Гражданский носорог

15 ноября 2001 в 00:00, просмотров: 928

Чем дальше в лес, тем толще партизаны.

Чем дольше Путин у власти, тем плотнее он обставляется атрибутами сильного демократического правителя.

Поначалу подтягивались наиболее легкие и доступные атрибуты, но сейчас подошла очередь более трудоемких и упитанных. Несколько недель назад у Путина появилась мощная правящая партия. В грядущую среду он обретет еще и собственное “гражданское общество”, главной задачей которого станет безоговорочная поддержка всех президентских начинаний.

Гражданским обществом в нашей стране считается совокупность всех общественных организаций, которые граждане создавали сами (или не совсем сами) для того, чтоб, объединившись, решать какие-то свои проблемы. Скажем, комитеты солдатских матерей и общества садоводов — типичные примеры таких организаций.

Минувшей весной власть решила, что подобные организации пора пристегнуть к президенту, чтоб они уже не сами по себе колыхались, а приносили пользу:

1) зримо свидетельствовали о наличии в стране демократии;

2) осуществляли поддержку президента в беспартийных слоях.

В День независимости общественные организации были приглашены в Кремль на фуршет с Путиным. Но не всех, конечно, пригласили, а только мирных и благовоспитанных, которые почитают за большую честь увидеть президента живьем. А всяких правозащитников, которые могут прицепиться к президенту с критикой, звать не стали.

Фуршет прошел успешно. Однако позже до Администрации Президента дошла тревожная весть: без малоприятных правозащитников гражданское общество президента не может считаться полноценным. Дело в том, что у нас очень мало организаций, которые благодаря своей активной деятельности хорошо известны на Западе, — всего, наверное, штук двадцать. К несчастью, это как раз и есть малоприятные правозащитники. И если их не запихнуть в общий котел, наши западные партнеры будут считать, что с гражданским обществом у президента отношения не сложились, а это очень вредно для его демократического имиджа. Вот так и получилось, что после Дня независимости Администрации Президента пришлось-таки выходить на правозащитные организации.

* * *

О том, как все это происходило, подробно рассказывала Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы (МХГ). Ее выступление открывало Всероссийскую конференцию МХГ, проходившую в Сочи 3 ноября. Так получилось, что в Сочи в это время шло сразу несколько мероприятий: я, к примеру, была приглашена на семинар, где правозащитников из регионов учили, как работать с журналистами. И раз уж в Сочи оказалось одновременно человек триста правозащитников, МХГ решила заодно провести общий сбор и определиться в своем отношении к Гражданскому форуму, который состоится 21—22 ноября в Кремлевском дворце съездов.

Как объяснила Людмила Алексеева, МХГ сразу было предложено войти в оргкомитет “съезда гражданского общества”. План устроителей был таков: сначала во всех регионах должны пройти выборы делегатов на этот съезд. Потом на съезде из них будет выбран постоянно действующий орган, который станет координировать ход и порядок сотрудничества властей и гражданских организаций.

Ознакомившись с планом, правозащитники вежливо отказались от участия, поскольку “никаких выборов у нас быть не может, у нас все организации — самостоятельные”. Кроме того, создавать легитимный руководящий орган гражданского общества — значит ставить под контроль гражданское общество, а правозащитники в контроле со стороны властей не нуждаются. Он им, наоборот, противопоказан.

“Немедленно после нашего отказа, — продолжала Алексеева, — со стороны администрации последовало предложение встретиться и обсудить наши условия”.

Правозащитники, будучи людьми интеллигентными и хорошо воспитанными, не могли отвергнуть протянутую руку. Они, что называется, повелись и возобновили переговоры на следующих основаниях: “Ну ладно, мы можем встретиться на форуме, поговорить с президентом, но одно выступление — ерунда, таким путем ничего не решить, поэтому пусть президент выступит, а потом мы разобьемся на узкие “круглые столы”, и пусть представители власти тоже туда придут. Что касается правозащитников, они обязательно будут говорить о Чечне и о судебной системе”. Никаких постоянно действующих органов не выбирать, но что необходимо, так это прозрачность финансирования, потому что мы должны знать, на какие деньги Администрация Президента проводит Гражданский форум.

“К нашему великому изумлению, все наши условия были приняты. Нам сказали: “А теперь ваши готовы пойти на форум?” В такой ситуации правозащитникам, людям интеллигентным и хорошо воспитанным, конечно, ничего не оставалось, кроме как сказать “да”, войти в оргкомитет и ставить там острые вопросы типа: “Гимн будут играть? Если будут, мы не встанем”.

* * *

Согласившись участвовать в Гражданском форуме, правозащитники оказались в скользком положении. Они пошли на сотрудничество и компромиссы с людьми, которые не понимают ни что такое сотрудничество, ни что такое компромиссы.

Администрация Президента, организующая форум, — это чиновники нового поколения, люди с железными зубами, которые твердо знают одно: их работа — в том, чтобы получать приказы и последовательно их исполнять. Если есть приказ “создать постоянно действующий орган гражданского общества” — он будет создан. Войдут туда люди, с которыми можно работать. Вздорные правозащитники — не войдут. Они отыграют свою роль перед Западом, телевидение покажет, как Ковалев, Алексеева и прочие известные там люди сидят в зале и внимательно слушают Путина, и на этом все закончится. Их скинут с парохода истории, как “вечно вчерашних” (выражение Глеба Павловского). А на пароходе останутся здоровые силы, которые идут за новым лидером.

На конференции в Сочи, кстати, здоровые силы тоже выступали. Я запомнила Валентину Череватенко, “Союз женщин Дона”. В отличие от вечно вчерашних правозащитников, говоривших без бумажки, она с выражением читала свою чугунную речь. Это был такой бюрократический бред а-ля “комитет советских женщин”, что никакого смысла я уловить не смогла, как ни старалась. Одно было понятно: оратор действительно очень любит Путина.

Если посмотреть сегодня сайт Гражданского форума в Интернете — сразу станет ясно, что события будут развиваться не в пользу правозащитников. Уже закидываются крючки и готовится почва, чтоб все-таки выбирать на форуме Гражданский совет при президенте. Правозащитникам не отвертеться: нанижут их на вертикаль власти как миленьких — и многие это сознают. Выступавшие на конференции Глеб Якунин и Лев Пономарев доказывали, что ходить на форум не следует ни в коем случае.

Кое-кто действительно не пойдет. Однако большинство все же придерживается точки зрения Людмилы Алексеевой: “Да, мы не можем направлять этот форум, мы там будем в меньшинстве. Мне неохота идти, но это впервые, когда власть так настойчиво предлагает сотрудничество. Идти на конфронтацию... нам ее и так хватает. Это несерьезный подход. Кроме того, если все, кто чувствует необходимость, придут на форум со своими требованиями и программами, то, может быть, это действительно будет толчок для работы с властями. Тем не менее я нисколько не обольщаюсь и никого из вас не уговариваю”.

* * *

Была одна деталь в грустном отчете Алексеевой, которая точно мне объяснила, что это будет за Гражданский форум:

— Во время переговоров постоянно фигурировала цифра пять тысяч. Участников, по мнению администрации, должно было быть непременно пять тысяч. Я в конце концов спросила: “Почему вы думаете, что их будет именно столько? Никто ведь не считал общественные организации. Может, наберется только три тысячи участников или четыре...” Мне ответили: “Как, вы не знаете, что в Кремлевском дворце съездов — пять тысяч мест? Президент не может выступать перед полупустым залом”.

* * *

Вот еще один пример того, как власть имущие ломают “под себя” власть не имущих. Совсем не обязательно применять силу, бомбардировки, прокуратуру или налоговую полицию. Интеллигентных и воспитанных людей можно просто ловить на их хорошее воспитание. Ведь если с ними обходиться ласково, они не найдут в себе сил отвернуться и отказать.

Валентин Гефтер (общество “Мемориал”), тоже выступавший на конференции, объяснял мне, что они хотят добиться от властей создания структуры гражданского контроля над местами заключения и рассчитывают предпринять на форуме некие решительные шаги.

— А почему же, когда “Мемориал” уговаривали принять участие в форуме, вы не сказали: “Вот создайте такой орган, тогда мы придем на ваш Гражданский форум”?

— Мы так не можем, — сказал Гефтер с гордостью.

Они не могут шантажировать и интриговать. И противостоять шантажу и интригам тоже не могут. “Дикие интеллигенты”, как назвал их один журналист. Действительно, дикие. Живут в джунглях, а действовать пытаются по законам правового пространства. В результате с чистой совестью превращаются в “здоровые силы”.

* * *

Еще немного, и мы все превратимся в здоровые силы общества, поддерживающие нового лидера. Нездоровых просто не останется.

Ничего нового в этом нет. Весь процесс давно уже описан в пьесе Ионеску “Носорог”. Превращение там шло постепенно и неотвратимо. Чем больше было вокруг носорогов, тем больше появлялось желающих стать носорогами. Те, у кого не получалось, очень расстраивались и нервничали. Потом страшно радовались, когда все-таки обнаруживали шишку на лбу и шершавую кожу: значит, процесс пошел.

А “из честных людей вышли честные носороги. Да, вот на этой-то своей честности они и попались”.



    Партнеры