Свидание по расчёту

1 декабря 2001 в 00:00, просмотров: 519

Вчера эксперты заполнили ленты новостей комментариями на тему: мертво или живо СНГ? Юбилейный саммит дал свой ответ: Содружество готовится к переменам. Не зря в Москву приехали все без исключения — редкий случай! — президенты стран СНГ.

Союзы обычно создаются для совместной жизни. СНГ же создавалось с целью “цивилизованного развода”. По сути, Содружеству поручалась роль эдакой “ликвидационной комиссии”, которая должна была мирно разделить плошки-одеяла. Но время шло, и началась новая совместная жизнь, которая держалась на принципе “вместе — тесно, врозь — скучно”. Многие бывшие союзные республики пытались поначалу уйти в одиночное плавание, но, за исключением Прибалтики, сделать этого никто так и не смог. Хоть и твердили наши сородичи по Союзу, что в Содружестве нет старших-младших братьев, но подспудно-подсознательно всегда оглядывались на Россию и тянулись к ней в поисках кто моральной поддержки, кто — денег.

Отколовшейся родне постоянно было что-то нужно: кому-то флот и энергоносители, как Украине, кому-то помощь в решении своих внутренних “сепаратистских” проблем, как Молдавии и Грузии, кому-то союзник в противостоянии — как Азербайджану и Армении... И лишь Туркменбаши нужно было просто, чтобы его уважали и не трогали.

А самой России нужны были “добрые соседи” и возможность влиять на них, чтобы не допустить опасного приближения к нашим рубежам НАТО. Ради этой высокой цели капризным собратьям прощалось многое: их снабжали газом и энергией в кредит, делили с ними флот, прикрывали границы российскими “телами” и стояли российской “грудью” между враждующими сторонами.

Ответной ласки не наблюдалось. Как избалованные детки тянут из покорных родителей соки, так наши сородичи на каждый встречный шаг отвечали очередным наступлением: “Не можете вернуть нам Абхазию — убирайте из Грузии свои базы!” — твердили одни. “За газ платить не будем, но Севастополь не сдадим”, — наседали другие. Попутно соседи, погрязшие в экономических кризисах, пытались найти себе покровителей.

Однако оказалось, что западные “партнеры” слишком меркантильны: их отношения не подогреваются родственными чувствами, каждое их действие просчитано до цента. Страны Содружества пока не привыкли к такому откровенному “ты мне — я тебе”. Тем более что со стороны России такого “цинизма” они не видели. Борис Николаевич, видимо, мучимый тайными угрызениями совести за развал Союза, не очень-то отстаивал интересы своей страны. Что давало повод говорить об отсутствии внятной “внешней политики” в отношении стран СНГ...

Появление президента Путина изменило ситуацию. На смену взбалмошному, непоследовательному, но “мягкому” Ельцину пришел человек, у которого не было комплекса “провинившегося старшего брата”. Путин стал действительно равным среди равных, к тому же имеющим четкое представление об интересах России. Поэтому всякие сомнительные проекты типа Таможенного союза были отодвинуты на задний план, а на первый выдвинуто то, что теперь считается более важным.

Во-первых, это, конечно, общая безопасность. Поэтому еще задолго до взрывов в Америке Путин озаботился созданием антитеррористической коалиции в рамках СНГ и создал “шанхайскую пятерку”. Союз Белоруссии и России был сохранен и даже упрочен для создания баланса сил на западном направлении. В сфере экономических отношений собратьям по СНГ пришлось столкнуться с непривычным “рациональным подходом”.

По всему СНГ долгов “натикало” уже на 7 млрд. долларов, из которых долги предприятий перед Россией за поставленные топливно-энергетические ресурсы составили более 4 млрд., за газ — свыше 3 млрд. долларов. Больше всех должна Украина. За ней по убывающей следуют Молдавия и Казахстан.

Теперь Украине и Белоруссии предложено расплатиться за долги собственностью...

“Грузинский пример” — принципиальная позиция России по отношению к террористам в Панкиссии, которую не изменят никакие истерики и шантаж со стороны Шеварднадзе, — тоже свидетельствует о том, что для СНГ наступили новые времена.

“Прагматизм” России, конечно, вызывает у членов Содружества, с одной стороны, желание сопротивляться, с другой — уважение. И судя по тому, что в Москву прибыли даже больной Алиев, манкирующий членством в СНГ Ниязов и сменивший гнев на “милость” Шеварднадзе, партнеры по СНГ хотят услышать из уст Путина о новом векторе двусторонних связей. Но российский президент, как всегда, загадочен — юбилейные торжества и встречи сконцентрированы вокруг одной темы: ситуации в Афганистане и общей эсэнгэшной безопасности. А частные вопросы Путин будет решать с каждым в отдельности. Результат же надо прогнозировать в зависимости от того, насколько его собеседники наконец созрели для осознания себя “равными среди равных”...



Партнеры