Стой! Стрелять буду!

30 ноября 2001 в 00:00, просмотров: 465

Всякому, даже законопослушному автовладельцу, выезжающему к теще на блины, следует быть готовым к тому, что вместо блинчиков со сметаной ему в ближайшие 15 суток придется наворачивать тюремную баланду и ночевать в камере на одной шконке с мелкими хулиганами и профессиональными бомжами.

Печально известная статья 165 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях накануне своей агонии выказывает явное желание проучить напоследок тех, кто слишком рискованно играл с ней в прятки…

“Ты помнишь, как все начиналось?”

…Просить руку и сердце мне раньше не приходилось, поэтому от волнения я нервно тормозил перед каждым, даже зеленым светофором, а сидевшая рядом счастливая Ленка, обнимая торт и бутылку шампанского, скороговоркой тараторила: “Только бы мать была дома…”.

В квартале от ее дома с нашей машиной поравнялся милицейский “Форд” и, включив “цветомузыку”, прижал нас к обочине. Из разукрашенной машины вывалился тучный дэпээсник, лениво козырнул и взял из моих трясущихся рук документы.

— Что ж ты, уважаемый… как там тебя… не останавливаешься? Или тебе дважды надо повторять? — Не дав мне опомниться, он забрал мой бумажник и потребовал следовать за ним.

В отделении милиции он нацарапал какую-то бумагу, приложил к ней мои документы, бросил их на стол дежурному и пробурчал:

— И этого, Василич, тащи в суд. Совсем обнаглели, понимаешь…

Услышав про суд, Ленка кинулась мне на шею и взвилась, как кострами синие ночи:

— Родненький, какой суд? За что суд?..

Специально, видимо, обученный ремеслу вышибалы здоровенный сержант снял Ленку с моей шеи и выпихнул за дверь. Мою жалкую попытку ухватить ее за рукав он пресек заученным движением — ловко защелкнул на моих запястьях наручники. Затем втолкнул меня в “обезьянник” и съязвил:

— Если любит — дождется.

В полном недоумении я провел ночь среди вонючих бомжей на нарах, так и не сомкнув глаз. Утром тот же вышибала вывел меня на волю и засунул в “уазик”, в котором, к моему удивлению, меня уже дожидался вчерашний дэпээсник. Полчаса спустя оба под руки ввели меня в зал суда и посадили на лавку.

Судья — тетка неопределенного возраста, напоминавшая училку, которой так и не посчастливилось стать завучем, брезгливо оглядела меня с ног до головы и привычно улыбнулась ментам:

— Итак…

— Ваша честь, — начал гаишник, — вчера, примерно в 19 часов, на пересечении Ленинского проспекта и улицы Строителей я, находясь при исполнении, жезлом и свистком потребовал у этого водителя остановиться. Но он проигнорировал мое требование и продолжил движение…

“Училка” важно нахмурилась и посмотрела на меня:

— У вас есть что сказать по предъявленному вам обвинению?

— Этого не может быть… Я же… Я не видел инспектора… Поверьте, я не обманываю вас. И моя пассажирка может подтвердить!

— Все вы так говорите, — обреченно вздохнув, судья встала во весь свой пигмейский рост. — Суд решил: именем Российской Федерации признать гражданина Н. виновным в совершении правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 165 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, и наложить взыскание в виде ареста на 15 суток…

Тюрягу осилит едущий…

Самый суровый состав статьи 165 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях — невыполнение законного требования работника милиции об остановке транспортного средства — за всю историю своего существования попортил кровь и радужные представления о правосудии не одной тысяче советско-российских водил.

К концу девяностых годов — на новом витке обострения извечного конфликта между автовладельцем и сотрудником ГАИ-ГИБДД — статья и вовсе стала едва ли не самым излюбленным орудием в борьбе с “очень умным”, то есть умеющим постоять за себя водителем. По статистике, каждый третий сидящий за рулем как минимум один раз слышал в свой адрес торжественное обещание инспектора ДПС на полмесяца изолировать его от общества. Видимо, так бы и случалось, но волею закона решать судьбу водителя за его неповиновение право дано, слава богу, не милицейским командирам, а только судам.

Суды, впрочем, еще и сегодня не слишком вникают в обстоятельства дела, ибо полагают: если сотрудник милиции жалуется, что ему, вооруженному до зубов, имеющему немалую власть, блюдущему государственные интересы, не подчинился какой-то хмырь, следует занять сторону обиженного.

Справедливости ради, впрочем, стоит заметить: несмотря на настойчивые требования сотрудников ГИБДД всем раздавать по пятнадцать суток, за решетку тем не менее судьи кидают далеко не всех: руководствуясь статьей 165, как правило, они поголовно либо штрафуют на полторы тысячи рублей, либо наказывают уж совсем сурово — лишают права управления на срок до трех лет.

Однако даже помилованному судом водителю (что редко, но случается) легче не становится, ибо сотрудники милиции для удовлетворения своего самолюбия фактически уже устроили ему экзекуцию — имея на то полное право, продержали его голодного в грязном “обезьяннике” с вечера пятницы до утра понедельника — то есть до начала суда.

Кто из нас слепой?

Анализ причин неповиновения водителей сотрудникам милиции, проведенный недавно авторитетными юристами, привел к любопытным результатам: из всех “осужденных”, посмевших не остановиться на свисток, кары заслуживал только каждый пятнадцатый неподчинившийся. Чтобы понять, почему остальные четырнадцать по большому счету наказанию не подлежали, следует разделить всех непослушных на три категории.

К первой из них необходимо отнести “глухих”, у которых в салоне громко играет музыка, и потому они не слышат милицейского свистка. А также “слепых”, которые не видят жезла по правому борту, ибо внимательно следят за старушкой по левому, совершающей уже девятую попытку перебежать дорогу.

Ко второй категории следует причислить “трусов”. У них инспектор ДПС, стоящий у густого леса на темной ночной дороге, вполне закономерно вызывает подозрение, что он вовсе не инспектор, а бандит, купивший на Арбате милицейскую форму. И потому они справедливо полагают, что им, не совершившим каких-либо нарушений и не давшим тем самым повод их останавливать, безопаснее промчаться мимо.

К третьей категории необходимо отнести явных аферистов, которые действительно достойны мотать срок: они умышленно и самым наглым образом игнорируют требование об остановке, ибо им есть что скрывать — отсутствие документов или свое не слишком трезвое состояние.

Большинство судей, однако, в делах о неповиновении редко пытаются разделить подсудимых на перечисленные категории. Хотя совершенно очевидно, что если водители двух первых не осознавали и не желали наступления общественно опасных последствий и в их действиях нет состава правонарушения, то водители третьей категории явно осознавали, выражаясь юридическим языком, общественную опасность своих действий, предвидели возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желали их наступления. Иначе говоря, наплевали на требования инспектора умышленно.

Но, ничуть не внимая столь существенной разнице, судьи под одну гребенку — налысо, как правило, — подстригают всех.

Нередко сотрудники милиции сами намеренно вводят суды в заблуждение, предъявляя водителю обвинение в невыполнении законного требования об остановке. Как ни странно, вопрос о законности такого требования в судах под сомнение не ставится никогда! Судьи закрывают глаза на то, что непослушный водитель подлежит наказанию лишь в случае, если сотрудник милиции пытался пресечь или предупредить нарушение общественного порядка или противоправное поведение водителя, а последний, не остановившись, такой возможности сотрудника милиции нахальным образом лишил. Ведь очевидно, что в соответствии с Федеральным законом “О милиции” нельзя считать законным желание инспектора ДПС остановить и проверить у водителя документы, если нет достаточных оснований подозревать его в совершении правонарушения или преступления, а также в наличии у него в багажнике гранатомета “Муха”.

Шашки наголо!

За свою свободу надо сражаться, ибо даже лишение права управления сроком на 3 года — вовсе не мед по сравнению с пятнадцатью сутками. А для этого необходимо вооружиться испытанными приемами самообороны.

В случае доставления в ОВД следует потребовать немедленного составления протокола, в котором должно найти отражение самое главное обстоятельство: время задержания. Важно помнить, что срок административного задержания в соответствии со статьей 242 КоАП РСФСР не может превышать трех часов. Держать вас в “обезьяннике” более указанного времени сотрудники милиции имеют право лишь в случае, если у вас отсутствуют документы и потому не удается установить вашу темную личность. Но и при таких обстоятельствах существует предельный срок задержания — 72 часа.

Дабы сократить срок пребывания за решеткой, попросите сотрудников милиции связаться с вашими родными и близкими, которые смогут немедленно привезти в ОВД документы, удостоверяющие вашу личность, и лишить таким образом сотрудников милиции права держать вас в “обезьяннике” более трех часов. Учтите: подтверждением того, что вы Иванов Иван Иванович, проживающий в Москве на улице Чубайса, в доме №6, могут служить не только документы, но и показания ваших пассажиров, если они вас близко знают.

Помните, что, задержав вас вечером в пятницу или в выходные дни, то есть когда судьи отдыхают, дежурный по ОВД обязан не позднее чем через три часа освободить вас под расписку, в которой вы возьмете на себя обязательство явиться в ОВД к определенному времени для дальнейшего проследования в суд.

Если ОВД продержит вас более трех часов, такой поворот событий поможет вам занять в суде наступательную позицию: необходимо будет потребовать у суда признания незаконными действий сотрудников ОВД, которые они совершили еще до признания вас виновным в суде. Можете произнести пылкую речь о том, что их действия унизили ваше человеческое достоинство, ибо вам — человеку, не представляющему социальной угрозы, еще до решения суда пришлось провести ночь за решеткой, что вас истязали, ибо лишили возможности соблюдать личную гигиену, и морили голодом, а также подвергли жизнь и здоровье опасности, ибо обрекли провести ночь с заразными бомжами. Кроме того, лишили законного права привлечь в первые минуты задержания своего адвоката.

В суд постарайтесь явиться если уж не с профессиональным юристом, то хотя бы после консультаций с ним. И продвигайте в суде пять главных тезисов: “Как сторона обвинения, сотрудник ДПС в соответствии со статьей 49 Конституции РФ обязан доказать, что в конкретный день и час на конкретном участке дороги именно мне отдавал распоряжение остановиться. Доказав первое, пусть он докажет, что его требование об остановке мне было предельно понятно и не могло быть мною истолковано двусмысленно. Доказав и то и другое, пусть он докажет третье: что отдавал распоряжение об остановке неоднократно и в настойчивой форме. Если сумеет доказать последнее, пусть докажет, что я не подчинился его требованию умышленно. И напоследок пусть докажет, что он отдавал мне законное распоряжение”.

При таком подходе в процессуальном поединке суд вряд ли займет сторону обиженного представителя власти, ибо даже талантливому комбинатору вряд ли удастся представить убедительные доказательства по всем пяти пунктам.

Если вы вдруг почувствуете, что без помощи юриста вам не справиться, заявите ходатайство об отложении рассмотрения дела в связи с намерением привлечь к делу защитника. Отклонить такое ходатайство судья будет не вправе, ибо лишит вас тем самым законного права на получение квалифицированной юридической помощи. Не исключено, что вам предложат дежурного адвоката, томящегося без дела в соседней комнате. Ссылаясь на статью 247 КоАП РСФСР, которая прямо гласит, что лицо, привлекаемое к ответственности, вправе самостоятельно выбрать себе защитника или адвоката, предложение судьи корректно отклоните.

И если ваш личный адвокат явится в суд лишь к вечеру следующего дня, считайте, что вам повезло: начавшийся накануне судебный процесс не может быть отложен на неделю или месяц, ибо судья обязан рассмотреть ваше дело в течение лишь первых суток...

Вместо ложки меда…

Понимая, что арест на 15 суток за игнорирование требования об остановке — мера взыскания для демократического общества абсолютно неоправданная, депутаты Государственной Думы из нового Кодекса РФ об административных правонарушениях арест за такое правонарушение исключили.

И поделом…



Партнеры