Алексей Пиманов: Где жил убийца - цветы не растут

6 декабря 2001 в 00:00, просмотров: 505

Алексей Пиманов спокойно взирает на бурные события, сотрясающие в последнее время телевизионный мир. Считает, что все это пустая трата времени. Он все так же ведет “Человек и закон”, снимает журналистские расследования. А в свободное время продюсирует телепрограммы, переписывает историю и... покупает “Останкино”.

— Ваша телекомпания теперь называется “Останкино”. Не слишком громко? Как отреагировали на ОРТ?

— Название телекомпании “Останкино” был никому не нужен шесть лет. Честно говоря, его уже стали забывать. Поэтому, когда однажды меня осенила идея оформить права на этот брэнд, особенных колебаний не возникло. А коллеги на ОРТ и вообще в Телецентре сначала улыбались, а потом говорили: “А ведь правда!..”

— Во сколько встала покупка имени “Останкино”?

— Не дороже, чем регистрация названия обычной компании.

— Может, вам пойти еще дальше? Вы продюсируете “Человек и закон”, “Здоровье” и “Армейский магазин” вместо “Служу Советскому Союзу!”. Может, реанимировать на “Останкино” “Кинопанораму”, “В гостях у сказки” и “Сельский час”?

— Хорошая мысль — подумаю! “Кинопанорама” мне когда-то очень нравилась.

— Передаче “Человек и закон” 30 лет. Вы делаете ее в формате “журналистское расследование” 4 года. Зрители, по-вашему, не устали смотреть криминал?

— Может, и устали, только какое это к нам имеет отношение? Разве “Курск”, клонирование, Чечня, история Владимирского централа — это криминал? Мы уже давно не делаем криминальную программу. Мы делаем передачу о безопасности общества. А это, как сказал юморист, две большие разницы. Совсем недавно нам поменяли время выхода в эфир с 19.00 на 22.40. И это потребовало еще более жесткого подхода к материалу. Большинство пожилых людей уже спят, а значит, упор надо делать именно на журналистские расследования. Хотя и социалку, и своих старых героев мы не забываем. Недавно показали продолжение истории о бабе Насте, безногой Дусе, просидевшей десять лет на цепи, и Ванюше. И вот результат: нашлись добрые люди, которые делают Дусе протезы. Когда-то после совместной акции с программой “Экстренный вызов. Спасатели” появились деньги на операцию Эле Кондратюк, победительнице сочинского конкурса красоты, которой в лицо плеснули серной кислотой. За это время, что я курирую “Человек и закон”, то есть с 1993 года, таких историй было очень много.

— Ваш фильм “Кремль-9” о тайнах наших вождей снимался и на госдачах, и в Кремле. Как вы туда проникли?

— В общем, “Кто пустил?” — это все спрашивают. Отвечаю. Федеральная служба охраны. Люди, которые там работают, оказались просто умными, понимающими, что сотрудники, работавшие в охране Сталина, Хрущева, Брежнева и т.д., видели то, что не видел никто. А ведь эти подробности часто полностью переворачивают представление о тех или иных событиях. Хотя в ФСО очень нелегко принимали решение о съемках этого сериала. Существует ведь еще профессиональная этика. И только когда мы осторожно, как бы на ощупь, сделали первую серию о покушении Ильина на Брежнева и космонавтов у Боровицких ворот, когда в ФСО поняли, что нам не нужны дешевые сенсации типа “Сталин был вампир и съедал своих соратников в подвале кунцевской дачи”, сериал, что называется, пошел. А сейчас мы просто уважаем друг друга. Поэтому и пускают. Плюс к этому мы умеем держать язык за зубами.

— Ваши исторические расследования ломают стереотипы. Кирова убил муж-ревнивец, Сталина — фактически Маленков с Кагановичем, Берию брали совсем не так, как описано в книжках. А что лично для вас в этой работе стало самым большим эмоциональным потрясением?

— Знаете... Пусть это не совпадает с общепринятой точкой зрения, но я в какой-то момент понял, что Хрущев и есть самый большой фальсификатор нашей истории. Ему нужно было отмыть себя, сделав ответственными за все лишь Сталина и Берию. Два этих деятеля у меня лично симпатии тоже не вызывают, но ведь Никита Сергеевич собственноручно подписал десятки тысяч смертных приговоров. Он был первым секретарем украинского ЦК во время голода на Украине. Кстати, о реабилитации первым после смерти Сталина заговорил Берия, но это отдельная история... А Сталин... он был, конечно, уникальной фигурой. Самый матерый волк в стае. Если бы он не уничтожил свое окружение, знавшее его еще как Кобу, то они съели бы его. Воспитаны были так же. Сталин ответствен за кровь миллионов, и в то же время я не могу врать, узнав о его поступке в октябре 41-го года, когда Сталин за несколько минут до отправления поезда, увозящего правительство в Куйбышев, решил вернуться в паникующую Москву. Конечно, если бы Сталин уехал, Москву бы сдали. Ну не могу я этого не отметить, даже в угоду сложившемуся общественному мнению! Вот такие моменты, требующие определенной смелости, и даются наиболее тяжело.

— А какая-то мистика на съемках “Кремля-9” случалась?

— Ох, не знаю... Мы очень много снимали на даче Сталина. Причем днем и ночью. Мало кто знает, что на даче в Кунцеве, в доме, не растут цветы. Гибнут. Вот что это? Вы, кстати, не бывали в Кремле ночью?

— Нет.

— Интересное ощущение. Кремль совсем другой, чем днем. Затаившийся. И по-моему, там до сих пор по ночам ходят тени. Это мои личные ощущения. Энергетика там очень странная. Когда мы ночью 21 декабря, в день рождения Сталина, так совпало, снимали в Кремле проезды его бронированного “ЗИСа”, я попросил оператора представить, что тень Сталина села в машину. Очень хотелось, чтобы камера передала наши ощущения. К утру мы так себя накрутили, что в какой-то момент показалось — хлопнула дверца машины. Нервы, знаете ли.

— Вы начинали оператором. А стали телеведущим, продюсером и гендиректором собственной телекомпании. Как делается карьера на ТВ?

— Сейчас, на мой взгляд, сделать карьеру на ТВ даже легче, чем раньше. В 89-м еще была жесткая иерархия: сначала университет, потом младший редактор, просто редактор, старший... Сейчас ничего этого нет. Зато сильна конкуренция с нами, сорокалетними молодыми профессионалами. Да, я считаю, что 40 лет — это еще молодость.

— Говорят, вы много занимаетесь спортом?

— В футбол гоняю раз в неделю. Не все спорт понимают: жена в субботу утром тянет поспать, водитель круглые глаза делает. А я без спорта с такими нагрузками давно бы загнулся.

— Какую сенсацию вы сейчас готовите?

— Об этом пока рано говорить.




Партнеры