Председатель комитета Госдумы по обороне Андрей Николаев: "Второе чтение покажет..."

29 ноября 2001 в 00:00, просмотров: 581

— Андрей Иванович, так сложилось, что в Госдуме недавно появилось два законопроекта с одинаковым названием: “О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по вопросам денежного довольствия военнослужащих и предоставлении им отдельных льгот”. Один был внесен Президентом России, второй — подготовлен группой депутатов Госдумы, в частности, вашим комитетом. Название одно, а содержание законопроектов — разное. Из-за этого, насколько известно, и разгорелся весь сыр-бор в принятии военного бюджета следующего года. Проясните ситуацию.

— Начну по времени поступления — с законопроекта, внесенного Президентом России. Хотя правильнее было бы назвать его правительственным или даже минфиновским, так как законопроект был разработан именно в недрах Министерства финансов.

Но сначала коротко поясню отдельные моменты, связанные с подготовкой законопроекта по изменению денежного довольствия военнослужащих и предоставлении им отдельных льгот, который был предложен к рассмотрению Государственной Думе.

Документ поступил 4 июня и был рассмотрен Советом Госдумы 8 июня. Его сразу направили для заключения в адрес субъектов законодательной инициативы, которые должны были свои замечания и предложения направить в Комитет по обороне до 24 июля. С учетом летних парламентских каникул и трехмесячного срока для вынесения законопроекта на пленарное заседание нижняя палата парламента должна была приступить к рассмотрению законопроекта 7 ноября текущего года. Я специально так подробно остановился на указанных датах, чтобы опровергнуть мнение, будто Государственная Дума не заинтересована в рассмотрении закона, связанного в том числе и с установлением более высокого уровня денежного содержания военнослужащих. Это не так.

Сразу же после внесения законопроекта в Госдуму в средствах массовой информации прозвучали самые положительные отзывы на попытку президента, правительства, Совета безопасности разрешить острейший вопрос социальной защиты военнослужащих путем приравнивания их окладов к зарплатам федеральных государственных служащих. Большинство военнослужащих и военных пенсионеров действительно расценило предложенные президентом и правительством меры как двукратное увеличение существующего уровня их материального обеспечения.

Но за всей этой рекламной кампанией остались совершенно незаметными для широкой общественности намерения правительства ликвидировать значительное количество льгот военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, членов их семей. Это в первую очередь льготы по оплате жилищно-коммунальных услуг и некоторые другие.

Я подчеркиваю: в данном законопроекте ликвидация льгот предусматривается исключительно для военнослужащих. То есть для тех, кто сегодня наименее всего социально защищен в условиях проводимой в последнее десятилетие так называемой военной реформы, которая практически сводится только к сокращению численности Вооруженных Сил.

— То есть, предлагая увеличить денежное содержание военнослужащим, правительство одномоментно лишает их гораздо большего за счет ликвидации существующих льгот?

— Абсолютно верно. Заявленное повышение зарплаты военным нисколько не улучшит их материальное состояние. Возьмем для примера наиболее распространенную армейскую штатную должность — командир батальона. Сегодня он получает 3520 рублей. Предусматривается, что с 1 января 2002 года, с увеличением надбавки за сложность до 70 процентов и введением специальной надбавки, он будет получать 4143 рубля. По проекту закона о повышении денежного содержания с 1 июля следующего года комбату уже заплатят 5385 рублей. Прилично? А теперь вычтите из этой суммы жилищно-коммунальные льготы, компенсацию по налогу и прочие льготы, которые у военных собираются отобрать.

Оставляя собственные выводы при себе, процитирую далее фразу министра обороны, обращенную в письме к президенту: “При такой ситуации реализация с 1 июля 2002 года мер по социальной защите военнослужащих... при прогнозируемом уровне инфляции в течение 2001—2002 годов в 24 процента не сможет существенно повлиять на улучшение их материального положения. Так, месячное денежное довольствие (после удержания налога на доходы физических лиц) составит: лейтенанта, командира взвода — 3,7 тысячи рублей, командира роты, капитана — 4,5 тысячи рублей, командира полка, полковника — 6,7 тысячи рублей (при оплате полной стоимости жилья и коммунальных услуг этот доход уменьшится на 300—400 рублей).

При этом не следует упускать еще одну немаловажную деталь: предлагая увеличить денежное содержание военнослужащим с 1 июля, правительство собирается лишить их льгот с 1 января — полгода военные вообще будут влачить нищенское существование.

— Андрей Иванович, ваша позиция в отстаивании интересов военнослужащих понятна, а вот что по этому поводу думают субъекты законодательной инициативы?

— 10 субъектов законодательного права не поддержали данный законопроект в целом. Остальные, наряду с положительными отзывами, выразили серьезную озабоченность в связи с предполагаемой отменой отдельных социальных льгот военнослужащих. А в заключении правового управления аппарата Госдумы прямо говорится, что правовые основы, заложенные в концепции законопроекта, ухудшают положение военнослужащих, военных пенсионеров и членов их семей.

В целях изучения реальной ситуации Комитет по обороне провел ряд рабочих встреч с представителями министерств, ведомств, в составе которых предусмотрена военная, специальная служба, а также руководством Минюста, Генпрокуратуры, Верховного суда. Свои предложения по данному вопросу Комитет по обороне направил президенту, в правительство, в Совет безопасности.

В многочисленных обращениях, поступивших в наш комитет от граждан, различных общественных организаций, — непонимание, а во многих случаях и неприятие предлагаемых мер по отмене отдельных льгот.

Мы решили не рекомендовать Государственной Думе принимать данный законопроект.

— Как говорится, один в поле не воин. Кто-то поддержал позицию Комитета по обороне?

— Нас поддержали коллеги из комитетов по безопасности, по делам ветеранов, по труду и социальной политике. Как я уже упоминал, и позиция Минобороны однозначна: такое решение может привести к ухудшению социального положения военнослужащих, обострить социальную напряженность в воинских коллективах.

На наших позициях всецело находится и Верховный суд, который вынес следующий вердикт: “Отменяемые в соответствии с законопроектом льготы для военнослужащих и членов их семей существенно определяют их материальное положение. Введение нового порядка исчисления должностных окладов ни в коей мере не компенсирует их отмену. Принятие указанного законопроекта неизбежно повлечет снижение жизненного уровня большинства военнослужащих и членов их семей. Проект закона “О внесении изменений...” подлежит отклонению”.

Это, подчеркну, мнение Верховного суда. Единственного федерального органа, имеющего право трактовать законы.

— Чем же руководствовался президент страны, внося на рассмотрение Госдумы законопроект, который в первую очередь отразится на его имидже, на отношении к нему армии?

— Я не думаю, что лично президент покушается на статус военнослужащих. Но из всех 50 категорий льготников страны выбраны только военнослужащие. Почему?

Два принципиальных вопроса.

Во-первых, человек подписал контракт на прохождение военной службы. Кто без его согласия может изменить условия контракта?

Из этого вытекает два момента. Во-первых, министерствам и ведомствам, где есть военная служба, предстоит в случае принятия законопроекта переподписывать контракты. При этом военнослужащие, не желающие подписывать новые условия контракта, будут вправе обжаловать эту процедуру через судебные органы и добиваться удовлетворения своего ранее подписанного контракта до конца его действия. А дальше мы посмотрим, скажут они, можно ли подписывать новый контракт с государством, которое без нашего согласия меняет условия. Это одна сторона медали, а вторая — это, безусловно, судебные издержки. Замечу, что количество обращений военнослужащих в суды выросло в 63,5 раза. Люди стали грамотнее, они умеют теперь защищать свои права. Политически это крайне плохо, когда военнослужащие судятся со своим правительством.

Во-вторых — это отношения к пенсионерам. Им назначена пенсия, и вдруг условия ее получения, опять же без согласия самих пенсионеров, изменяются. (Имеется в виду исключение из исчисления пенсии компенсации за продовольственный паек, что предусмотрено законопроектом, внесенным президентом.)

Я об этом так серьезно говорю, потому что я сторонник — и этого никогда не скрывал — президента Путина. Но не думаю, что Владимир Владимирович заинтересован в том, что любые документы, которые готовят ему заместители, помощники, руководители некоторых министерств и ведомств, должны в обязательном порядке в Государственной Думе получать поддержку. Определенная критическая позиция по отношению к этим документам — это тоже позиция поддержки президента. Именно с этой позиции мы подходим, с одной стороны, обеспечивая интересы военнослужащих, военных пенсионеров, членов их семей, а с другой — исходя из того, что Государственная Дума не имеет права на очередную ошибку, касающуюся 15—20 миллионов граждан страны.

— Что же предложили в качестве альтернативы Комитет по обороне и остальные депутаты, разделяющие вашу позицию?

— Депутатский проект федерального закона с аналогичным президентскому названием был разработан по результатам парламентских слушаний, проведенных по инициативе Комитета по обороне 30 октября 2001 года. Законопроект учитывал основные направления политики президента по реформированию системы денежного довольствия военнослужащих и предоставления им социальных льгот, гарантий и компенсаций: повышение денежного довольствия военнослужащих и перевод предоставляемых им отдельных льгот в денежную компенсацию.

Законопроект предусматривает с 1 июля 2002 года замену предоставляемых военнослужащим и военным пенсионерам льгот по оплате жилья, коммунальных услуг, плате за телефон, за пользование радиотрансляционными точками, коллективными телевизионными антеннами, а также по уплате военнослужащими налога на доходы физических лиц — ежемесячной денежной компенсацией. Такая замена позволила бы обеспечить их адресность, а также решить проблему взаимоотношений между федеральным бюджетом и бюджетами субъектов Российской Федерации в части финансирования расходов на предоставление этих льгот.

— В чем же может заключаться адресность этих компенсаций?

— Некоторые представители правительства утверждают, что адресная компенсация невозможна: деньги получают не те, кто непосредственно предоставляет услуги военнослужащим. Действительно, сегодня средства на компенсацию льгот направляются трансфертами в субъекты Федерации, а не конкретным компаниям, обеспечивающим, например, электроэнергией, связью, предоставляющим жилищно-коммунальные услуги. Мы предлагаем схему именно адресной компенсации. Военнослужащий полностью оплачивает все услуги, затем предоставляет в свою воинскую часть счет об оплате и получает пятидесятипроцентную компенсацию. Ежемесячно! Эта схема, на наш взгляд, могла бы позволить не только обеспечить реальное поступление денежных средств непосредственно в бюджеты субъектов, местные бюджеты и в организации, предоставляющие льготные услуги, но и обеспечить реальное повышение статусного положения военнослужащих за счет повышения уровня их кредитоспособности.

— Не примите, Андрей Иванович, за наивный следующий вопрос. Почему же депутатский законопроект, при всей выгодности для огромной категории населения, не был даже обсужден на пленарном заседании Госдумы?

— Так решил Совет Думы. Но на наш взгляд это явное нарушение регламента. Комитету Госдумы по регламенту и организации работы уже дано соответствующее поручение детально проанализировать сложившуюся ситуацию.

— Тем не менее “первый бой вы уже проиграли”. Итог пока неутешителен: в первом чтении принят президентский, или, как вы говорите, правительственный, минфиновский законопроект...

— Принят. Но абсолютно не с тем результатом, как ожидали его авторы. По их прогнозам, за законопроект должны были проголосовать 320—330 депутатов. Однако по итогам голосования 15 ноября “за” было 249. Я специально подчеркиваю дату 15 ноября, так как уже пять депутатов опровергли результаты электронного голосования, отказавшись от своего решения. Таким образом, в первом чтении за законопроект проголосовали 242 депутата при обязательных 226. Согласитесь, что 18 голосов — не слишком большое поле для маневра. Тем более что и эти голоса — и не 18, а гораздо больше, — результат обещаний правительства. Под давлением депутатов при обсуждении законопроекта министр финансов Алексей Кудрин дал слово (и это официально зафиксировано протоколом пленарного заседания) внести ко второму чтению в законопроект значительные изменения. Во-первых, все военнослужащие будут приравнены к государственным служащим. Во-вторых, денежное довольствие военнослужащих будет ежегодно индексироваться в соответствии с уровнем инфляции. И, в-третьих, оклады по воинским званиям военнослужащих планируется повысить с 1 января не 2004-го, а 2003 года.



Партнеры