Они нажрались за Родину

15 октября 2001 в 00:00, просмотров: 477

Приятная сенсация произошла накануне выходных в ближнем Подмосковье: здесь удалось взять в плен троих преступников, бежавших в начале недели с гауптвахты военной прокуратуры Химкинского гарнизона. Операция прошла, что называется, без шума и пыли, при задержании не пролилось не капли крови. А благодарить за это следует в первую очередь сотрудников ГИБДД Волоколамского района — именно они поймали дезертиров.

Подробности операции корреспонденту “МК” рассказал автоинспектор Александр Крепак, непосредственно участвовавший в задержании. Кстати, аккурат в тот день герою исполнилось 30 лет.

Инспектор 11-го спецбатальона ГИБДД заступил на службу 12 октября в 21.00 (ночное дежурство обычно длится до 9.00). Их пост находится на 116-м километре трассы Москва—Рига, под Волоколамском. Пятница — самое горячее время: москвичи рвутся за город, народ бурно отдыхает по случаю окончания рабочей недели. И первое ЧП не заставило себя долго ждать. В 22.30 на пост поступило сообщение о введении плана “Перехват”: в селе Ново-Петровское Истринского района трое неизвестных с оружием совершили нападение на небольшой продуктовый магазин, похитили выручку и скрылись на фиолетовой “Волге” с госномерами К631НТ50. Машина с вооруженными преступниками двигалась к Волоколамску.

Навстречу налетчикам была послана патрульная машина с двумя инспекторами — Александром Крепаком и его другом, 26-летним Алексеем Кукуевым. Погода в тот день была не на стороне гибэдэдэшников: к темноте и мелкому моросящему дождю прибавился туман. Дорога, пролегающая в лесистой местности, шла “волнами” — то спуск, то подъем. Двигавшиеся по трассе машины в таких условиях выглядели просто большими пятнами.

Позади осталось уже 15 километров дороги, когда навстречу показалась вереница машин. Свет фар выхватывал их из темноты одну за другой. “Копейка”, иномарка, “копейка”... шестой машиной оказалась “Волга”. Инспекторы быстро сверили номера — все сходится. По словам Александра, чтобы не спугнуть злодеев, они проехали вперед еще около километра и лишь затем развернулись и “сели на хвост”. В какой-то момент “Волгу” едва не потеряли из виду: ее заслонил грузовик, который пришлось обгонять. Таким образом Александр и Алексей довели машину до поселка Возмище — здесь на развилке трех дорог преступники остановились, выбирая путь. В конце концов “Волга” поехала прямо, по дороге, которая вела через Волоколамск. На выезде из города злодеев уже ждали... Александр и Алексей к этому времени передали сообщение на пост ГИБДД, и на трассе был выстроен заслон из патрульных автомобилей.

В какой-то момент злодеи заметили пост, почувствовали неладное и запаниковали... В этот момент Крепак и Кукуев, ехавшие следом, также включили “мигалки” на своей машине. “Волга” заметалась по полосе, затем резко повернула вправо и замерла на обочине.

Александр первым подбежал к машине, рванул правую дверцу... В нос сразу же пахнуло спиртным: бутылки с водкой были раскиданы по всему салону. На переднем сиденье рядом с водителем сидел коротко остриженный молодой человек в спортивном костюме. Как затем оказалось, это и был зачинщик побега — 19-летний Алексей Агеев, житель подмосковной Лобни и сын полковника МВД, подозреваемый в жестоком убийстве 12-летней девочки, дочери полковника Минобороны (“МК” подробно рассказывал об этом в четверг). Его товарищи Николай Блем и Алексей Богдановский вместе с двумя девушками расположились на заднем сиденье. Один из преступников сжимал в руках автомат, на подголовнике валялся армейский бушлат... При задержании только Агеев попытался оказать сопротивление милиционерам и категорически отказывался выходить из машины. Остальные вели себя смирно, лишь дамы пытались устроить скандал. Оружие дезертиры применять не рискнули. Позже выяснилось, что в автомате оставалось всего два патрона... Кроме того, у компании изъяли два перочинных ножа.

В субботу злодеи были переведены в Истринское ОВД. Здесь они дадут показания по совершенному грабежу, после чего ими вновь займется военная прокуратура.

Уже известно, что троица после побега долго колебалась в выборе лежбища. Вариант с Лобней — родиной Агеева — отмели сразу. Молодые люди понимали, что там злодея ждут с распростертыми объятиями (действительно, сразу после побега стражи порядка взяли под контроль пять адресов знакомых преступника по всему городу). Один из солдат рассказал, что у него есть знакомые в Ново-Петровском. Сюда-то и рванули беглецы... Небольшой поселок не был конечной точкой их путешествия: военнослужащие планировали покинуть территорию Подмосковья. “Но, если честно, у них вообще не было конкретной цели”, — говорят оперативники. В пятницу, налакавшись спиртным, друзья “сняли” двух девушек, поехали кататься, а когда бензин кончился, не раздумывая ограбили ближайший магазин, купили “горючку” и продолжили путешествие.

В военной прокуратуре Химкинского гарнизона с самого начала были уверены, что этот побег не был запланированным и организованным кем-то извне. Во-первых, Агеев провел на гауптвахте слишком мало времени, а во-вторых, не был знаком со своими будущими “компаньонами”. Как правило, такие спонтанные побеги всегда заканчиваются ничем.

У сбежавшей троицы не было денег, а соответственно, и еды. Пути к родственникам и знакомым для них оказались отрезаны: засады в местах, куда могли направиться арестанты, были организованы буквально в первые часы после побега. Так что оставалось только ждать, когда оголодавшие беглецы “заговорят”. Ожидания оправдались. Измученные вечным напряжением солдаты ограбили магазин, напились и потеряли бдительность.

Вообще-то в военной прокуратуре ждали, что беглецы сдадутся сами и гораздо раньше. Но, вероятно, арестанты думали, что они убили караульного и теперь им грозит высшая мера наказания — пожизненное заключение, — поэтому и не решались явиться с повинной. Кстати, потерпевший охранник сейчас уже чувствует себя хорошо.

Дальнейшая судьба беглецов понятна. Всем троим будет предъявлено обвинение в совершении группового побега. Блему и Богдановскому грозит до восьми лет лишения свободы, а Алексею Агееву этот срок приплюсуют к наказанию за предыдущее убийство. Непонятно только одно: зачем солдатам, которым предстояло отсидеть всего несколько дней на гауптвахте, нужно было бежать?



Партнеры