Макаревичу помогла "бесовская машина"

1 ноября 2001 в 00:00, просмотров: 181

Андрей Макаревич и “Машина времени” выдали очередную обойму новой музыки — альбом “Место, где свет”. И как матерые бойцы, не боящиеся головной боли и утреннего похмелья, устроили многолюдное гулянье в клубе “Кристалл” аккурат накануне своего первого концерта в Москве. Пришли друзья — Валерий Сюткин, Гарик Сукачев, Леонид Ярмольник, Алена Свиридова.

Впрочем, на дружескую попойку мероприятие явно не походило. Повышенное внимание уделялось прессе, Андрей Макаревич решил с ней дружить. “Распространился некий миф, — заявил он в самом начале праздника, — что я очень не люблю журналистов. Фраза просто идиотская: все равно что сказать “я не люблю писателей” или “я не люблю музыкантов”. На самом деле я не люблю плохих писателей и плохих музыкантов, а также плохих журналистов. А хороших я люблю”. После столь многообещающего признания в любви последовал видеоряд — легкий экскурс в творчество “МВ”. Отдельным везунчикам удалось выцыганить у виновников торжества тот самый новый альбом, из-за которого все и собрались. В предвкушении выхода Макаревича гости выпивали и закусывали, а сам Макаревич отвечал в это время на наши вопросы.

— Андрей, обычно устраиваются after-party после концерта, а вы вот почему-то решили погулять заранее.

— Дело в том, что концертов-то будет много, и несколько уже прошло. Мы сыграли новую программу в пяти городах, не дожидаясь выхода альбома. А сегодня наконец-то вышел сам альбом. И для нас это главный праздник, настоящее событие. Выход альбома все-таки раз в два года случается. Я, честно говоря, не очень-то умею организовывать подобные вечеринки, но нам повезло и мы попали на Любу Воропаеву, у которой большой опыт по этой части. И она взялась нам помочь.

На вечеринке все говорили о том, что Андрей Державин внес совершенно новое звучание в музыку “Машины времени”, и теперь у группы большая проблема — как же теперь все эти компьютерные электронные штучки исполнять живьем.

Сам Макаревич прокомментировал ситуацию так:

— Проблема оказалась не такой сложной, как мы предполагали, потому что технологии идут вперед с бешеной скоростью, и все отлично играется живьем. Кстати, в результате работы над альбомом у меня радикально изменилось отношение к компьютеру. Раньше я считал его бесовской машиной, призванной убить живого музыканта. Но выяснилось, что это универсальный музыкальный инструмент с безграничным количеством возможностей, и все зависит от того, кто на нем играет и как им пользоваться.

В это время, словно в противовес словам Андрея, на сцене разыгрывалось потрясающее действо. Виртуозные гитарные запилы в исполнении инструментального квартета заставили публику молчать и слушать.

— Это квартет Игоря Бойко, — пояснил Макаревич, — которого знают как гитариста Валерия Сюткина. На самом деле Игорь написал уже четыре тома школы игры на гитаре, с компакт-дисками, с видеокассетами. Они великолепно изданы и пользуются успехом по всей стране. Теперь Игорь создал квартет, часть его музыкантов лет семь-восемь играли в Амстердаме, и, по-моему, они обрели там по-настоящему европейскую культуру игры.

— После такого блистательного разогрева не страшно выходить на сцену?

— Нет. Абсолютно не страшно. Потому что мы делаем то же самое, но другими средствами. Я всегда завидовал инструменталистам, потому что их язык — интернациональный, их в любой стране поймут. У нас же очень многое зависит от слова. Мы не конкуренты, мы на разных дорожках бегаем. И просто любим друг друга.

— Почему вы сегодня один, без спутницы?

— А вы знаете, кто моя спутница? Нет? Ну вот и я не знаю.

— У вас на новом альбоме есть песенка — “Встретить ее не получается, звезды не ездят в метро”. Может быть, стоит все-таки в метро ее поискать?

— Я там уже лет пятнадцать не был.

— Как же вы предпочитаете знакомиться с девушками?

— Я с ними не знакомлюсь практически. У меня есть какое-то табу с детства — я обязательно должен быть представлен. Не могу подойти на улице к девушке и сказать ей: давайте познакомимся. Хотя вроде мою морду все и так знают… Но так уж повелось.

— В вашем новом клипе присутствуют детские лица. Я знаю, что вы отец троих детей. Ваши отцовские чувства стали проявляться и в творчестве?

— Нет ни малейшей связи с моими отцовскими чувствами. Какие тут могут быть параллели? Клип — это клип, и дети занимают там определенное место, они — начало жизни.

— А ваши дети могли бы присутствовать здесь, в этом зале?

— А нужно ли им среди подвыпивших людей сидеть? Думаю, им было бы не очень интересно. Хотя мой сын ходит ко мне на концерты постоянно. Он внимательно слушает то, что делаю я, и ему очень приятно, когда папу хвалит кто-то у него в классе. Но все-таки они — другое поколение. У него масса занятий, которые ему интересны, а мне, скажем, не очень. Он тоже занимается музыкой, но другой — компьютерной, ди-джейской. Хотя учится играть и на гитаре, и на бас-гитаре, а в школьном ансамбле выступает на барабанах, как ни странно. Он на меня генетически очень похож. До 14 лет меня музыка совершенно не интересовала, а потом что-то случилось, я “Битлов” услышал. Сейчас “Битлов”, к сожалению, нет, но моему сыну как раз 14 лет — тот возраст, когда ему что-то должно стать интересно. Если это будет музыка — хорошо, если нет — я не расстроюсь.



Партнеры