Здесь зажигал Ленин

26 ноября 2001 в 00:00, просмотров: 240

Мое детство, как у всех советских детей, было озарено “сияньем Ильича”. Он пронизывал меня глазами с характерным добрым прищуром в детском саду, со страниц первых книжек, в школе, на улицах. Первый (и самый сильный) стресс я испытала, когда в третьем классе опоздала на экскурсию в Кашино, где впервые в СССР зажглась лампочка Ильича. Попала туда лишь сегодня. Как говорится, по долгу службы...

Там меня встретили неприветливо:

— Почитайте книжку и возьмите оттуда все факты! — возмутилась сотрудница сельской администрации.

Но, поколебавшись, глава администрации Кашина Виктор Юдаев повел меня в музей, который с начала 90-х закрыт для посетителей:

— Хвастаться нам нечем. Несколько раз музей грабили. Чтобы перестраховаться, большинство экспонатов отдали в Волоколамский краеведческий музей, — рассказывает Виктор Максимович.

Излюбленное место советских туристов производит гнетущее впечатление. Выбитые окна чердака, кривые полы, на стене зияет дыра от украденной картины художника А.Шепелюка “В.И.Ленин в дер. Кашино 14 ноября 1920 года”... Главного экспоната — первой лампочки Ильича — нет и в помине: бывший председатель совхоза “Путь Ильича” (а ныне пока еще глава Волоколамского района) Николай Кураленко в 1998 году отдал ее на реставрацию на Саранский завод. И с тех пор ее никто не видел.

Из раритетов остались только столовые приборы, из которых Ленин и Крупская кушали и пили домашнее пиво крестьянки Кашкиной, фотографии и исторический документ, составленный крестьянами, — приглашение Ленина в их деревню.

Кстати, судьба троих инициаторов и организаторов строительства первой электростанции в Кашине — Дмитрия Родионова, Сергея Куркова, Осипа Коробанова — сложилась весьма плачевно: все они были репрессированы в 1937 году...

Дочь Осипа Сергеевича Коробанова — Антонина Осиповна Будаева — до сих пор живет в Кашине. По слухам, она вбила себе в голову, что ее отца репрессировали как раз потому, что он “Ленина видел”.

Энтузиастов, жаждущих возродить музей и первую электростанцию (где из экспонатов — лишь нефтяной двигатель и генератор: все остальное разворовано), не осталось. Все свидетели встречи с Лениным давно умерли, а их потомки разъехались по разным городам и весям. Да и у администрации нет возможности вернуть музею статус “всесоюзного значения”: на один только косметический ремонт зданий требуется 120 тыс. рублей.

— Я обращался в “Мосэнерго”, чтобы оно взяло музей на баланс, — говорит Виктор Юдаев. — Летом приезжал главный инженер волоколамского отделения “Мосэнерго” Михаил Шегельман. Посмотрел на все и уехал.

“Кашино сегодня — яркое свидетельство того, как целеустремленно и последовательно претворяются в жизнь заветы великого вождя”, — читаю на обратном пути брошюру “Кашино” двадцатилетней давности, которую мне презентовал Виктор Максимович, и понимаю, что это — чистая правда. Только со знаком минус.



    Партнеры