Клетка:

29 ноября 2001 в 00:00, просмотров: 382

Истории про то, что человек — всего лишь игрушка судьбы и собственных страстей, обычно чреваты. Но несмотря на то что в финале нового фильма “Клетка” одна из женщин погибает, главное здесь — “помни о жизни”. Не растрачивай ее целиком на месть, что бы ни случилось. Подчиняя себя какой-то маниакальной цели, быстро становишься добычей дьявола. И еще: из-за поворота на вас может налететь черный джип.

Похоже, полку “Макбета”, “Вия”, “Фауста” и “Мастера и Маргариты” прибыло. Режиссер Сергей Белошников снял четырехсерийную психологическую драму “Клетка”. Хотя эту ленту с начинкой из осовремененной “достоевщинки” и почти тарантиновского юмора впору было бы назвать мистическим триллером.

Сюжет “Клетки”, снятой на “REN-Фильме”. У Насти было трудное детство, но она выучилась, встала на ноги, нашла хорошего мужа и родила сына. Всю эту идиллию в одночасье разбивает женщина за рулем черного джипа, под колесами которого гибнут все Настины близкие. Виновница рокового ДТП — Елена — за двойное убийство получает срок до пяти лет. Ее адвокат пишет жалобу и добивается того, чтобы клиентка “отделалась” пребыванием в спецпсихушке. С этого дня для Насти существует только месть: изничтожить, воздать по заслугам человеку, перечеркнувшему ее счастье. Расчетливую ярость Настя проносит через все: страшную камеру Бутырок, побои и изнасилование, тюремную психушку... Встретившись наконец с убийцей, эта сильная женщина не устояла перед новой безрассудной страстью... к ненавистной Елене. Настю играет Ирина Апексимова.

— Мы не стали снимать в настоящей психушке, — рассказывает Сергей Белошников. — У нас и так фильм трудный для актеров, а там очень давящая аура...

Кстати, на фильме “Нина”, который совсем недавно делали на “REN-фильме” Усков и Краснопольский, актеры все-таки работали в натуральном дурдоме. Тогда исполнительницу главной роли сумасшедшая тетка тяпнула за плечо — пришлось сорок уколов делать. Поэтому, наверное, на “Клетке” решили так не рисковать...

— Мы и тюрьму настоящую снимать не стали, — сделали всего несколько проходов в “Матросской Тишине” плюс проезд Насти на автозаке, а саму темницу выстроили в декорациях, — добавляет Сергей. — Актеры мне за это только спасибо сказали. Им, бедняжкам, и так пришлось по 16—20 часов сложнейших съемок работать, на холоде, в грязи. Особенно досталось Ире Апексимовой.

Роль Насти писалась прямо под Апексимову. Вероятно, эмоционально-отрицательный накал кинодрамы как нельзя лучше соответствовал душевному состоянию самой актрисы: в Америке с кино у нее случился облом, да и с мужем Валерием Николаевым разошлась совсем недавно. Однако даже при всех этих жизненных коллизиях, снимаясь в “Клетке”, Ирина регулярно наведывалась в церковь, а возвратившись после съемок, сразу же вставала под душ, чтобы “смыть с себя все это”. Кстати, если верить Щепкиной-Куперник, именно так до революции всегда поступали русские актеры: отыграв на сцене “воров, убийц, душегубцев”, шли причащаться, а потом в баню.

Иное дело — Татьяна Лесневская, исполнившая вторую главную роль. Супруга генерального продюсера канала, молодая леди с ангелоподобной внешностью, казалось бы, многим рисковала, берясь за такую роль.

— Знаете, это все очень внешне, — не соглашается Белошников. — Таня Лесневская очень профессиональный человек, со сложным внутренним миром. Кстати, никакой протекции — она честно прошла конкурс из 8 человек. Отработала блестяще...

Как рассказывают, во время съемок была только одна сцена, ввергнувшая Лесневскую в шок. Ее героиня должна была шантажировать врача психушки суицидом, стоя на табуретке с петлей на шее. Хотя Татьяна тоже ходила накануне в церковь, она никак не могла заставить себя влезть на эту жуткую табуретку. Режиссер только личным примером смог убедить актрису.

Андрей Руденский (Клемин из “Остановки по требованию”), в “Клетке” играет клинического мерзавца — врача-психиатра. Из “правильной” Раисы Рязановой (“Москва слезам не верит”) вышла такая хорошая зэчка, что все говорили: “Рая, ты прямо как на нарах родилась”. Лев Прыгунов, довольно долго не снимавшийся, так трепетно сыграл Настиного мужа Шалевича, что с первой минуты фильма ясно — этот бизнесмен обречен.

Ну и, конечно, все переживали, как снимать лесбийскую любовь. Тема нынче модная, но от этого не менее скользкая. Обе актрисы — и Апексимова, и Лесневская, подошли к задаче в полном соответствии с заветами Станиславского. Получилось убедительно, а снималось, говорят, с первых дублей. Может быть, это и дало основания режиссеру утверждать: “Клетка” — на сто процентов женское кино.



Партнеры