ДЕКОЛЬТЕ ДЛЯ ОДИНОКОГО МУЖЧИНЫ

20 октября 2001 в 00:00, просмотров: 161

  Нечасто увидишь восседающих бок о бок за одним столом отечественных деятелей моды из “первого десятка” — люди они, как известно, занятые и без уважительной причины в свет не выходят. На сей раз поводом, собравшим под одной крышей Викторию Андреянову, Владимира Зубца, Андрея Шарова, Игоря Чапурина и даже самого “гуру моды” (так он любит называть себя сам) Александра Васильева, стал российский финал одного из самых престижных конкурсов молодых дизайнеров, учрежденный аж в 80-х годах. Сия компания присутствовала на мероприятии в качестве членов жюри. Сам же конкурс выгодно отличается тем, что победитель может получить действительно все...

     Правда, не сразу. Выиграв московский финал, юное дарование отправляется на финал международный (в этом году он будет проходить в Торонто). А там в случае победы дизайнера ждут не только пресловутые “пять минут славы” и рукопожатия мэтров, но и “реальные” 50 тысяч фунтов стерлингов вместе с приглашением поучиться в дизайнерской Мекке — Школе искусств Св. Мартина.

     Если сравнивать с предыдущими годами, конкурсная одежда стала куда более “носибельной”. Даже члены жюри благосклонно отметили, что теперь на подиуме значительно меньше “банок-склянок” (популярных несколько лет назад в качестве “тканей”). Самыми смелыми на сей раз оказались “ходули”, представлявшие собой ножки балерины, заключенные в металлические каркасы (коллекция “Анна Павлова”), и боксерские шлемы в качестве головных уборов (“Светский раунд”). Возможно, от излишних экспериментов конкурсантов удержали правила, в которых значился весьма категоричный пункт: “В дизайне одежды не должны использоваться портящиеся продукты (пищевые продукты, овощи) и животные”.

     Конкурсантам предложили пофантазировать на тему городской одежды и почерпнуть вдохновение “из ощущений стиля, звуков и пульсов столичных центров нового тысячелетия”. В итоге кого-то урбанистические фантазии побудили одеть мужчин в декольтированные сорочки, кокетливо открывающие мясистые плечи (мужская коллекция “Лихорадка Пушкина”), а кто-то увидел “городскую сумасшедшую” третьего тысячелетия в балетной пачке с перьями и полосатой блузке на манер тех, что носили спортсменки-красавицы в 30-е годы (“Джадо”).

     Поскольку неискушенная публика каждый раз ломает голову: “И как это жюри выбирает из стольких коллекций что-то одно?”, представители высокой комиссии на этот раз честно признались, как они оценивают плоды дизайнерского творчества.

     Владимир Зубец: “Я оцениваю эмоционально. Если мне нравится чья-то коллекция, значит, в этом что-то есть: и модность, и взгляд в будущее”. Примерно в том же духе высказалась и Виктория Андреянова: “Я — за моду с человеческим лицом. Мне интересно, когда за работой есть какая-то история”. Наиболее краткой была Наталья Тюрина, заявившая, что будет оценивать одежду с точки зрения “сексапила”, а наиболее подробно — Александр Васильев: “Главный критерий, конечно, модно — не модно. Причем важно, чтобы они делали не то, что модно сейчас, а что будет модным через 2—3 года: они должны видеть тенденцию. И, конечно, одежда должна быть носибельной”. Историк моды сделал и свой мини-прогноз на будущее, довольно зловещий: “Так как мода меняется только во время войны, сейчас — очень важный момент”.

     В итоге из 38 коллекций самой “сексапильной”, “носибельной”, “очеловеченной” и “устремленной в будущее” оказалась работа “Белые Ирисы” дизайнера Ольги Венедиктовой из Омска. Кстати, ее модели были хоть и совсем не оголенные, но очень даже женственные и в меру романтичные.

    



Партнеры