Поющие МАНЕКЕНЫ ДЭВИДА ЛИНЧА

16 ноября 2001 в 00:00, просмотров: 1019

  ксклюзивной гастролью месяца, а может — и всего сезона, стоит назвать эксцентрично-роскошное действо, развернувшееся на сцене доремонтированного наконец клуба “Б-2” в начале минувшего уик-энда. Три совершенно разноформатных, как говорится, персонажа произвели фурор в битком заполненном зале. Первый, долговязый турок с немецким паспортом и нью-йоркским адресом — красавчик Khan, уже лет десять экспериментирует с техно-звуком и участвует в авангардных перфомансах, например, с Диамандой Галас где-нибудь в стенах Берлинской оперы. Второй, гитарист-виртуоз Kid Congo Powers, приятельствует с Ником Кейвом (и периодически с ним играет). А ради третьей — эксцентричной манхэттенской дивы с комической внешностью и мифическим прошлым — восторженный зал, собственно, и понабился.

    

     Джулию Круз (Julee Cruise) — “бывшего манекена Дэвида Линча” (ее же собственное высказывание), кто-то сравнивает с облондиневшейся Лайзой Миннелли, а кто-то обзывает комической старухой в бесстыжем кружевном белье. Так или иначе, ангельский голос из “Твин Пикс”, щебетавший ранее исключительно на элитных мировых “гулянках” (в престижнейшем лондонском зале “Palladium” и на VIP-вечеринках Каннского кинофестиваля, а также, например, на церемонии инаугурации президента Клинтона), донесся вот и до московского клуба. Фанатеющие “твинпиксоманы” устроили запруду у входа в “Б-2”, хотя ведь с “бывшим боссом”, режиссером культового сериала Дэвидом Линчем, поющая Вивьен Вествуд (такое сравнение лично нас озарило) не просто давно разбежалась, но громко расплевалась, ядовитой слюной брызгая. Давным-давно Линчу привел актриску из второсортных бродвейских мюзиклов баловень Голливуда, композитор Анджело Бадаламенти. И Джулия исполнила заглавную тему в линчевском “Голубом бархате”, а позже стала “поющим ангелом” “Твин Пикса”. Культовый сериал продолжился не менее культовым саундтреком: тема из “Твин Пикс” с нежной партией Круз стала главной телевизионной музтемой первой половины 90-х. Дэвид Линч, на волне успеха саундтрека, открывает в себе композиторские способности и сам пишет для Джулии Круз “Индустриальную симфонию №1”, ставя одноименное эффектное шоу в Нью-Йорке. “Симфонии №2” не последовало (хотя Линч подписал с Круз контракт на 7 пластинок): Джулия закатывает серию скандалов, не желая тиражировать звуковое однообразие Линча. Во время последней истерики Линч швыряется в мадам пепельницей. И с тех пор они — не общаются.

     Долговязый турок в рэйверской курточке настырно показывает залу выступающую над джинсами резинку от трусов и мелодично начитывает рэп под бульканье синтезаторов. Kid Powers бойко щиплет струны гитары. Но вот в глубине сцены отворяется дверь, и из нее выпархивает взъерошенное создание в черном прозрачном пеньюаре и игриво-розовом боа. “Джулия!” — ревут продравшиеся к сцене “командировочные” американцы. “Эксцентричная старушенция” тем временем начинает “зажигать” похлеще высокооплачиваемых стриптизерш: “ангельские песнопения” сопровождаются томным покачиванием бедер, кокетливыми жестами и откровенными позами... Khan, до этого методично выдавливающий звуки из некоей компьютерной панели, тоже “заводится”. “Вы тут способны на бурные чувства?” — кричит он, расстегивая ширинку. Самой способной оказывается разгоряченная девица в очках, живо вскарабкавшаяся на сцену. Khan тут же застегивает ширинку, но опускается на четвереньки, усаживает девицу себе на загривок и начинает “катать”... Спев таким образом пару “комических” куплетов, Khan меняет позицию, запрыгивая уже на шею девице. К чему она, бедняжка, явно не подготовлена, но, пошатываясь, тащит горланящую в микрофон долговязость...

     Пощекотав в течение часа нервишки тайных эротоманов, авангардистко-электронный стрип-театр задернул занавес все же романтично-возвышенно. Под визг фанатов Джулия Круз выдавила-таки из себя долгожданную “твинпиксовскую” мелодию... Дэвиду Линчу в этот момент, видимо, где-то громко икалось.

    




Партнеры