Бери шинель, пошли в Кабул?

9 октября 2001 в 00:00, просмотров: 766

Вчера консул талибов в Пешаваре мулла Наджибулла заявил: “Талибан” начинает войну против Узбекистана, активно помогающего американцам. Пока в республике, по сообщениям информагентств, все спокойно. Приграничный Термез “живет нормальной жизнью”... Но все может измениться в любой момент. Между тем гнев талибов рискует навлечь на себя и Таджикистан: его глава Имомали Рахмонов на встрече с японскими политиками сообщил, что Таджикистан разрешил самолетам США использовать свое воздушное пространство, а при необходимости — и аэродромы.

Как поведет себя Россия, если узбекам и таджикам придется-таки отражать талибскую агрессию? Какими обязательствами мы связаны?

Сейчас Узбекистан — член СНГ, но не член Договора о коллективной безопасности: в 99-м году узбеки его просто-напросто не продлили.

Однако это совсем не означает, что Россия останется сторонним наблюдателем в случае конфликта. Как сообщили “МК” в посольстве Узбекистана в РФ, три года назад было подписано двустороннее соглашение о военно-технической помощи. Оно подразумевало поставки наших вооружений в республику, совместные военные учения и подготовку кадров. Узбекские дипломаты намекнули на существование в соглашении и неких “закрытых параграфов” на случай военного ЧП.

Что же касается Таджикистана, он входит в Договор о коллективной безопасности. В соответствии с ним Россия, так же как и другие страны- “подписанты”, в случае внешней агрессии обязана оказывать соседям военную и военно-техническую взаимопомощь. Как нам пояснил руководитель аппарата Комитета СФ по странам СНГ Александр Чеботарев, вопрос о помощи “живой военной силой” должен решаться при участии сенаторов. А они вряд ли на это согласятся. Директор же Института стран СНГ Константин Затулин считает, что если появится непосредственная угроза российским границам, ничего иного, как отправить в зону боевых действий войска, нам не останется. При этом “вряд ли государства — члены Договора о коллективной безопасности смогут оказать Таджикистану какую-либо серьезную помощь. 90 процентов всех обязательств ляжет именно на Россию...”

Возможные сценарии и последствия операции возмездия прокомментировали для “МК” эксперты.



Михаил МАРГЕЛОВ, зампред Комитета СФ по международным делам:
— Я только что вернулся из Америки, где у меня было множество встреч — и в Сенате, и в Госдепартаменте... В американских правящих кругах нет настроя на “маленькую победоносную войну”. Здесь считают, что битва с террором займет от 5 до 10 лет, а ее полем будет вся Азия. Что касается нынешней фазы военной кампании, то она тоже не будет укладываться в традиционную схему современных “колониальных” войн: бомбардировка — переговоры — бомбардировка. Последовательность действий, скорее всего, будет такой: обнаружение баз террористов — бомбардировка — работа спецназа с применением штурмовых вертолетов... Удастся ли США свергнуть режим талибов? Это зависит от того, смогут ли лидеры трех главных этнических группировок Северного альянса — узбеков, таджиков и хазарейцев — договориться между собой, а также от позиции бывшего короля Захир-шаха. Еще во времена его царствования страну взорвали межплеменные и межнациональные распри. Появление в Афганистане нового стабильного правительства напрямую зависит от возможности достижения межнационального консенсуса... Что до новых терактов в США, то их возможности не исключают и сами американцы — не случайно власти США резко усилили охрану главных национальных памятников типа статуи Свободы.

Константин КОСАЧЕВ, зампред Комитета по международным делам ГД: — Первые удары США по территории Афганистана, не носящие адресного, точечного характера, позволяют предположить, что решать задачу уничтожения лидеров террористических структур американцы собираются на следующем, сухопутном этапе операции. Это крайне опасный и малоперспективный замысел. В случае начала широкомасштабной сухопутной операции пострадает не только Афганистан: удар, пусть и политический, придется и по другим мусульманским странам. В результате мы можем получить сразу несколько “афганистанов”, причем с гораздо большим военным потенциалом — Пакистан, Иран, Узбекистан, Таджикистан и Западный Китай.

Если говорить об Узбекистане, президент Каримов сильно рискует. Его поворот в сторону США может обернуться непредсказуемыми последствиями. С началом операции в Узбекистан хлынет поток беженцев. Среди них будет немало озлобленных военной акцией этнических узбеков, которых очень ждут в оппозиционном Каримову Исламском движении Узбекистана. Противники режима, пополнив свои ряды, окрепнут, и разжечь в стране уже объявленный талибами джихад будет лишь делом техники... Что касается Таджикистана, то шаткое равновесие, установившееся здесь после гражданской войны начала 90-х, может быть легко нарушено. Бывшие полевые командиры, которых немало и на госслужбе, и в армии, могут попытаться сместить Рахмонова, и подспорьем им станут все те же беженцы. В такой ситуации единственный гарант стабильности в этой стране — российская 201-я дивизия — окажется в эпицентре пожара...

Владимир ЛУКИН, вице-спикер ГД: — Нет никаких гарантий, что Афганистан будут бомбить три дня, как было объявлено. Ведь цель бомбардировок — уничтожение сил ПВО и авиации талибов, а также систем коммуникаций, командования и контроля. Пока трудно сказать, удалось ли реализовать задачу после первых ударов. В любом случае на следующей стадии операции должна быть решена задача освобождения от талибов значительной части территории Афганистана и создание в этой стране широкой политической коалиции, альтернативы режиму талибов.

Россия — часть антитеррористической коалиции, она уже определилась со своей позицией. Но участие российских наземных сил в операции было бы большой глупостью и по историческим, и по объективным причинам. Решающую роль должны сыграть сами афганцы. Главная задача сейчас — не пустить талибов на территорию Узбекистана. Я думаю, здесь необходимы совместные усилия и России, и США, и других стран.

Афганская “война” — устранение власти талибов на большей части территории Афганистана — не должна занять много времени. Если акция затянется, она вызовет отрицательную реакцию и в США, и в других странах Запада: там население не умеет долго терпеть, к тому же затяжные военные действия могут породить ощущение равенства сил у противоборствующих сторон...

Франц КЛИНЦЕВИЧ, первый зам. главы фракции “Единство”, ветеран-“афганец”: — Я не верю в возможность широкомасштабной операции со стороны движения “Талибан” против среднеазиатских государств. У талибов есть воля, но нет технических возможностей. Но проникновение отдельных террористических групп на территорию других государств — это вещь вполне реальная.

Как участник боевых действий на территории Афганистана, я против использования наших солдат в военной акции против талибов. Но использование наших советников и специалистов — вещь, думаю, необходимая. У меня нет информации о том, что наши советники и специалисты уже используются, но я думаю, что это должно быть.

Сергей ИВАНЕНКО, зам. руководителя фракции “Яблоко”: — Регион операции непосредственно примыкает к нашим границам, поэтому прежде всего необходимо предпринять дополнительные усилия по укреплению границ Узбекистана и Таджикистана с Афганистаном. Так как у России нет настоящих, хорошо укрепленных границ со среднеазиатскими республиками, их границы сегодня — это наши границы. Мы должны оказать поддержку Узбекистану и Таджикистану — и военно-техническую, и политическую, — но нельзя исключать и переговоров о нашем военном участии в защите их границ.



Партнеры