"Тройка" возвращается

23 ноября 2001 в 00:00, просмотров: 593

Вчера депутаты решали судьбу того, что принято громко называть “судебной реформой”. Казалось бы, у законов, на которых написано “внесены Президентом РФ”, в нынешней послушной до приторности Думе никаких проблем быть не может. Но проблемы были.

Летом первую часть этих законов депутаты приняли на ура. Замглавы президентской администрации Дмитрий Козак, “отец” судебной реформы, дневал и ночевал в Государственной Думе, обходя фракции и группы. Впечатление и на правых, и на левых он произвел самое хорошее, став вскоре в Думе любимчиком: “такой уважительный! так внимательно слушает!”.

Наверное, дело здесь не только в умении чиновника Козака общаться. Просто депутаты, как и большинство граждан России, сочувствовали самой идее сделать наконец что-нибудь с судами, потому что так, как сейчас, — больше невозможно. Но идея — одно, а ее реализация — другое.

Депутаты согласились с предложением ужесточить требования к кандидатам на почетное звание судьи. Теперь кроме всего прочего потребуется не менее 5 лет стажа юридической деятельности и... справка от врача. Сначала народные избранники хотели было конкретно прописать в законе, с какими болезнями судить нельзя, и составили список из 20 с лишним тяжелых недугов. В него попали шизофрения, инфаркт, инсульт и его последствия, цирроз печени, ревматический артрит тяжелых степеней, болезнь Альцгеймера — рассеянный склероз. Но в конце концов, запутавшись в страшных диагнозах, депутаты отдали медицинское освидетельствование на откуп Минздраву.

Но было несколько вопросов, по которым депутаты и Администрация Президента никак сойтись не могли. Предлагалось в обязательном порядке отправлять на пенсию судей старше 65 лет (сейчас возрастные ограничения отсутствуют). Представители исполнительной власти рассказывали депутатам, какие высокие пенсии у судей Верховного суда, например, — до 850 долларов, а через некоторое время будет до 3000 долларов. Так что пусть отдыхают себе, и чего им дома не сидится. Предлагалось ограничить время пребывания в своих креслах председателей районных судов четырьмя годами, а председателей всех прочих судов — шестью годами. Один срок — и гуляй. А то, мол, засиживаются, обрастают связями среди местного начальства, начинают интриговать. Вдобавок ко всему Администрация Президента настаивала на ограничении судебного иммунитета (это почти то же самое, что иммунитет депутатов).

Судейское сообщество, естественно, восприняло эти идеи в штыки и продемонстрировало недюжинные лоббистские способности. Судьи давали интервью, воздействуя на общественное мнение, председатели Верховного и Арбитражного судов ходили к президенту, работали с депутатами.

И вот нашла коса на камень. Обсуждение законов несколько раз переносилось. В конце концов пришлось пойти на компромисс. Он был выработан после встречи Владимира Путина с главными судьями страны. Судьи пойдут на пенсию в 65, председатель будет возглавлять суды всех уровней по шесть лет, и если повезет — два срока подряд. А к уголовной и административной ответственности привлекать судей будут по очень сложной процедуре: сначала трое судей скажут, имело ли место преступление или правонарушение, а потом судейское сообщество — квалификационная коллегия — решит, выдавать коллегу на растерзание органам следствия или нет. В таком виде закон Думу прошел.



Партнеры