопотное. Родимый “Мосводоканал” на сей счет позаботился. Но вот если бы на месте безобидных репортеров “МК” оказались террористы, добраться до берега рукотворной реки, текущей к Восточной водопроводной станции, им не составило бы особого труда.



Партнеры