Очередная трагедия в небе

3 декабря 2001 в 00:00, просмотров: 782

2 декабря выпала “черная метка” “Ил-76”, принадлежащему авиаотряду ФПС России, — около семи утра по московскому времени он разбился в районе населенного пункта Иня в Хабаровском крае.

Самолет с бортовым номером 839 совершал рейс по маршруту Москва — Братск — Анадырь — Петропавловск-Камчатский. На его борту находились 8 членов экипажа и 10 сопровождающих груз гражданских лиц и пограничников. Что конкретно вез самолет, пока неизвестно (по предварительным данным — авиадвигатель и продовольствие, вероятно, что часть груза была коммерческой), но его вес составлял 33 тонны, что вполне допустимо по мерам безопасности.

Последняя посадка у пограничного “Ил-76” была в Братске, где самолет дозаправили и провели техосмотр силами экипажа, после чего он поднялся в небо и взял курс на Анадырь. Последняя связь с самолетом была зарегистрирована в шесть утра — в диспетчерскую службу Магадана поступило сообщение от командира экипажа, что на борту самолета начался пожар (двигатели были в порядке). После этого связь с самолетом прервалась, а еще через полторы минуты отметка “Ил-76” исчезла с радаров. “Транспортник” шел в отведенном ему воздушном эшелоне на высоте более 9 тысяч метров, но потом стал стремительно снижаться — когда командир сообщил о пожаре, он уже был на высоте 7500 метров. Вероятно, что экипаж готовился совершить аварийную посадку, но не успел.

По свидетельству местных жителей, наблюдавших за авиакатастрофой, самолет падал, окутанный пламенем и клубами дыма, а потом стал разваливаться в воздухе.

Самолетная стоянка пограничников находится на территории аэропорта “Шереметьево-1”, откуда и вылетел накануне бортовой номер 839. По свидетельству сослуживцев и командования, командир экипажа Игорь Дмитренко был, несмотря на молодость, очень опытным летчиком, ему даже прочили вскоре должность заместителя командира авиаотряда.

“Этого рейса ждали все” — примерно так вспоминали вчера о разбившемся “Ил-76” в Анадыре. На Чукотке давно наступила зима, и уже полторы недели в местном аэропорту не приземлялся ни один борт из Москвы — нелетная погода. Только в конце недели небеса смилостивились над северным краем.

Как сообщили “МК” по телефону в администрации Чукотского автономного округа, “Ил-76” относился к разряду классических “грузопассажирских” рейсов.

По просьбе “МК” основные версии крушения “Ил-76” в Хабаровском крае комментирует эксперт по расследованию авиапроисшествий, летчик-испытатель с 36-летним стажем Михаил НИКОЛАЕВ.

1) Загорание одного или нескольких двигателей. Всего у “Ила” четыре турбореактивных двигателя ПС-90 Пермского моторостроительного завода. Аналогичная катастрофа из-за пожара на двигателе произошла в Баку в 1990 году, когда сразу после взлета на “Ил-76” разбился экипаж командира военно-транспортного авиаполка Калмыкова. Пилоты дважды пытались потушить мотор, но он только пригасал, а потом загорался снова. Кончилось это тем, что двигатель отвалился вместе с частью крыла, и самолет разбился (погибли около полусотни военнослужащих внутренних войск). К загоранию двигателя “Ила” может привести разрушение его конструкций (в основном — лопаток или камер сгорания) — например, из-за “усталости металла”, попадания постороннего предмета, рассоединения топливной системы и др. В этом случае есть только две возможности спасти машину — погасить пожар с помощью двух “очередей” бортовой противопожарной системы (срабатывает автоматически и дублируется вручную) или экстренно сесть. С высоты, на которой находился “Ил”, это заняло бы не менее 10 минут. Вероятно, экипаж именно так и поступил. Другое дело, что садиться пришлось в гористой, заснеженной местности, фактически в сумерки, а также при возможном снегопаде. Так что шансов у Дмитренко изначально было немного.

2) Возгорание электрической, гидравлической или топливной системы самолета в крыльях или фюзеляже. Сходный случай — известная авария в 1999 году экипажа полковника Зеленко после взлета из астраханского аэропорта. Тогда только единственно верное решение, которое принял командир — сразу же сесть с обратным курсом на тот же аэродром, — спасло жизни 220 военнослужащих-“срочников”, находившихся на борту. Машина, правда, выкатилась за ВПП и сгорела, но Зеленко все равно получил звание Героя России. Эксперты пришли к выводу, что пожар вызвало короткое замыкание в электросистеме в районе гидронасосов, “рабочее тело” которых АМГ-10 весьма уязвимо для огня. Естественно, когда такая оказия случается на высоте 9600 метров, как в воскресном случае, времени на аварийную посадку крайне мало.

3) Загорание груза — вариант также весьма вероятный и опасный. Авиаторы со стажем помнят, как в 80-х годах на “Ан-12”, летевшем в Закавказье из Актюбинска, после набора высоты вспыхнуло авиатопливо в перевозимых подвесных баках от истребителей “МиГ-29”. Мудрый и удачливый командир экипажа произвел посадку ночью в поле! Все остались живы. Оказалось, что при загрузке техслужбы не проверили, полностью ли опорожнены баки, и на донышке емкостей осталось чуть-чуть горючего. Увы, у пилотов с пограничного “Ил-76” не было таких благоприятных условий для вынужденной посадки.

2001 год продолжает бить страшные рекорды по числу авиакатастроф. Воскресный “Ил-76” стал седьмым крупным самолетом, не долетевшим до места назначения. До конца года осталось 28 дней.



Партнеры