Александр Герасимов: Это начинает нравиться

4 октября 2001 в 00:00, просмотров: 189

Он из телезвезд, которых не видно. Работал в программе “Время”, затем НТВ — “Сегодня в полночь” (до Кара-Мурзы), “Рейтинг прессы”. Был на НТВ большим начальником, зам. гендиректора, но после прихода Йордана в “Останкино” ушел на Рен-ТВ, где командует теперь службой новостей.

— Вас можно сравнить с тренером, который перешел в другую команду и знает все слабые места конкурентов. Теперь будете обыгрывать лидеров?

— Обыгрывать — это уж слишком. Новости — это помимо творчества еще высокие технологии и большие деньги. Иногда очень большие деньги. Рен-ТВ на нынешней стадии большими деньгами не обладает. Но всегда существуют какие-то проселочные пути, по которым можно добраться до цели.

— А что ваши хозяева — у них что, нет денег на содержание?

— Дело не в хозяевах, а в экономике ТВ. Нынешний технический охват Рен-ТВ и его рейтинги позволяют заработать определенную сумму прописью, и благодаря этой сумме компания живет. С одной стороны, есть реальные деньги. Это плюс. А минус — в том, что мне надо послать съемочную группу в Пакистан, а купюр “в тумбочке” на это нет, и взять их неоткуда. На “шестерке”, на НТВ, я уж не говорю про ОРТ, РТР, “тумбочка” — есть, а у нас — нет. Наш принцип — жить по средствам. Опять же о футболе. Для того чтобы “Локомотив” начал играть нормально, ему нужно было купить Нигматуллина. А для этого надо вложиться. Если эти деньги есть и ты покупаешь Нигматуллина, то стоимость “Локомотива” сразу повышается. Точно так же и на ТВ. Для того чтобы сделать программу дороже, нужны деньги, чтобы купить высококлассных журналистов или классную технику.

— Где Ольга Романова, которая раньше полуночничала на Рен-ТВ?

— Никуда она не делась. Она будет вести свою авторскую программу в 19 часов, в прайм-тайм.

— У Рен-ТВ есть какая-то информационная политика, или вы сейчас скажете, что только профессионализм, объективность и больше ничего?

— За те три месяца, что я здесь работаю, никаких политических заказов не было. Понятно, что любая телекомпания, имеющая каких-то акционеров, играет в корпоративные игры. У нас это происходит не на уровне наездов, а на уровне дружеской поддержки.

— Как вы оцениваете отношение Путина к нашему ТВ?

— Путин хочет, чтобы в стране была стабильность и чтобы не было очевидной оппозиции. Вот сейчас в стране стабильность. Я не говорю, что это плохо. Мне самому это начинает нравиться. В стране нет политики — через полгода все к этому привыкнут. И у нас появится большая экономика или большая преступность, ведь о чем-то надо говорить. Так развивается государство. На баррикады никто идти не хочет.

— А ваши ученики с ТВ-6?

— У меня ощущение, что ребята успокоились. По крайней мере журналисты. Уж не знаю, что думает по этому поводу Борис Абрамович...

— Переход журналистов с НТВ на другие каналы пошел на пользу информационным программам?

— С одной стороны, разогнали прекрасную команду — это плохо. С другой — благодаря их появлению на других каналах качество там повысилось. Это хорошо. С третьей — уровня прежнего НТВ еще долго никто не достигнет.

— Чем ваши “Новости” отличаются от того, что делается на основных каналах?

— Мы очень выборочны в своей подаче. Если президент посещает дружественную нам страну, но это абсолютно протокольный визит, в результате которого ничего не происходит, то мы не покажем ни секунды этого визита.

— Ваша первая специальность — электротехник, как вы из технаря превратились в журналиста?

— Я был хорошим студентом, готовился в инженеры, писал диссертацию. Но мою должность сократили. Это было еще при Брежневе. Оставалось только “Останкино”, куда требовалось много людей для Московской Олимпиады. Я и пошел. Ходил со съемочными группами, обеспечивал связь. Но в какой-то момент понял, что журналисты, работающие вокруг меня, убогие и ограниченные, и я все могу сделать намного лучше.

— Когда вы вели по ТВ газетное обозрение, то тоже чувствовали, что можете написать лучше журналистов?

— По-разному. Есть много материалов суперкласса. А есть очень забавные. Это нормально. На ТВ — то же самое.

— Телевизионщики на газетчиков смотрят сверху вниз?

— Газетчики говорят, что ни один телевизионщик не напишет чего-нибудь стоящего. Но и газетчик редко когда может прийтись ко двору на телевидении. Эта война будет вечной.



    Партнеры