Визит Путина в США начался

14 ноября 2001 в 00:00, просмотров: 623

Мы, журналистская братия, часто попрекаем народы тем, что, мол, они заслуживают то правительство, которое имеют. Ну, а как насчет самой прессы? Вопрос этот я задал не случайно. На военно-воздушной базе Эндрюс, близ Вашингтона, где мы ожидали прибытия самолета с президентом Путиным на борту, один из моих американских коллег неожиданно спросил меня:

— А это правда, что ваш президент, готовясь к визиту в Соединенные Штаты, стал принимать препарат сипро — против сибирской язвы?..

Я не столько растерялся, сколько удивился. И ответил так: “Не знаю, но не думаю”.

Нам, в России, подобный вопрос может показаться по меньшей мере странным. Но в Америке в эти дни он в порядке вещей. Когда споры сибирской язвы были обнаружены в почтовом отделении, обслуживающем Белый дом, репортеры забросали президента Буша вопросами о том, начал ли он принимать спасительное сипро. Буш наотрез отказался отвечать и только твердил, что он “абсолютно здоров”. Смысл такого ответа, видимо, заключался в следующем: продемонстрировать одновременно и храбрость, и здравие главы государства...

Теракт 11 сентября и вспышка сибирской язвы вызвали в Соединенных Штатах панику, а паника — суеверия. Они распространяются и на политику. Некоторые таблоиды не преминули, например, отметить, что Президент России прибывает на исходе понедельника, переходящего во вторник, 13 ноября. Неважнецкая, мол, комбинация: понедельник — день тяжелый, да и цифра “13”... Но лайнер Путина благополучно приземлился на базе ВВС Эндрюс, а автомобильный кортеж столь же благополучно доставил его и сопровождающих лиц в “Блэйр хауз” — резиденцию, где по традиции останавливаются главы государств и правительств, приезжающие в столицу США. (В “Блэйр хаузе” живут и президенты Соединенных Штатов, уже избранные, но еще не инаугурированные.)

Но понедельник, 12 ноября, все-таки “оправдал” свою репутацию тяжелого дня. Утром, в 9 часов 17 минут, разбился самолет-аэробус “А-300”, принадлежащий компании “Америкэн Эрлайнс”.

Президент Буш находился в Ситуационной комнате Белого дома, обсуждая ход военных действий в Афганистане, когда ему подали записку о катастрофе. Буш немедленно поднялся в свой Овальный кабинет, позвонил губернатору штата Нью-Йорк Патаки и мэру Нью-Йорка Джулиани. Во второй половине дня президент Буш появился на балконе Розового сада вместе с навестившим его экс-президентом Южной Африки Манделой. Оба государственных деятеля выразили соболезнование семьям погибших. Однако Буш воздержался от какой-либо оценки причин катастрофы. Когда Мандела, тяжело опиравшийся на руку Буша, призвал бороться с международным терроризмом до его полного искоренения, Буш, усмехнувшись, заметил:

— За меня не беспокойтесь!Старт саммитаКатастрофа аэробуса, как сообщили из Белого дома, не отразится на графике саммита Буш—Путин. Была лишь отменена встреча президента США с местной прессой, посвященная проблемам саммита, точнее даже — не встреча, а брифинг. (Он должен был состояться днем 12 ноября, еще до прибытия президента Путина.)

Несмотря на новую трагедию в небе Нью-Йорка, прогнозы в отношении саммита носят в основном оптимистический характер. “Нью-Йорк таймс” в передовой статье “Трансформация отношений с Россией” пишет, что “внимание президента Буша обращено к одной стране и одному лидеру — России и Путину”, что “улучшение отношений с Россией стало центральным для его президентства”. В здешних политических и журналистских кругах считают, что саммит может выработать формулу, позволяющую сохранить Договор о ПРО 1972 года, как того хочет Россия, и одновременно позволить испытания противоракетных ракет, как того хочет Америка. Ожидают и достижения соглашения по вопросу о потолках ядерных арсеналов обеих стран. Называют цифры в пределе 1500—2000 боеголовок. (Ныне США имеют более 7000, а Россия — немногим более 6000.) Само собой разумеется, что саммит должен привести к дальнейшему укреплению единого фронта США—Россия против международного терроризма. Будут значительно продвинуты вперед и американо-российские экономические отношения. При этом Россия будет выступать не только в роли просителя. Ее энергетические ресурсы — нефть и газ — способны дать США возможность гарантировать себя от опасной зависимости от ближневосточных нефтяных ресурсов.

Но, возможно, главным итогом саммита станет не каскад конкретных договоренностей, хотя их важность трудно переоценить, а возникновение нового качественного духа во взаимоотношениях Москвы и Вашингтона.

Особого внимания заслуживает выступление “Вашингтон пост”. Главная газета американской столицы посвятила в номере от 12 ноября (день прибытия Путина) всего лишь один материал этому событию — редакционную статью, посвященную не визиту Путина, а возобновлению суда над ученым Игорем Сутягиным, обвиняемым в шпионаже. Вспомнила газета и скандал вокруг московского НТВ. Отталкиваясь от этих событий, “Вашингтон пост” делает такое далеко идущее заключение: “Трудно увидеть, как может правительство, которое продолжает действовать подобным образом, быть настоящим партнером Соединенных Штатов, да еще с надеждами присоединиться к узкому кругу союзников США по НАТО... Мистер Путин прибывает сегодня в Вашингтон на новый саммит как раз тогда, когда возобновляется суд над мистером Сутягиным. Мистер Буш должен сказать мистеру Путину, что, если тот хочет присоединиться к компании западных демократий, он должен прекратить дутые шпионские судилища”.

Что можно сказать по поводу этого выпада “Вашингтон пост”? То, что в последнее время газета сильно поправела? Конечно. То, что наши московские головотяпы по-прежнему головотяпствуют и не в состоянии даже “развести” графики “мистера Путина и мистера Сутягина”? Разумеется. Но главное не в этом. Главное в том, о чем мы говорили неоднократно: необходим капитальный демократический ремонт дома. Не для того, чтобы редакторы “Вашингтон пост” гладили нас по головке, а для того, чтобы завершить слишком уж затянувшийся процесс демократизации, начатый после развала Советского Союза...



    Партнеры