“Гвардию” — в огонь!

5 декабря 2001 в 00:00, просмотров: 181

Несколько часов за жизнь Ясира Арафата никто не дал бы и шекеля — его судьба решалась на закрытом заседании израильского кабинета министров. В то же самое время десять израильских танков стояли в ряд напротив резиденции главы ООП в Рамалле, наведя стволы башенных орудий на окна, за которыми пряталось правительство “независимой Палестины”. После тех слов, которые произнес Ариэль Шарон, едва сойдя с трапа самолета, у палестинской элиты были все основания писать завещания.

Шарон почти слово в слово повторил слова Джорджа Буша, которые тот произнес, обращаясь к нации после трагических событий 11 сентября: “Эта война не будет легкой, эта война не будет быстрой войной, но мы победим!” К тому же его благословил в Вашингтоне министр обороны США Рамсфельд, заявив, что “лучшим способом борьбы с террором является жесткость по отношению к террористам”.

Незадолго до терактов в Иерусалиме и Хайфе Белый дом осторожно попытался провести переговоры с ливанской террористической организацией “Хезболлах”, склоняя ее к сотрудничеству в борьбе против талибов и “Аль-Кайеды”. В обмен была обещана индульгенция — исключение самой “Хезболлах” из “черного списка” террористических организаций и признание за ней статуса “политической”. Само собой, такие переговоры не афишируются, но, как сообщает арабская газета “Аль-Хайят”, отказ был категорическим. Похоже, на этом эксперименте США окончательно убедились, что нет “ручных” террористов и нет террористов-“изгоев”. Есть просто террористы. И Шарон вернулся из Вашингтона со словом “война” на устах.

На войне как на войне: израильские танки оккупировали Рамаллу и другие палестинские города. Символ палестинской государственности — аэропорт в Газе — бульдозеры сровняли с землей. Два вертолета, принадлежащих лично Арафату, сожжены в ангарах ударом израильских ВВС. Тем временем на Западном берегу реки Иордан “F-16” разбомбили офис Арафата и в пыль разнесли штаб-квартиру палестинской полиции. В свое время в соответствии с мирными соглашениями, заключенными несколькими годами раньше, Арафат получил право сформировать силы правопорядка в 40000 человек, а Тель-Авив вооружил их. Инструкторы ЦРУ организовали курсы для палестинских снайперов, тренировали подразделения палестинских спецслужб, поставляли им подслушивающее оборудование. Помогали в строительстве штаб-квартиры палестинской контрразведки. Все это делалось, исходя из договоренностей с Арафатом, что его милиция будет “зачищать” регион, выполнять роль полиции и правительственной охраны. На деле же получилось, что “Хамас”, “Исламский джихад”, “Хезболлах” переплелись корнями с палестинскими спецслужбами. Чтобы пройти спецподготовку, боевик записывается в полицию или того больше — устраивается в “гвардию” Арафата, осваивает здесь оружие, технику связи, саперное дело. А затем увольняется и ходит на свои операции, вооруженный израильским оружием и инструкциями ЦРУ.

Типичная, прямо скажем, ситуация. Она, в частности, объясняет решение экстренного заседания кабинета министров объявить террористическими личную “гвардию” Арафата (так называемый “Отряд 17”) и группировку “Танзим”, до сего времени считавшуюся лояльной частью партии Арафата “Фатх”. Это значит, на их личный состав и руководителей объявлена охота — живыми или мертвыми. Первым актом в этой “драме на охоте” стала акция в Вифлееме, в результате которой уже отправились в мир иной два бойца “Отряда 17”.

Кто на очереди? Сам Арафат? Пока израильский кабинет отклонил предложение о его физической ликвидации, хотя министр Авигдор Либерман заявил, в частности, что пришло время “уйти Арафата”. Полтора года назад палестинского лидера, обласканного Клинтоном, поддерживал Вашингтон. Теперь этой поддержки нет. “Арафат — величайшее препятствие на пути к стабильности на Ближнем Востоке”, — публично заявил Шарон, едва стряхнув с ботинок вашингтонскую пыль. Сказать такое израильский премьер мог, лишь заручившись поддержкой бывшего “спонсора” в ближневосточном урегулировании — Белого дома.

Есть еще, правда, “маленький спонсор”, это Москва, куда Арафат собирался наведаться до конца этого года. Но единственное, что он может здесь найти, — статус почетного политэмигранта. Потому-то в поступающих с “территорий” сообщениях нет ни слова о том, что Арафат звонил в Кремль и просил совета. В советчики он выбрал шейха Катара — Хамада бин Калифа аль-Тани, которого срочно просил содействовать в созыве “саммита 56” — всеисламской Конференции.

А пока израильские танки у штаб-квартиры ООП в Рамалле получили приказ огня не открывать. Хотя был момент, когда такая команда вот-вот могла последовать.



Партнеры