Москва — город уродов?

16 ноября 2001 в 00:00, просмотров: 324

Спор всех времен и народов о роли искусства в нашей жизни вспыхнул с новой силой. Два достопочтенных жителя столицы, некто Вадим Трухачев и Игорь Зайцев, посмотрев в кинотеатре “Звезда” фильм Александра Зельдовича “Москва”, возмутились до глубины души: какая-то матерная брань, а “герои пафосны и похотливы”! Именно так написали борцы за справедливость в иске о защите чести и достоинства, а также компенсации морального вреда. Причем внимательные зрители призвали к ответу всех: режиссера, прокатчиков, продюсеров, кинотеатр и даже Министерство культуры.

— Не надо смешивать искусство и жизнь, — заявил собравшимся в Басманном суде режиссер картины Александр Зельдович. — Ну и что, что в кино герои ругаются матом? Это же фильм, а не руководство к действию. У Достоевского Раскольников убивает бабушку, и никто после этого не бежит и не убивает старух...

“Московская богема, криминальный бизнес, ночная жизнь, легкие деньги, возбуждение и растерянность образуют поверхность этой картины”, — прочитав анонс кинофильма, жители столицы Трухачев и Зайцев были заинтригованы, уплатили за билеты и отправились смотреть картину. Но после показа вышли в шоке: любимая Москва представлена городом уродов, где все герои грязно ругаются и отдаются низменным инстинктам, то есть изредка совокупляются.

— Вы поймите, не может пьяная вусмерть женщина из российского андеграунда выражаться “Черт возьми!”, — пытался разъяснить в холле суда смысл непонятого Александр Зельдович.

Пыталась найти аналогию происходящему в печальном прошлом и строить параллели мать режиссера и актриса Алла Гербер:

— Теперь у нас судят кино, и это грустно. В искусстве должна быть мука! А это шоу мне напоминает процесс над Пастернаком...

В исковом заявлении шокированные кинозрители заявили: “Подобное кинотворение пробуждает лишь самые низменные чувства. Прокат фильма на экранах кинотеатров способен вызвать самые тяжкие социальные последствия”. Доказательством чего они предъявили народу свою собственную депрессию, с которой не смогли справиться после просмотра “Москвы”.

Трухачев и Зайцев хотели всего лишь справедливости — в смысле запрещения картины в кино- и видеопрокате и денег в размере “не менее 10 тысяч рублей” на каждого.

— Мы починим на деньги за компенсацию морального ущерба туалеты в Басманном суде, а то ведь ни один не работает, — заявил лидер бунтующего дуэта Вадим Трухачев и иронично добавил: — Чтобы было куда сливать дерьмо из кадра...

К сожалению, великое противостояние искусства и жизни так ничем и не закончилось. Судебное разбирательство перенесли на неопределенный срок.

Да уж, тяжелые снова настали времена. И самое массовое из искусств наконец может попасть в руки тех, для кого и предназначалось: уж если чего в кинофильме Михалкова или, скажем, Спилберга не понравится Пупкину, то не видать Михалкову или, скажем, Спилбергу проката как своих ушей.



Партнеры