Переговорный контакт

31 октября 2001 в 00:00, просмотров: 195

С некоторых пор общественному мнению страны ненавязчиво стали внушать мысль, что переговоры, или, как их стыдливо называют представители власти, — контакты с лидерами чеченских боевиков возможны и рано или поздно все же состоятся. И тем не менее сообщение о том, что широкоизвестный в правоохранительных кругах Ахмед Закаев вышел на связь с уполномоченным представителем президента в Южном федеральном округе Виктором Казанцевым, прозвучало все же как-то неожиданно.

К слову сказать, мировая практика не исключает встречи властей с представителями террористов. Цель официоза — лучше понять, что же они хотят, однако в конечном счете официальные лица стремятся к нейтрализации террористической группы. В нашем же случае во всем происходящем помимо неизвестно чем довольного Казанцева смущают совершенно другие обстоятельства.

Во-первых, нравственная сторона этой встречи. То есть каковы должны быть в действительности чрезвычайные обстоятельства, которые бы вынудили федеральные власти пойти на контакт с боевиками, особенно после того, что они сотворили? Если крупные формирования боевиков разгромлены, а с мелкими успешно справляются спецслужбы, если в Чечне восстанавливается нормальная жизнь, если у местных жителей возрастает доверие к действиям федеральных органов, то зачем вообще нужно садиться беседовать с отморозками?

Да и не о них власть должна беспокоиться. Очередной приступ ее благородства боевики все равно не оценят. Поскольку они — другие люди. Точнее — нелюди. С другой ментальностью, с другим пониманием происходящего, с другой психикой, с другой шкалой жизненных ценностей, с гипертрофированными звериными инстинктами. А вот свою репутацию власть, снова пойдя на непонятные посиделки с людьми, у которых руки по локоть в крови, подмочит основательно.

Как нельзя быть немножко беременной, так нельзя быть немножко бандитом, а немножко законопослушным гражданином. Это опять-таки из области иллюзий, которыми любят себя тешить столичные чиновники и которые к реальной жизни не имеют абсолютно никакого отношения.

Во-вторых, почему федеральный центр так настойчиво выступает за мирные переговоры (контакты) с боевиками? Если отбросить демагогическую риторику, то в остатке остается одно: федералы не настолько контролируют ситуацию в Чечне в настоящем и не настолько уверены в возможности навести здесь порядок в обозримом будущем, как всем нам внушается. Иными словами, готовность федерального центра встретиться с представителями боевиков означает только то, что центр расписывается в своей неспособности решить чеченскую проблему с использованием того набора методов и средств, которыми он располагает.

Выселить оставшихся в Чечне чеченцев в Казахстан, а по всей территории республики пройтись напалмом и катком беспрецедентных зачисток — федералы уже не могут. Времена не те. Наступили времена переговоров и уговаривания террористов, которые, оказывается, тоже имеют некие права! Впрочем, не будем о грустном.

В свою очередь, готовность боевиков пойти на контакты с федеральным центром тоже свидетельствует об их слабости. Правда, если не рассматривать вариант того, что боевики пошли на контакт с целью пережить зиму и провести перегруппировку сил и средств. Подозрения, что они задумали именно это, чрезвычайно сильны. Но власти советы дают советчики, которые, похоже, дальше Ханкалы в Чечне не бывали. Или же, наоборот, власть не слушает дельные советы своих советников. Что — плохо вдвойне.

Какова будет психологическая обстановка на такой встрече, предсказать нетрудно. Все будет достаточно убого и неискренне. И, что самое главное, — практически безрезультатно. Хотя в ходе самой встречи, если только она состоится, властные представители будут пыжиться, всячески надувать щеки и делать важный вид. Но боевиков этим не обманешь. Они видели федералов в разных ситуациях и прекрасно знают им цену. Сентенция французского писателя-моралиста Франсуа Ларошфуко: “В людях не так смешны те качества, которыми они обладают, как те, на которые они претендуют”, как раз о федералах.

Главное, чтобы чиновники не додумались встретиться с боевиками в самом Кремле.

Далее. Что вообще Виктор Казанцев, со свойственными ему энтузиазмом и убежденностью, намерен обсуждать со своими неожиданными гостями? Вопрос политический, то есть статус Чечни, обсуждению не подлежит. Обе стороны высказались по этому поводу достаточно определенно. Никто еще не может похвастаться тем, что слышал заявление лидеров боевиков о том, что они согласны вернуть Чечню в состав РФ. Равно как и то, что центр отпускает мятежную территорию на вольные хлеба.

Вопросы экономические? А какое отношение к ним имеют бандиты? Или центр надеется инвестировать хаттабовские капиталы в экономику республики, а лидеров боевиков назначить капитанами чеченской промышленности?

Так, быть может, Виктор Казанцев обсудит с Ахмедом Закаевым порядок сдачи боевиками оружия? Но надеяться на это может только такой бесконечно наивный либо же окончательно запутавшийся человек типа правозащитника Сергея Ковалева. Для чеченцев-боевиков, которые долгие десять лет небезуспешно сопротивлялись федеральным войскам, сдать оружие — это на века покрыть себя позором. А у чеченцев (пусть даже боевиков) к чести, надо отдать им должное, отношение не такое наплевательское, как у нас, русских. Там честью дорожат.

Ну а теперь непосредственно о политиках, то есть о тех, благодаря усилиям которых мы оказались там, где оказались. В свое время генерал Александр Лебедь высказался в том духе, что истоки чеченской трагедии, равно как и ее решение, находятся не там, на Северном Кавказе, а здесь, в Москве. Читающий да поймет, о чем идет речь. Полагаю, что Лебедь, занимавший тогда высокий государственный пост, хорошо знал, о чем говорил. Поэтому борьбу с сепаратизмом, терроризмом, бандитизмом и другими недостатками в нашей жизни, включая неуплату налогов, надо начинать с себя.



    Партнеры