Американцы играют на "гармошке"

15 ноября 2001 в 00:00, просмотров: 413

Единственный полный день, что Путин провел в Вашингтоне, естественно, стал важнейшим днем всего визита. Наш президент имел несколько часов переговоров с Джорджем Бушем-младшим практически по всем вопросам. Основные итоги следующие: мы не согласились с отменой Договора по ПРО, и американцы на данный момент из него не выходят, а продолжают вести с нами консультации. В то же время Вашингтон согласился снизить наступательные стратегические вооружения до уровня 1700—2000 боеголовок. Снижение количества ракет, нацеленных друг на друга, выгодно прежде всего России, потому что у нее нет денег на то, чтобы ради паритета содержать тысячи ракет, которые к тому же уже не очень-то и нужны.

Однако наши эксперты подозревают американцев в коварстве. Дело в том, что на пресс-конференции Буш, оперевшись на трибуну и по-пушкински заложив одну ногу за другую, сделал очень странное заявление. Смысл его сводится к тому, что не надо вести многочасовые переговоры, не надо все фиксировать документально. Мы решили, мол, сразу и сделали. Эта “легкость необыкновенная” сразу достаточно сильно напрягла наших специалистов. В частности, маршал Сергеев сказал, что за всем этим может скрываться “типичная гармошка”. Американцы специально не хотят ничего фиксировать на бумаге, чтобы надуть нас. Сейчас они снимут свои боеголовки с ракет, но ни сами носители, ни ударную часть уничтожать не будут. А когда надо будет, все вернут на свои места.

Не менее острыми были переговоры и по ситуации в Северном Афганистане. Вокруг судьбы будущего правительства в Кабуле шла нешуточная пиаровская война. Опять-таки на совместной пресс-конференции американский президент заявил, что у него нет никаких рычагов давления на прессу. Но именно в день переговоров американские газеты вышли с огромными материалами о том, что борцы Северного альянса расстреливают пленных талибов. Этот вопрос был задан буквально первым на конференции — как же после этого нужно относиться к Северному альянсу? Подоплека самая простая: американцы не хотят того, чтобы к власти пришел Северный альянс, так как подозревают, что в этом случае Россия будет иметь в Кабуле “контрольный пакет”. Мы, как главные союзники альянса, наоборот, пытаемся отстаивать его позиции. Ситуация с расстрелами талибов возникла очень вовремя, и что бы там американцы ни говорили, но вопрос для Путина был подготовлен специально. Цель — отчасти вывести нашего президента, отчасти создать необходимое общественное мнение внутри самих США. И если оценить эти закулисные усилия, то можно представить себе, какого напряжения стоит подготовка переговоров по любому вопросу от обеих команд. Не опоздать, не пропустить возможный маневр партнера — это хорошая зарядка для коллективного кремлевского разума.

Вечером после переговоров Путин давал прием в огромном здании нашего посольства. Американцев пришло довольно много, и суперзвездой был Колин Пауэлл, который внимательно слушал выступление Путина в первом ряду. Некоторые американские фотокорреспонденты, видимо, слабо представляя, как выглядит Путин, подбегали буквально к любому человеку, у которого образовывалась кучка российских журналистов, например, Вячеславу Фетисову, — и, держа наизготовку аппаратуру, задавали немудреный вопрос: “Итс Путин?”.

Именно хоккеисты кроме политиков вызвали наибольший интерес приехавших из Москвы, включая Путина. Фетисов убежден, что выиграть Олимпиаду сейчас особенно важно, но что равные шансы имеют шесть команд. Пока из всех профессионалов отказался играть за нашу хоккейную сборную один Могильный. И надежда не потеряна. Рано утром Путин вылетает в Хьюстон, где проведет полдня, прежде чем приехать на ранчо Буша в Кроуфорде.



Партнеры