Выживет сильнейший

25 октября 2001 в 00:00, просмотров: 768

Вот и кончилось лето. Байкеры поставили своих железных коней в гаражи, и, казалось бы, работники столичного ГИБДД могут теперь вздохнуть спокойно. Но не тут-то было. Теперь у них появилась новая головная боль — причем почище “байкерской”. Вдруг откуда ни возьмись появилась новая мода среди молодых отпрысков богатеньких родителей — нелегальные гонки по ночной Москве. А масла в огонь подлил фильм “Форсаж”, идущий в эти дни на столичных экранах и рассказывающий о том же самом, но с американским акцентом.

Предыстория подпольных гонок такова. Однажды летом группа владельцев мощных иномарок собралась на набережной и на спор решила определить, у кого тачка круче (аккурат как в фильме “Рыцарь дорог”(Knight Rider) с Дэвидом Хассельхоффом в гл. роли). Резина горела, скорости были бешеные, дорога была пуста. Но однажды “ребятишки” попались под зоркие объективы камер совместного рейда ГИБДД и “Дорожного патруля”. После показа сюжета по ТВ адреналин взыграл в крови владельцев навороченных BMW и Mercedes’ов, а ставки за обладание лидерством подскочили вдвое. Еженедельная смена дислокации и времени, чтобы избежать встреч с “бело-голубыми”, достигла апогея к августу. Излюбленными местами ночных райдеров стали, помимо набережных, Третье кольцо, на котором можно разогнаться за 200, и отдельные участки МКАД.

Но тогда никто не мог и предположить, до чего дойдет фантазия устроителей ночных гонок по Москве. А достигла она следующего. Часа в три ночи “энтузиасты” собирались на определенной точке, делали ставки (от 500 до 1000 руб.) и стартовали с промежутками в 30 секунд. Финиш объявлялся за пару секунд до старта (например, от Триумфальной арки до стадиона “Локомотив”).

Правил в этой опасной игре нет никаких. Главное — добраться до финиша, несмотря на светофоры, разметку, запрещающие знаки и уж тем более на сотрудников ДПС. Главное в достижении победы — абсолютное знание улиц и дворов Москвы, а также умение договориться с представителями правоохранительных органов в случае остановки. Выигрыш — не более 5 тысяч рублей. Но не это главное...

В одной из газет недавно был описан случай, когда “клиент” на “Фольксвагене” шел по Тверской со скоростью 170 км/ч. Смеем вас заверить, что это вранье, ибо даже ночью по центральной улице Москвы до этой скорости разогнаться невозможно.

Итак, мы подошли к главному. Существует на сегодняшний день три вида экстремальных гонок. Первая — по городу с учетом знания дорог (говорят, что рекорд принадлежит некоему владельцу BMW, домчавшемуся от Красной площади до “Шереметьево-1” за 17 мин. и владельцу Opel Vectra — от метро “Улица 1905 года” до Олимпийской деревни за 7 мин.). Вторая — на мощность — по прямой на четверть мили (около километра) с места до финиша. Третья — самая безобидная и безопасная. Это ночные гонки на Ходынском поле. За определенную мзду группа из десятка иномарок въезжает на территорию взлетно-посадочной полосы и развлекается всю ночь до предела.

В опасные игры ныне играют богатые господа, скупившие, по слухам, на рынках почти все мощные подержанные машины, которые за эти деньги и разбить не жалко. В отличие от байкеров, угроза теперь не только для пешеходов, но и для тех, кто нормально ездит по Москве. А что же ГИБДД?

Бесконечные обзвоны руководства ни к чему не привели, и лишь один из сотрудников, просивший не называть его имени, выдал нам следующую информацию:

— Во-первых, у нас есть опыт работы с гонщиками, и для этой цели закуплены очень мощные патрульные машины. Естественно, что на “Фордах” и “десятках” экстремалов не догнать. Во-вторых, не надо делать из этого трагедии, т.к. пока (!!!) не было ни одной серьезной аварии с гонщиками. В-третьих, очень несовершенна правовая база, ибо доказать, что владелец машины участвует в криминальных гонках, невозможно. Групповая езда у нас вообще никак не фигурирует в ПДД, а штраф за скорость — это около 300 рублей. Для участников гонок на выживание это вообще не деньги. На таран наших патрульных машин они не идут, а стрелять по колесам мы не имеем права. Ситуация на сегодня практически безвыходная.

А что думают по поводу нелегальных ночных гонок те, кто стоял у истоков “бойни на треках Крылатского” (надеюсь, вы помните еженедельные “Гонки на выживание”)?

Алексей Лысенков (“Сам себе режиссер”): “С удовольствием бы поучаствовал, но ставки должны быть иными”.

Николай Фоменко: “Все вопросы к моему директору, я с прессой лично не общаюсь”. (А что, директор нынче ездит за его рулем?)

Может быть, профессионалы настоящих гонок что-то прояснят?

Виктор Козанков, ветеран российского автомобильного спорта, чемпион страны по шоссейно-кольцевым гонкам в классе “Формула-3”:

— Конечно, кое-что о “ночных гонках” я слышал. От гонщиков и от своих друзей. Но ни я, ни те, кто мне рассказывал об этом, особой информацией не располагают. Знаете, по Москве и так стало тяжело ездить. И подобные “соревнования” только вредят: они же могут привести к тяжелейшим авариям в нашем городе. Проблема, думаю, не только бандитского характера. Наверное, участники — молодые люди — не найдут лучшей возможности почувствовать себя гонщиками, “выпустить” пар... А все почему? Да ведь по существу проводить автомобильные соревнования у нас стало негде — доступны только футбол и хоккей. А “Формула-1” есть только по телевизору. Стал бы я участвовать? Нет, никакие финансовые затруднения меня к такой деятельности не приведут.

Михаил Ухов, чемпион России по шоссейно-кольцевым гонкам 2000 года в классе “Туринг”:

— О нелегальных гонках в Москве мне приходилось слышать краем уха. Милиция их действительно поймать не может. И понятно почему: они меняют “места дислокации”, а сами соревнования очень скоротечны. “А-ля Америка” в общем. В Штатах такие мероприятия испокон веков существуют. Во всем мире есть масса поклонников автоспорта, и они хотят реализовать себя. Наши “нелегалы” попадают в эту структуру под влиянием голливудского кино: там этой теме посвящены целые ленты. Ну а еще? Столько молодежи к нам обращается: возьмите нас, мы крутые! Но в России стать гонщиком крайне трудно: привлечь молодежь команды практически не могут, ведь новичков надо тщательно готовить, а это требует денег. Мы ведь стали пилотами еще в советские времена. Я не согласен с этими гонками без правил. Но если их легализовать и, скажем, проводить на закрытой Ходынке — было бы прекрасно. Привлечь зрителей, спонсоров, получать прибыль — вот и решение всей проблемы.

Михаил Нарышкин, победитель “Ралли Австралия”, чемпион России по внедорожным ралли-рейдам:

— Не только слышал, меня даже туда приглашали. Была по крайней мере когда-то такая тусовка, может быть, и сейчас есть. Тогда это явление было стихийным, без особой программы. С чем связано это явление? Да в том числе и с тем, что гоняться человеку, полюбившему автомобили и скорость, сейчас практически больше, кроме московских улиц, и негде. Я ответил организатором отказом как профессионал, у которого есть своя возможность выброса адреналина. Да и не считаю эти ночные заезды разумными: это очень опасно. Повторяю, очень...

Итак, все началось с кино . Впервые мы увидели нечто подобное в фильме “Французский связной” 1971 года, где полицейский преследует наркоторговцев. Затем в сериале “Рыцарь дорог” (см. выше). Продолжение темы — любимый фильм Алексея Меринова (главного художника “МК”) “Братья Блюз”, где разбивается рекордное количество за всю историю кино полицейских машин. Затем, естественно, “Безумный Макс-2” и “Такси” с “Такси-2”, где скорость более важна главному герою, чем воздух. Плюс к этому две версии “Угнать за 60 секунд” 1974 и 2000 года с лязгом разбивающихся машин. И вот теперь “Форсаж”, способный добить ГИБДД.



Партнеры