YES не дураки поесть

1 ноября 2001 в 00:00, просмотров: 255

Вчера вечером Москва разделилась на два лагеря... Одни спешили в “Россию” поглядеть на новую концертную программу Андрея Макаревича и Ко, другие же штурмовали стены Кремля. Там впервые за 33 года со дня основания давали концерт столпы мировой рок-культуры, легенды арт-рока — группа YES. Очень хотелось бы сказать, что не стареют душой ветераны, но это было бы прежде всего необъективно. Концерт живых классиков должен был состояться только поздно вечером, а номер газеты подписывался уже днем. Посему вниманию читателей предлагаем мини-интервью артистов, которое они дали корреспонденту “МК” за день до концерта...

Но перед этим хотелось бы обратить внимание поклонников и просто музобывателей на один немаловажный факт. До Москвы доехали Алан Уайт (барабанщик), Джон Андерсон (вокал) и Крис Сквайр (бас). По дороге почему-то потеряли гитариста Стива Хоу, входящего в элиту инструменталистов данного жанра.

— Скажите, вот вы уже более 30 лет на сцене... Когда вы начинали в 68-м, у вас же были определенные идеи, идеалы, цели опять же: гуманизм, борьба за равноправие. Они для вас по-прежнему так же актуальны, как и тогда?

— Yes! Хи-хи.

— Еще пару лет тому назад вместе с вами в группе работал наш соотечественник, клавишник Игорь Хорошев. Какие у вас в целом остались впечатления от его работы?

— У нас разные мнения насчет Игоря. Правда, мы всегда думали, что его звали Иван, но среди нас он был просто Иго. Он очень хороший музыкант. Насколько мы знаем, он сейчас занимается музыкой к кинофильмам. Кстати, причина, как в свое время писали СМИ, по которой мы расстались с Иго, вовсе не из-за каких-либо конфронтаций в коллективе. Просто мы начали выступать вместе с симфоническим оркестром, нам понадобился немножко другой клавишник. Поэтому он распрощался с нами. И мы взяли другого — это Тим Бритмен из группы Fragilo. Ранее он работал с Митом Лафом. Кстати, с Иго было довольно приятно работать, несмотря даже на тот факт, что он немножко сумасшедший. Но в общем-то все сумасшедшие немножко гении в душе.

— Как долго вы еще намерены продолжать свои выступления с оркестром? Ваше первое, если не изменяет память, состоялось аж в марте 70-го года!

— Да, давненько это было. Мы начали этот тур с июля и за это время уже проехали по многим городам США и Европы. Наш гастрольный график охватывает практически весь мир. Сразу после концерта в Москве мы отправимся в Эстонию, в Питер и Финляндию, затем в Японию, потом в Австралию.

— Одно время пресса активно писала, что Рик Уэйкман снова собирается вернуться в группу. Так ли это? И если нет, то будет ли он работать вместе с Игорем Хорошевым?

— Скорее всего он будет работать с Игорем. (Смеется.) Ну может быть, в будущем... Хотя группа Yes сама по себе очень цикличная, наша музыкальная стезя идет все время по кругу. Мы возвращаемся к тому, с чего начинали. Вполне возможно, что он снова присоединится к нам.

— Пять лет тому назад в российской прессе появился материал, в котором ваш вокалист Джон Андерсон дословно говорил: “Рик Уэйкман, поменяв религиозную ориентацию, теперь играет в церковных приходах и в том числе в баптистских церквах. И не иначе как сатанинской вашу музыку не называет”. Как после этого возможно воссоединение?

— Тут вышло небольшое недопонимание. Или скорее всего журналист, который напечатал эту статью, специально интерпретировал мое высказывание подобным образом. Суть же моих высказываний в адрес Рика в общих чертах была такова: Рик теперь чересчур религиозен, чтобы заняться снова той музыкой, с которой он когда-то начинал. Ему и “сольно” живется неплохо — в год, как я слышал, он выпускает по 2—3 альбома.

— Считаете ли вы, что есть будущее у рок-музыки и попсы как единого музыкального целого?

— Это большой бизнес сейчас. Как-то категорично заявлять, что вот они вместе должны существовать, но мы не этого хотим. Те тенденции, что происходят последнее время в музыкальной индустрии, дают четко понять, что эти два музыкальных стиля готовы к сожительству. Поп-музыка — она всегда нужна, как гамбургер или чизбургер, которые мы очень любим. Или, к примеру, та же пицца.

— Скажите, пожалуйста, вы уже давно на мировой эстраде и наверняка успели скопить доллар-другой. Звезды любят хвастаться своими заработками, а также своими виллами на берегу океана. А как у вас с квартирным вопросом?

— Как ни странно, в отличие от остальных мы не любим хвастаться своими домами, наверное, потому, что они у нас не похожи на замки, как у всех мировых звезд. У нас, кстати, у всех небольшие двухэтажные дома на берегу океана. У кого трехкомнатный, у кого — четырех. Но главное, что они на берегу океана. Любим мы воду...

— А во что вы вкладываете тогда свои миллионы, если не в недвижимость?

— Да у нас и денег-то больших нет. (Смеются.) Так, небольшие сбереженьица на пенсию, чтобы на старости лет можно было не думать о том, где достать лишний доллар. Копим потихоньку.

— Насколько нам известно, вы собираетесь снять автобиографический фильм. Так сказать, взгляд в прошлое.

— Нет! Не так все пафосно. Это будет просто сборник наших концертных выступлений в рамках этого европейского тура (“Yessymphonic”. — Авт.), правда, заснятый на профессиональную камеру с небольшими вкраплениями известных личностей. В общем, получившийся продукт мы хотим посвятить исключительно нашим поклонникам.

P.S. Как нам стало известно из достоверных источников, перед тем как увезти из столицы, музыкантов затащили в один шикарный ресторан и накормили до отвала. Артисты остались под впечатлением от нашей национальной еды. Больше всего артистов, конечно же, порадовал деликатес — черная икра с блинами.



Партнеры