Как нам разорить Москву

23 ноября 2001 в 00:00, просмотров: 733

Когда в Нью-Йорке террористы рушили небоскребы, в Москве, возле станции метро “Тульская”, власти сносили старинный дом.

— Чем они лучше террористов? — возмущается Юрий Жданов, собственник частного дома на Большой Тульской, 36. За 70 лет советской власти его пытались снести трижды. В 1999 году он помешал строительству Третьего кольца. И последние два года семья Ждановых жила в блокаде: дом окружили стройкой. А в сентябре их выкурили окончательно, заставив “добровольно” переехать в квартиру на окраине. Дом на Тульской снесли...

...Страсбургская конвенция по правам человека гласит: никто не может принудить человека жить там, где он не хочет. И жалоба Жданова уже лежит в Европейском суде по правам человека. Пострадавший оценивает моральный ущерб от государства в несколько миллионов долларов. Но готов “скостить” сумму до половины, если деньги ему заплатит... мэрия Москвы в лице самого Лужкова.

В доме на Большой Тульской Юрий Леонидович вырос, там до последнего времени жили его семья, семья брата, там родились его предки. Сейчас Жданов не может заставить себя поехать на Тульскую — не хочет видеть пустырь там, где еще несколько дней назад теплилась жизнь, потрескивал огонь в старинной печке, мурлыкал кот. Боится, нервы не выдержат.

В прошлом году дом оказался в эпицентре стройки: перед фасадом строился пешеходный переход, справа прокладывали коммуникации, слева возводилась магистраль, сзади шла перекладка старых магистралей и строительство транспортной развязки. К “блокадникам” не могла подъехать “скорая”, им не носили почту (до сих пор у Жданова хранятся письма с пометкой: “Нет доступа к дому”). Первые несколько дней Юрий Леонидович не мог выйти на улицу, но когда кончился хлеб, взял ножовку и разрезал металлическое ограждение. Потом строители сжалились и дали жильцам проход.

— На языке Европейского суда это называется “бесчеловечное отношение”, — считает Жданов.

Круглые сутки (что также запрещено законом) возле дома работали строители. Больше всех от шума и вибрации страдал смертельно больной брат Жданова. Он так и не пережил трагедии — умер еще до сноса дома.

...Еще в 1999 году московское правительство приняло распоряжение о сносе дома на Тульской, согласно которому всем жильцам должны были раздать квартиры, которые им понравятся. И поначалу их предлагали, но на окраине и меньше положенной площади. Потом предлагать перестали. И строптивый Жданов не собирался покидать фамильный дом, пока закон не восторжествует. За эти два года он стал героем телесюжетов и газетных статей. После публикации в “МК” ООО “Организатор” (то, что строит Третье кольцо) прислало официальный ответ на имя главного редактора “МК”, где нас уверяли, что конфликт исчерпан и никто не собирается трогать дом: “Учитывая просьбу Жданова, мы нашли новое техническое решение и на несколько метров перенесли трассу”. Но не прошло и года, как ООО обратилось в Симоновский суд с иском: прекратить право собственности Жданова и снести дом.

Судебная хроника — отдельная песня. Суд четыре раза не принимал встречных исков ответчиков, а в конечном итоге вынес заочное решение (в отсутствие всех ответчиков) в пользу “Организатора”. Адвокат Жданова Михаил Юдин собирался опротестовать “приговор” — он усмотрел в нем минимум десять нарушений закона. Но — не успел: 6 сентября он... исчез по дороге к судебному представителю в управление муниципального жилья Южного округа. Его машину нашли на следующий день недалеко от Москвы. Ключи были в замке зажигания, на заднем сиденье остался компьютер... Родные и близкие верят, что Михаил Константинович жив. А следствие рассматривает две версии: коммерческую деятельность юриста и защиту Жданова. Молодой адвокат слишком близко подошел к беспрецедентному судебному разбирательству между простым москвичом и мэрией — подготовил и отправил жалобу в Европейский суд.

А за два дня до исчезновения адвоката, 4 сентября, решение суда вступило в законную силу, и семью Ждановых “эвакуировали”. К дому явилась бригада в составе судебного пристава Загудаевой, представителей Даниловской управы, префектуры ЮАО, “Организатора”, участкового милиционера и потребовала немедленно освободить дом. Любопытная деталь: решение суда предписывало Жданову освободить одну двенадцатую часть (!) дома, принадлежащую ему по завещанию. О сносе в нем ничего не говорилось , а земельный участок и сейчас принадлежит Жданову, он платит за него налог.

— На моем участке снесли мой дом. Все мои вещи, которые я не успел перевезти, выкинули на улицу, и их разворовали. А 12 ноября снесли мой гараж вместе со старой машиной — я не успел ее вывезти. Но больше всего мне жалко кошек, которые жили в гараже: наверное, они погибли...

Кроме того, по решению суда префектура ЮАО должна была выдать Жданову документы на новую квартиру на Борисовских Прудах. Но в управлении муниципального жилья Жданову предложили оформить новую жилплощадь путем договора мены. Фактически Жданова толкали на уголовное преступление, карающееся тремя годами лишения свободы: менять изъятое судом имущество он не имел права. Жданов не согласился, и теперь живет в новой квартире на птичьих правах: в местном ЖЭКе его семью зовут “вынужденными переселенцами”, как будто они прибыли из Грозного. Кроме того, Жданов считает себя жертвой дискриминации (о чем тоже уведомил Страсбург): всем остальным членам семьи квартиры дали давно.

Официальный ответ из Страсбурга пришел на почту 12 октября, но лишь 4 ноября его передали жене адвоката Юдина. Почему конверт с пометкой “срочно” не могли передать почти месяц? Ведь подтвердить жалобу документально в Страсбурге требуют в течение восьми недель.

В жалобе Жданова указано на нарушение 10 статей Европейской конвенции по правам человека. По некоторым из них предусмотрена большая компенсация. Например, за два года вынужденного проживания на стройке и бесчеловечное обращение со стороны властей он хочет потребовать моральную компенсацию... по 3 тысячи долларов за день на каждого члена семьи. Плюс — выставить счет и за время проживания в квартире, куда семью выселили насильно. Года через полтора, когда суд вынесет решение (там — огромная очередь), тоже накапает кругленькая сумма.

— Но мне не нужны эти деньги, — говорит Жданов, уверенный в своей победе, несмотря на исчезновение адвоката, которого, как он надеется, все же найдут живым. — На них я создам фонд бесплатной юридической помощи всем пострадавшим от незаконных действий московских властей.



    Партнеры