Очередь за жульем

30 октября 2001 в 00:00, просмотров: 393

Говорят, дареному коню в зубы не смотрят. Но если “подарок” оплачен? Если это — квартира, и оплачена она годами жизни в жутких условиях? Ответ на эти вопросы напрашивается сам собой...

Прошел год как очередник Марина Аркадьевна Малинина получила ордер на квартиру. И три месяца как суд вынес решение: выселить из ее квартиры незаконного жильца. Но он и не думает освобождать чужую жилплощадь. И помочь пенсионерке не может и не хочет никто.

Отстояв 11 лет в очереди, Марина Аркадьевна (инвалид второй группы) наконец получила двухкомнатную квартиру на Рогожском валу. Было это 26 октября прошлого года. Но в ГРЭПе, куда женщина пришла получить ключи от своей будущей квартиры, ее огорошили: “Ваша квартира занята”.

— Там самозахват — спокойно пояснил Малининой один из работников ГРЭПа, — в квартиру вас вряд ли пустят. Можете попросить соседей, живущих этажом выше, показать квартиру — у них такая же планировка.

Никто из соседей пенсионерке дверь не открыл: просто не поверили, что она получила занятую квартиру. И кем! Захватчиком оказался... участковый из местного 70-го отделения милиции Владимир Геннадьевич Иванов. Фигура заметная. Похоже, в жилотделе о жильце в погонах тоже знали. Поэтому, когда Малинина пришла туда с жалобой, не охали и не ахали: просто предложили другой вариант — квартиру на Волгоградском проспекте. Но и в этой квартире двери были тоже заперты. Соседи поведали Малининой детективную историю о том, что три месяца назад в этой квартире умерла бабушка, и квартира “находится в судопроизводстве” — на нее претендует родня покойной.

Получив от Малининой очередной отказ, жилотдел опять предложил ей захваченную квартиру на Рогожском валу. На этот раз окончательно. “Мы его выселим”, — пообещали пенсионерке жилищники. Но в суд подали только после того, как Малинина написала письмо мэру. На дворе уже стояла зима.

В конце февраля участковый позвонил Малининой сам: “Мне дали квартиру в Бутово. Подождите немного, я выезжаю”. Потом позвонил некто Тимофеев из милиции. “Жилье ему дали, — отрапортовал голос, — ГРЭП сейчас там ремонт делает”. Так прошло еще полтора месяца. Наступила весна. 10 апреля Малининой официально дали ордер и прописали. А милиционер все “выезжал”. Пенсионерка опять позвонила Тимофееву. Тот привычно доложил обстановку: “Мы ему никак ванну не найдем, и унитаз там разбитый”. В июне суд вынес решение: самозахватчика выселить в общежитие до 1 сентября. Но уже октябрь, а милиционер и не думает паковать чемоданы.

Судебные приставы, такие расторопные, когда дело касается выселения или ареста имущества простых москвичей, на этот раз проявляют чудеса бездействия. “Может быть, весь октябрь ждать придется, — предупредили они пенсионерку. — У нас почта плохо работает”. А недавно начальник отделения судебных приставов строго сказал Малининой: не звонить. Мол, не вы судились — не вам суетиться.

— Судилась действительно не я, а управа, — вздыхает женщина. — Но управа руки опустила. Никто не хочет с милиционером связываться. Хотела в суд подать. Там ответили: два раза за одно и то же не судят.

Уже почти полгода она платит по 230 рублей в месяц квартплаты, а вселиться не может. Самозахватчику и здесь повезло — ему даже платить за жилье не надо.

Испытывание на прочность пенсионеров, похоже, стало любимой забавой жилотделов и окружных управлений муниципального жилья. Между тем именно от них зависит, какую квартиру получит очередник и где она будет находиться.

Поэтому очередникам приходится быть во всеоружии и многое знать. Например, то, что не надо полагаться полностью на жилищный отдел префектуры или управы. И если вы собираетесь судиться по поводу занятой кем-то вашей квартиры (а такие случаи, увы, не редкость), в этом процессе вы сами должны быть соистцом. Тогда на полном основании сможете спрашивать с судебных приставов, почему они не выполняют решения суда.

Впрочем, если вы, как Марина Аркадьевна, упустили возможность стать соистцом, повлиять на приставов все равно можно. Подайте жалобу в Главное управлении юстиции (оно находится на Новом Арбате, 15). Узнав, что действий по решению суда судебные приставы не предпринимают, там примут к ним свои меры. С должности, конечно, никого не снимут, но выговор, может, и вкатят. А главное — общими усилиями выселят захватчика из квартиры.

Жаль только, что для решения этого вопроса людям приходится бороздить пол-Москвы. Писать мэру и даже президенту...

“Возьмите в руки лом, лопату и идите освобождать свою квартиру”, — последнее, что сказали в родной управе “Таганская” несчастной пенсионерке, которая не знала всяких юридических тонкостей. Быть может, ее история хотя бы научит других москвичей действовать осмотрительнее.



Партнеры