Заснуть и не проснуться

6 ноября 2001 в 00:00, просмотров: 652

О балете “Спящая красавица”, доведенном Мариинским театром до того состояния, в каком его выпустил в мир Мариус Петипа в 1890 году, по Москве ходила масса слухов. Балетоманы жаждали увидеть аутентичную новорожденную и потерять голову от ее вечнозеленой молодости. Два представленных в рамках фестиваля “Золотая маска” спектакля показали, что слухи об аутентичности “Красавицы” сильно преувеличены, а ее свежий облик слегка припорошен нафталином.

Спектакль напоминает помпезный торт, где всего с перебором. Больше всего потрясает безудержное буйство колора. Один из тех, кто стоял у колыбели “Спящей” — директор императорских театров Иван Всеволожский, а по совместительству еще и художник, — одел “Красавицу” богато, но безвкусно. Реставраторы во главе с Сергеем Вихаревым эту безвкусицу трогательно воссоздали. Здесь синий соседствует с красным, фиолетовый с оранжевым, малиновый с зеленым, а черный с золотым. К тому же все это еще приправлено бесчисленными рюшами, бантами, бусинками, кисточками, бубенчиками и ленточками. От подобного наворота слегка подташнивает. Со всей тщательностью постановщик воссоздает парики и мужские наряды, в которых танцовщики щеголяли в девятнадцатом веке. Но сегодня особи мужского пола в этом древнем прикиде смотрятся смешно. Особенно карикатурно выглядит танец принцессы Авроры с четырьмя кавалерами. Наряженные в пышные штаны до колен, с огромными париками на головах, напоминающими кочаны капусты, на высоченных каблуках — эти кавалеры смотрятся как евнухи. Танцевать, естественно, во всем этом антураже невозможно, зато можно устроить театр мимики и жеста. Бродить по сцене, разводить руками, делать всевозможные мордульки, и в тех темпо-ритмах, которые, по всей видимости, существовали сто с лишним лет назад.

Правда, от этой реставрации пострадали в основном персонажи второго и третьего плана. А что касается главных действующих лиц — принцессы Авроры и принца Дезире, то тут все из дня сегодняшнего. Диана Вишнева (Аврора) появляется в такой короткой пачке, за которую, если бы она рискнула выйти в ней в девятнадцатом веке, танцовщицу сослали бы в Сибирь. И танец Авроры и Дезире — феерический танец наших дней. Диана Вишнева и Игорь Зеленский (Дезире) в финальном па-де-де устроили настоящий пожар. Своим сверкающим, искрометным танцем они, казалось, испепелят сцену Большого. И все легко, изысканно, беспечно. Правда, чтобы увидеть эту красоту, надо было высидеть три часа вялого действия, гадая, а что же такое реставрация в балете: это когда все как было первоначально или половина на половину? Одни все в пыли веков, словно вынутые из бабушкиного сундука, а другие поднимают ноги на сто восемьдесят градусов выше головы?

Хореографические тексты, хранящиеся в Гарвардском университете, с которыми работал Сергей Вихарев, наверное, и впрямь точно зафиксировали то, что было когда-то создано балетмейстером Петипа. Только есть ли смысл перетаскивать в день сегодняшний все без разбору...



Партнеры