В самолёте могла взорваться "кровь"

6 октября 2001 в 00:00, просмотров: 761

Как будто воды и небеса озлобились на людей, начинивших их своими железными машинами! Ну куда нашей старушке-Земле столько трагедий сразу?

Только-только стали понемножку утихать рыдания в Америке. Еще не подняли “Курск”, не успокоили души вдов и матерей наших подводников. И вот — пожалуйста, опять крушение самолета, 78 жертв, ни одного спасенного. Даже надежды не было!

“МК” не мог рассказать об этой катастрофе вчера — когда она произошла, мы уже сдали номер в печать. Но сегодня на наших страницах — эксклюзивные материалы, переданные нашими корреспондентами из Новосибирска и Израиля.

Сразу же после катастрофы “Ту-154” специалисты высказали три основные версии трагедии: теракт, попадание ракеты и взрыв “по техническим причинам”. “МК” подверг анализу все три гипотезы с помощью экспертов по авариям гражданской и военно-транспортной авиации.

Версия техническая.
В четверг все единодушно сошлись во мнении: рейс №1812 именно взорвался над Черным морем. Хотя в пользу этого утверждения пока говорит только свидетельство командира экипажа пролетавшего в районе катастрофы армянского “Ан-24” Гарика Оганесяна (его, кстати, тщательно скрывают от прессы). Но и в его показаниях много странного. “Антонов” летел ниже “тушки” минимум на 5—6 километров. Следовательно, Оганесян не мог напрямую наблюдать поведение соседа сверху и тем более взрыв на его борту. Скорее всего армянский пилот боковым зрением заметил уже падающие фрагменты “Ту-154” и взрыв при ударе о воду.

Если все-таки допустить, что самолет именно взорвался и не по чьему-то злому умыслу, а сам по себе, этому может быть от силы два объяснения. Наиболее вероятное — взрыв одного из трех двигателей “тушки”. К такому развитию событий обычно приводит механическое разрушение элементов движка: диски газовой турбины или их валы трескаются, а потом лопаются по швам. Но при подобном раскладе фюзеляж самолета редко разрушается за одну-две секунды. Опытные летчики сразу вспомнят несколько подобных трагедий на бомбардировщиках “Ту-22” в 60—70-е годы. Правда, после тех случаев “двигательные” КБ довели свои детища до ума, и в будущем аналогичных несчастий удавалось избежать.

Определенную опасность для любого самолета представляет его “система кровообращения” — проще говоря, топливные баки и трубопроводы. Баки расположены и в фюзеляже, в нижней его части, и в “корневых” частях крыльев. Воспламенение паров топлива от малейшей искры вполне может угробить лайнер. На некоторых машинах, чтобы избежать этого, в баки по мере их опустошения специально подают нейтральный газ — если экипаж подозревает “подлянку” с электроприводом. В принципе, если бы на борту сибирского лайнера вспыхнуло топливо, летчики узнали бы об этом (благодаря срабатыванию сигнализатора) и успели сообщили о ЧП диспетчеру. Но бывают и исключения... Таким, например, был взрыв американского “Боинга-747” в августе 1996 года, вылетевшего из Нью-Йорка в Париж. Самолет погиб на 15-й минуте полета над Атлантикой, разрушившись моментально. Пилоты не успели подать сигнал бедствия, и американские расследователи установили истину только через год, подняв из океана, со 100-метровой глубины, 90 процентов остатков лайнера.

Если же допустить, что никакого взрыва на борту вообще не было, под подозрение в первую очередь попадает шасси. В последнее время именно на этом типе самолетов случались “колесные” инциденты, когда шасси убиралось или вываливалось в самый неподходящий момент.

Эксперты единодушны: несанкционированный выпуск даже одной из двух стоек шасси на высоте 10—11 километров неминуемо приводит к разрушению сначала крыла, а затем и всего самолета. На все про все — 5—10 секунд... В авиационной практике был даже случай катастрофы французского аэробуса из-за внезапного открытия во время полета створок грузового отсека! Они ударили по хвосту, и самолет рухнул.

Версия террористическая. Израильтяне категорически отрицают возможность проноса бомбы на борт кем-то из пассажиров. Если же следовать поговорке “и на старуху бывает проруха” и предположить, что террорист-камикадзе привел бомбу в действие у себя на груди либо в ручной клади, как персонаж знаменитого романа “Аэропорт” Артура Хейли, то наиболее уязвимой в такой ситуации считается хвостовая часть самолета. Здесь проходят каналы управления двигателями и рулями высоты и поворота. Бомба могла взорваться и в салоне, и в хвостовых туалетах, и в багажном отсеке. Что касается кабины... Дверь в “пилотскую” на “Ту-154” бронированная, и попадание сюда террориста маловероятно. С другой стороны, вчера капитан сухогруза “Капитан Вакула” Николай Цыплаков сообщил, что в поднятой из моря переборке из пилотской кабины имеются три отверстия, напоминающие пулевые. Если эти слова подтвердятся, не исключено, что террорист сначала пошел в атаку на летчиков, поразил их стрелковым оружием, а уж потом привел в действие бомбу. Опять-таки, если шальная пуля попала в баллон огнетушителя, это тоже чревато взрывом. Наконец, от механического повреждения остекления или обшивки пилотской кабины могла произойти так называемая взрывная разгерметизация самолета. Тут и никакой бомбы не надо.

Насколько мощным должно быть взрывное устройство, чтобы самолет рухнул? По оценкам экспертов, для этого достаточно ручной гранаты, особенно осколочного действия (типа “лимонки”). Кроме того, не исключено, что “заботливый” террорист заранее заложил взрывчатку — даже не в салон, а в элементы конструкции самолета при его стоянке и обслуживании. Самые слабые места лайнера — отсеки шасси и багажное отделение. В первом случае это может быть и магнитная мина, во втором — взрывная закладка. Опять-таки израильские спецслужбы уверяют, что пронести через аэропорт имени Бен-Гуриона чемодан с бомбой нереально. Значит, остается участок пути багажа от стойки регистрации до самолета.

Версия ракетная. Версию об уничтожении пассажирской “тушки” пэвэошниками Украины, как известно, первыми выдвинули американцы. Не секрет, что Пентагон с помощью спутников-шпионов внимательно отслеживает крупные учения и маневры, в какой бы точке земного шара они ни проводились. “Игры украинских мужчин на свежем воздухе” в Крыму и акватории Черного моря не стали исключением. Когда пришла весть об авиакатастрофе “Ту-154”, американцы вспомнили, что видели в районе падения авиалайнера следы пролета ракет.

На учениях с боевыми стрельбами пускали ракеты из зенитно-ракетных комплексов наземного и морского базирования. В идеале поражение незапланированной воздушной цели исключено. Во-первых, районы стрельб выбираются заранее и о предстоящих пусках ракет извещаются все заинтересованные ведомства, в том числе авиакомпании. Во-вторых, пуски отнесены на приличное расстояние от внутренних и международных авиатрасс. В случае с сибирским “Ту-154” это расстояние превышало 300 километров.

Однако от неприятностей и ошибок никто не застрахован. Похоже, именно так и случилось с российским авиалайнером. Начнем с того, что, по имеющейся у нас информации, “тушка” более чем на 80 километров отклонилась от основного маршрута — в сторону Крымского полуострова. Оттуда в это время запустили радиоуправляемую мишень ЛА-17, имитирующую цель для средств ПВО Украины (полигон Чаудай, в районе Феодосии). Высота ее полета и эшелон следования авиалайнера практически совпадали. Более того, 11 тысяч метров считаются идеальными для боевой работы сил ПВО.

Теперь главный вопрос: хватило бы “запаса хода” у ракет, чтобы пусть и случайно, но сбить “Ту-154”? К учениям в Крыму привлекались дивизионы зенитно-ракетной системы С-300, ЗРК С-200, С-125, комплексов войсковой ПВО “Бук” и “Куб”. Нехитрые расчеты показывают, что даже после отклонения от основного маршрута авиалайнер летел как минимум в 200 километрах от места пуска ракет. Дальность стрельбы у С-300 порядка 15О километров, и ее ракета вряд ли “дотянула бы” до неплановой цели. Не могли достать российский авиалайнер комплекс С-125 и войсковые средства украинских ПВО. Зато пуск С-200 (зенитно-ракетного комплекса, созданного еще в 60-х годах) мог таить явную угрозу для пассажирского самолета. Максимальная дальность стрельбы у комплекса — 300 км, минимальная — 1200 метров. Как ни крути, а хотя бы теоретическая возможность поражения авиалайнера налицо. Кстати, и американские источники утверждают: “Ту-154” был уничтожен ракетой SA-5 Grammon (С-200 по западной классификации)...

Насколько серьезна “ракетная версия”, вероятно, станет известно после возвращения в Москву главкома ВВС России генерала армии Анатолия Корнукова, который наблюдал за учениями в Крыму. По некоторым данным, он привезет с собой материалы объективного контроля боевых стрельб. Но даже если сведения американцев подтвердятся, Россия и Украина вряд ли обнародуют это официально. “Геополитическая” дружба двух государств, скорее всего, возобладает над объективностью.



Партнеры