Не стой под струёй

22 октября 2001 в 00:00, просмотров: 758

Знакомство отцов города с новой снегоуборочной техникой состоялось как нельзя кстати. В минувшие выходные в Москве прошел первый снег. В ожидании Лужкова производители хвастались своими изобретениями перед журналистами.

Почти вся новая техника многофункциональна. Один и тот же агрегат может и дорожки чистить, и химические реагенты разбрасывать, и мусор сортировать. Комплектация зависит только от требований покупателя. Если, конечно, такие появятся... Пока власти города внимания на такие машины не обращают, городской заказ под них не дают и денег, соответственно, не выделяют.

Счастье улыбнулось лишь изобретателям установки по сбиванию сосулек. Предложенный ими метод сразу же покорил сердце Лужкова своей простотой: “Зачем нам лазер? Зачем нам сложные технические навороты, если решить проблему можно с помощью обыкновенной воды?” Тонкая струя, находящаяся под давлением в несколько десятков атмосфер, филигранно срезает ледяную коросту. Да что там короста! Изобретатели утверждают, что ей вполне по силам разбивать кирпичи. Впрочем, это уже повод для беспокойства, а не для радости... Зная, в каком состоянии наши дворники обычно выходят во двор, можно себе представить, во что превратятся дома, если вместо сосулек они начнут палить по стенам и карнизам.

Претензии по технике безопасности есть и к снегоплавильным пунктам. В минувшую субботу Лужкову продемонстрировали, как сотни маленьких ножичков в считанные секунды измельчают огромные снежные глыбы, чтобы они быстрее смешались со сточными водами коллектора. Но мэр, как оказалось, думал не о технологии. “Надо бы тут сетку натянуть, а то в темноте, не дай бог, кто-нибудь оступится и попадет под эти ножички”, — мрачно посоветовал он.

Обычно в зимний сезон в Москве выпадает 36 млн. кубометров снега. В этом году правительство города решилось на два нововведения — во-первых, запретило сбрасывать его в Москву-реку и Яузу, а во-вторых, отказалось от использования технической соли. Сказать, что это прогресс, значит, ничего не сказать. Это — революция сверху, нарушение многовекового уклада, последствия которого пока мало предсказуемы. Впрочем, сам Юрий Лужков уверен, что это будет наша самая лучшая зима. Правда, очень холодная и очень снежная.



    Партнеры