КОНЕЦ БРИЛЛИАНТОВОГО КОРОЛЯ

23 ноября 2001 в 00:00, просмотров: 210

  Майский рассвет опускался на Москву стремительно и неотвратимо. Над зданием “Известий” появилась широкая ярко-желтая полоса, предвестница солнца.

     У меня оставалось два с небольшим часа до поезда, надо было переодеться и получить место по проездным документам в воинской кассе Белорусского вокзала.

     А в квартире радиола крутила пластинки Глена Миллера, и мои веселые приятели танцевали со славными девушками. И не хотелось уходить и ночь трястись в накуренном общем вагоне, потом на трамвае добираться до городской окраины, а оттуда практически бегом до КПП училища.

     Меня отпустили на два дня, не считая дороги, по семейным обстоятельствам.

     Я пошел домой, не прощаясь, не нарушая некий интим, возникший в компании. Выскочил на улицу, наискось, благо машин не было, пересек улицу Горького.

     В сквере на Пушкинской площади, в фонтане, здоровая баба, задрав юбку, палкой с присоской на конце собирала монеты, которые наивные провинциалы бросали в фонтан в надежде вновь посетить Москву.

     Скамейки в сквере были совершенно пусты, только на самой крайней, ближе к трамвайным путям, сидел человек в майке, трусах, ботинках и плакал.

     — Эй, — окликнул он меня.

     Я подошел и узнал Борю по кличке Бу-Бу, заметного персонажа на московском Бродвее.

     Он был известен тем, что имел обширнейший гардероб.

     А однажды он появился в шикарном темно-голубом пиджаке, точно таком же, в каком ходил самый элегантный московский драматург Петр Львович Тур.

     И вот хозяин такого огромного гардероба сидел на лавочке в синих сатиновых трусах и майке с динамовской эмблемой.

     — Бу-Бу, тебя что, раздели? — спросил я.

     — Нет, — прорыдал владелец голубого пиджака, — в смывки прокатал.

     — С кем ты играл?

     — С Бандо и Гиви.

     — Олень, кто с ними садится за стол! Пошли, — сказал я, — дам тебе спортивный костюм, доберешься до дома.

     — Попроси Бандо, чтобы он отдал мне вещи.

     — Ты же их прокатал.

     — Они не мои. Меня из-за них с работы выгонят.

     И тут рыдающий Боря поведал мне печальную историю своей жизни. Изобилие модного прикида объяснялось просто. Бу-Бу работал старшим приемщиком в химчистке на улице Станиславского. Предприятие пользовалось доброй славой, и туда относили вещи актеры, писатели, эстрадники, артельщики, словом, все, кто в те не очень богатые времена хорошо одевался.

     От сквера до улицы Москвина пять минут ходу. Слава богу, что милиционеры не попались нам по дороге, так как 108-е отделение находилось в моем дворе.

     Я быстро переоделся, взял вещмешок с колбасой, печеньем и конфетами для ребят из нашего взвода, набрал телефон Бори Месхи по кличке Бондо. Мы были с ним большие друзья.

     Вкратце обрисовал ему трагедию приемщика из химчистки и попросил вернуть костюм.

     — Пусть завтра в десять приходит в сад “Аквариум”, там разберемся.

     Я вынес несчастному Бу-Бу старый тренировочный костюм с надписью на груди “Пищевик”, распрощался и уехал на вокзал.

     А через час с небольшим в общем плацкартном вагоне я пил чай с ребятами из училища береговой обороны, а поезд уносил меня от Москвы, воспоминания о прошлом таяли, как паровозный дым, запутавшийся в ветках деревьев.

     P.S. Подробности из жизни криминальной Москвы 60-70-х годов читайте в новом цветном номере “МК-Воскресенье”, который впервые вышел на 40(!) страницах и сегодня поступит в продажу.

    



Партнеры