"Высокий Блондин" заснёт на премьере?

29 сентября 2001 в 00:00, просмотров: 215

Самолет со знаменитым французским комиком на борту приземлился в минувший четверг около шести часов вечера. Пьер Ришар приехал играть в театре спектакль “Страсти Пьера Ришара”. Еще два спектакля пройдут в Петербурге, куда, кстати, артист уже улетел в тот же вечер. Перед тем как г-н Ришар отправился в северную столицу, он успел заехать в одно солидное столичное казино, где хорошенько перекусил и пообщался со своим закадычным товарищем — сценаристом Виктором Мережко, а также дал интервью “МК”.

— Я уже два года не был в Москве. Хорошо, что за это время Россия не изменилась. Из самолета я выходил первым. Меня сразу узнали, подошли и сказали: “Вы не будете проходить таможню, сейчас мы вами займемся”. Я ждал, пассажиры с нашего рейса мимо меня все проходили и проходили... “Простите, пожалуйста, а я не могу с ними вместе пройти?” — “Нет, нет, вы — VIP-пассажир, вы не можете с ними. Мы вами займемся”. Через 15 минут мне говорят: “Небольшая проблема, мы ищем ключ от зала”. Потом еще 30 минут. В итоге я ушел самым последним. На улице я увидел длинную белую машину, такую большую, что я никогда и не видел. Я сел в этот лимузин и подумал: неужели она для меня одного? Но сначала зашли двое, потом еще и еще. В итоге я ехал, как в обычном метро.

Мы поехали, и только тут я вспомнил про багаж. Спросил у сопровождающего, все ли у нас в порядке с багажом, он ответил: не беспокойтесь, все нормально. Когда мы проехали полпути, наша машина внезапно развернулась и поехала назад, в аэропорт. Я спрашиваю: “Почему мы разворачиваемся?” Мне как ни в чем не бывало отвечают: “Да мы за багажом едем”. Мы вернулись за багажом, мы подождали всего час, чтобы его забрать. И тогда я сказал: “Теперь я чувствую, что я в России”. Только поэтому я опоздал, прошу прощения. Если бы не это маленькое происшествие, я бы подумал, что я не в России.

— Г-н Ришар, первый вопрос, который очень волнует российских зрителей. Что с Жаном Полем Бельмондо, как он сейчас?

— С ним уже все в порядке. Все наши общие знакомые говорят, что с каждым днем он все лучше и лучше. Сам я его, правда, давно не видел.

— Про ваш спектакль столько говорят, но никто не знает, о чем же он, все окутано тайной. Не приоткроете завесу?

— Если я вам сейчас расскажу все детали и тайны, тогда мы не сможем его успешно продать. Есть и танцы, и песни, есть какие-то комические моменты. Сюжет завязан на моей жизни. Говорю о цирке, потому что его люблю. Говорю о Чарли Чаплине, потому что люблю Чарли Чаплина. В спектакле очень много латиноамериканской музыки. Говорю о проблемах в мире, но не говорю о политике. Говорю о буднях и о том, с чем мы встречаемся каждый день. Говорю обо всем том, что меня волнует. Но главное — просто хочу повеселить людей.

— В спектакле играют ваши сыновья Кристоф и Оливье. Какие у них роли?

— Они музыканты, а поскольку спектакль не совсем обычный, он больше напоминает мюзикл, то, конечно же, когда я его создавал, в первую очередь подумал о своих детях. Да, они будут участвовать в этом приключении, и, кстати, они уже работали со мной — писали музыку к нескольким моим фильмам, поэтому я уже знаю, чего они стоят в музыкальном плане. У них чувство комичного, смешного очень хорошо развито — это, наверное, от отца. — Ришар, довольный, смеется. — Не знаю, могут ли они играть так же, как я, но счастлив, что мы вместе.

— Жена не возражает, что вы вечно в разъездах?

— Да нет, она же понимает, чем я занимаюсь. За что меня и любит. Кстати, сегодня она улетела в Италию. Два года назад она уже прилетала вместе со мной в Россию, и ей очень понравилось здесь.

— Бывает что-то смешное на съемках ваших комедий, что и вас самого веселит?

— Всегда, когда меня спрашивают, что вас веселит, когда снимаюсь в комедиях, отвечаю: я сам. Я умею смеяться сам над собой. Мне также приятно, когда другим приятно, когда они видят, как меня смешно и комично хлещут по щекам. И хотя вы смеетесь, но я-то не смеюсь. Это ведь не две пощечины, это по 9—10 проб. Эдак 20—30 пощечин за день! Вы, конечно же, смеетесь над этим, а я только радуюсь за вас. Но сам я вряд ли над этим смеюсь... Пожалуй, если только мысленно.

— Г-н Ришар, у вас будут русские VIP-гости?

— Я был далеко, во Франции, мои русские друзья занимались приглашениями. Единственное, я знаю, что Михаил Сергеевич Горбачев с дочерью придут посмотреть. Счастлив, что приглашен Никита Сергеевич Михалков. На самом деле я очень мечтаю, чтобы он увидел то, что у нас получилось, поскольку уважаю его как режиссера и мастера своего дела. И еще я хотел, чтобы он видел наше “безобразие”, потому что в спектакле я неоднократно упоминаю его имя.

— Говорят, что французы придумали вам много кличек...

— Единственное прозвище, которое у меня когда-либо было, не знаю почему, дали мне в Таиланде — Пьем. Я спросил: что это значит? Оказалось, это тот, с кем всегда и все случается. Мне кажется, это очень красиво. Во Франции меня еще иногда зовут Пьеро, Пьери.

— Г-н Ришар, при своей занятости вы наверняка безумно устаете. Как боретесь с усталостью, как удается сохранять хорошую форму?

— Иногда меня жизнь устраивает. Иногда нет. Как ни странно, все время я веселый и в хорошем настроении. Бывают моменты, когда становлюсь пессимистом, но даже тогда стараюсь себя развеселить, это получается как-то автоматически. И еще у меня нет привычки расслабляться алкогольными напитками.

— Правда ли, что вы настолько любите подремать, что даже однажды во время спектакля заснули прямо на сцене, из-за чего вас тут же уволили?

— Чистая правда. Не засыпаю только тогда, когда весело. И вы меня извините, если сейчас засну, это будет не специально. Ну, вы сильно не пугайтесь, когда вокруг меня много народу, хорошая атмосфера, я, как правило, не впадаю в сон.

— Люди успешные и талантливые, как правило, успешны во всем. У вас есть какое-либо другое направление деятельности, кроме кино, в котором вы настолько же преуспели?

— Люблю теннис, лыжи, подводное плавание. Для меня это возможность расслабиться. Обожаю музыку и очень хотел бы быть музыкантом. В детстве думал, что стану известным рок-певцом. А было время, думал, что прославлюсь как пианист. Просто немножко играю на пианино и в душе ощущаю себя музыкантом. Очень люблю путешествовать. Обожаю встречаться с людьми разных культур, стран, континентов: интересно попробовать найти с ними общий язык. Мне в жизни повезло — я смог заниматься всем, что люблю.

— Французская пресса писала о том, что вы большой любитель рассказывать анекдоты, что в вашей коллекции их более 100 тысяч. Расскажите любимый!

— Просто так сидеть и рассказывать анекдот... Хуже ничего не придумаешь. И тем более такому профессионалу, как я. Не хочу сказать, что здесь не дружеская обстановка, просто у меня не получается шутить на заказ. Обычно рассказываю анекдоты только в обстановке полной раскрепощенности, например, в уютном ресторане своим друзьям.

— Г-н Ришар, ваши вина пользуются огромной популярностью во Франции. Скажите, между вами и Жераром Депардье, который тоже известен как знатный винодел, нет ли конкуренции?

— Во Франции 8 или 10 районов, где растет отличный винный виноград, и у всех производителей вин прекрасные отношения. Если бы у Жерара были виноградники рядом с моими, мы могли бы друг другу помогать и дегустировать наши вина. Нет, у нас нет никакой ни зависти, ни ревности. Это то же самое, что один человек играет в теннис, а другой в футбол. Мое вино называется “Шато де Бельвек”. Мои виноградники находятся на юге Франции, недалеко от Испании. Там очень тепло, и все лето я провел там — репетировал и следил за виноградниками. Не скрою, бывали времена, когда мы совмещали приятное с полезным. Вы понимаете, о чем я, да?

— Месье Пьер, скажите, как вы относитесь к русским национальным увлечениям: рыбалке, охоте или русской бане?

— Не могу вспомнить, чтобы я когда-либо делал что-то из перечисленного. Не знаю, можно ли назвать это русским обычаем, но совсем недавно мне понравилось произносить тосты, чего я раньше никогда не делал. Эта традиция показалась мне очень радостной — можно публично говорить хорошее, приятное о людях, которых любишь. И самый красивый жест братства — звон чокающихся бокалов. Это то, чему я научился в России и теперь делаю то же самое во Франции, правда, не с водкой, но с бокалом хорошего вина — почему бы и нет?



    Партнеры